Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

F

Темы


Воспоминания

 

 Маркова Анна Аркадьевна

 

О родителях и немного о себе…

 

В моей семье я была младшей из детей. Когда я родилась,  война  чуть больше месяца,  как закончилась. Старшему брату было 15, среднему - 7.  Жить было негде. Дом деда, в котором до войны жили мои родители и многочисленные родственники, был разрушен.

Папа воевал на Северном Кавказе, подковывал лошадей, а после ранения стал инвалидом, так как разрывная пуля раздробила кисть левой руки, и ладонь не разгибалась. Он мог и руку потерять, но помог случай. Об этом - позже.

Как инвалиду войны ему выдали ордер на квартиру по  ул. Философской, 58 рядом с 82 школой. Находилась квартира в подвальном помещении, но по тем временам  была довольно просторной. Самой уютной была кухня, в которой стоял большой обеденный стол, и за ним  собиралась вечером вся семья. Если папа приходил раньше, он тоже  готовил ужин. Когда я стала постарше, с удовольствием ему помогала.  Основной кормилицей была мама, она много работала,  и поэтому у меня постоянно были няньки.         

В четыре года я пошла в детский сад   Приднепровской ж.д.  Многие дети из моего детского сада позже  учились со мной в  одном классе, и до сих пор я со многими перезваниваюсь и иногда встречаюсь. Так вот в этой уютной кухне, бывало, мы с одноклассницами, которым тяжелее доставалась учеба, делали вместе домашнее задание. Наш двор был очень уютный, зелёный. У нас собиралось много молодёжи из нашего и соседних домов. Ребята постарше сделали летний душ и беседку со скамейками и столом. Играли и в шашки, и шахматы, и в лото. Зимой много читали, часто вслух, по очереди. Только мама любила читать сама.

Старший брат в 1952-м  уехал с женой в Мурманск, средний в 1957 году пошёл служить в армию. В 1959-м я пошла учиться в техникум, а через два месяца  нам дали  однокомнатную квартиру в конце проспекта Правды. Так закончилось детство.

После техникума  я уехала в Казахстан на три года. Родители ушли рано. Между ними было три года разницы, но каждый из них ушёл в 59 лет. С годами всё вспоминается острее. И папины рассказы о войне, и мамины рассказы о жизни до войны и их молодости.    


Мои родители встретились в 1927 году. Маме было 19,  папе - 22. Мама приехала  из Сумской области покорять Днепропетровск.  Её родина - Ромны. Дед по материнской линии умер молодым в 40 лет, спустя небольшое время после возвращения из Америки, где он прожил год один, оставив 7 детей на бабушку. Восьмой ребенок - моя тётя Рая - родилась уже через полгода после его ухода. Бабушка прожила трудную, но долгую жизнь и умерла в 92 года, как и моя  прабабушка,   в честь которой и назвали меня. Хана  звали  её. Родители отца были  очень зажиточными по тем временам люди. У деда было десять братьев,  и жили они в Могилёвской области. В Днепропетровск переехали в 1905-м, когда моему папе было всего 6 месяцев. У деда была  собственная кузня, и мой папа с 16 лет помогал ему в работе. Мама тоже начала работать в 14 лет учеником бухгалтера. Мама рассказывала, что они поженились тайно, так как отец боялся своей  мамы, очень властной и суровой женщины. Её я помню хорошо. Она умерла в 1953 году чуть ли не в один день со Сталиным и родилась с ним в один и тот же год. Так вот полгода, пока папа не познакомил маму с родителями, она его прогоняла домой поздно ночью с Короленко до  Кооперативной (Ю.Савченко) на самый верх, почти возле теперешней тюрьмы на Чичерина, где у деда был двухэтажный дом. Мои братья родились в 1930 и 1938 годах.  

Работа в кузне очень подорвала здоровье папы, и сразу в армию его не призвали. В самые последние дни моя семья эвакуировалась, благодаря  моему дяде военному,  в Минеральные Воды на Северный Кавказ. Там же при приближении немцев папа  понадобился как специалист, потому что конница нуждалась в кузнецах. Мама же с братьями эвакуировалась дальше, в Узбекистан.  Мой средний брат  до сих пор помнит, как во время  грозы, проснувшись, он спрашивал: " Что это, снова   „бомблять „?" А при этой повторной  эвакуации из Минвод в Узбекистан, когда, трёхлетнего, его посадили на поезд с вещами  и  поезд  тронулся,  а  мама  осталась,   старший 11-летний брат  бежал два километра за составом,  он тоже помнит до сих пор. К счастью, поезд по какой-то причине  вернулся, и всё окончилось благополучно. Я же часто думаю:  почему мне, не пережившей этих ужасов, иногда снится война и  страх перед фашистами? Наверное, это передано в генах? Папа был ранен и, пока он попал в госпиталь, прошло много времени, рука очень болела, и началась гангрена. Готовились к операции, чтобы ампутировать её почти по локоть, и тут приходит врач и спрашивает:  «Кем приходится Вам тот Певзнер, что в Москве (наверное, он имел в виду знаменитого диетолога)?» Мой папа сказал, что это его дядя. Тогда доктор спрашивает: «Терпеть будете?»  Папа ответил утвердительно. Так его рука осталась на месте. Когда он очнулся, доктор опять подошёл с тем же вопросом, на что папа ответил, что понятия не имеет, кто это такой!!! Вот такая история. Потом он отыскал семью в Узбекистане и, когда Днепропетровск был освобождён,  все вместе (и со мной в проекте) вернулись в  Днепропетровск.

 







<< Назад | Прочтено: 23 | Автор: Маркова А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы