Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Темы


Воспоминания

Евгений Сапегин

 

ЧЕТЫРЕ "ШЕДЕВРА" ДЯДИ ВАСИ

 


Дядя Вася, брат моей мамы, был инвалидом – правая нога навечно осталась негнущейся "корягой" после ранения во время войны 1941-1945 гг. Но, хоть и перемещался при помощи костылей,  лёгкости характера не поменял. Слава Богу, говорил он, если уж суждено было мне получить осколок снаряда, то хорошо, что не в руку и не голову! Ходить, конечно, трудно, но спасибо, что не отрезали (хотя и грозились) ногу. Ходить на двух ногах не получается, но стоять-то у верстака можно. А мастер он был от Бога, что называется. И столяр, и слесарь, и часовой мастер, а потом и на фортепианного мастера выучился. Я, когда совсем маленьким был, всегда с большим удовольствием наблюдал, как в его могучих руках всё, что было сломано – тут-же, как по волшебству, начинало работать, стучать, двигаться. А потом, у него была коляска – ни у кого не было, а у него была! Пацаны с завистью смотрели, как он, двигая туда-сюда руками, при помощи двух палок-шарниров приводил в движение огромный трёхколёсный экипаж, а я гордо сидел рядом с ним на сидении и ехал до ближайшего перекрёстка. Сейчас я с трудом могу понять, как ему удавалось ежедневно передвигаться через весь город на работу и обратно (а работал он в филармонии, в Первом парке), двигая неуклюжий аппарат только при помощи рук.


Жили они с Полиной Егоровной вдвоём на окраине Ашхабада, в районе Второго парка. Детей им Бог не дал, жили они скромненько, во времянке, которую он соорудил после землетрясения (как только успевал, ведь и нам помогал построить времянку!), для Полины Егоровны соорудил курятник, а для себя – святая святых, мастерскую.

Конечно, в мастерской он проводил большую часть времени. Строгал, пилил, матерился, опять строгал, в результате появлялся очередной стул или стол, на которые был большой спрос после землетрясения. После трудов неустанных, дядя Вася садился в свою "телегу", как он говорил, и катил в пивнушку, где, как в клубе, он находил отдохновение в компании таких же работяг. Иногда, по пути, он заезжал к сестре, то есть, моей матери. Тогда приглашал меня прокатиться с ним. Он располагался на травяной лужайке возле арыка, покупал кулёчек вкуснейшего пареного гороха-нута для меня, а себе брал пару кружек неведомого мне напитка под названием "пиво". Долго, не торопясь, он пил первую кружку, ведя бесконечную беседу с коллегой. После очень вкусного и очень солёного нута так захотелось пить, что я не удержался и отпил из второй кружки. Боже, какая гадость! А пить-то охота. Я ещё отпил пару глотков… Когда дядя Вася добрался до второй кружки, он обнаружил, что тара наполовину пуста.

–  Э, кто моё пиво выпил? – А мне вдруг стало так смешно, я стал хохотать! Когда дядя Вася понял, в чём дело, он сначала тоже стал смеяться, потом струхнул маленько.

–  Слушай – сказал его собеседник – а парнишка-то того, пьяный!

–  Куды с добром! Ему ещё и пяти лет нет!.. А сестра меня убьёт!

Ну, мать, конечно, сразу поняла, что я не совсем в форме, сделала выволочку бедному дяде Васе.


Как и все бездетные люди, дядя Вася души не чаял в племяннике, поэтому наши походы в пивнушку продолжались, правда, дядя Вася с тех пор перед нашей вылазкой покупал бутылку лимонада для меня, и я сидел равноправным членом компании.

      

У дяди Васи было правило – то что он делал, должно быть сработано добротно, чтобы вещь служила долго и не ломалась. Поэтому, когда он на мой третий день рождения сделал и подарил мне сачок (см. рассказ "Мальчишник"), то он был таких размеров, что поднять его мне не удалось!


А на четвёртую годовщину со дня рождения раба божьего Евгения он изготовил скрипку. Скрипка была точь-в-точь настоящая, со струнами, колками, только очень маленькая. Но такая тяжёлая, что поднять её я смог только двумя руками. У нас в доме как раз был скрипач Альфред Ицков, они с отцом репетировали. Так он на этой деревяшке настроил струны, наканифолил смычок и сыграл "Барыню". Причём, он умел двигать ушами, поэтому его игра и "танец ушей" имели огромный успех у присутствующих! Особенно, в первую очередь, у детей. Эта скрипка была вторым шедевром, который дядя Вася подарил мне.


Прошло два года, дядя Вася получил коляску с мотором, а старую он подарил театру. В сказке "Морозко", на сцене ездили "сами" сани, а ещё в какой-то, Емеля ездил на печи. Я гордо пояснял своим приятелям, что там, внутри, дяди Васина коляска. На что они недоверчиво спрашивали:

–  А где же сам дядя Вася?

Мы жили уже в новом доме, недалеко от дяди Васи. Частенько он к нам приезжал, тем более, что рядом была библиОтека, как он говорил. А читать он очень любил, это у нас семейная черта.

–  Симка, пусть Женька у нас погостит с ночёвкой, а то Егоровна совсем заскучала.

–  А что-ж, пусть ночует, если не помешает.

А я с большим удовольствием бывал у них. С треском и с ветерком мы приезжали на моторизованной коляске, чёрная кошка Цыганка на ходу вспрыгивала на колени к дяде Васе и громко мурчала, прижимаясь к нему.


Радостная Полина Егоровна, тут же начинала хлопотать, замешивая тесто – будем пельмени лепить. Пока она готовит тесто и фарш, дядя ведёт меня в мастерскую – это для меня интереснее музея! Чего только там нет – кругом неведомые инструменты, какие-то детали от роялей, доски, а запах стружки – обалдеть можно! А не стене висит… велосипед! Марки "Indian", правда с одной педалью, другую дядя Вася отпилил, чтобы не мешала (когда-то он на нём ездил, пока коляску не получил). Он терпеливо объясняет, как называется каждый инструмент, для чего он нужен. Конечно, все названия профессиональные, старого времени. Когда я уже учился в школе и у нас были уроки труда, я выпалил учителю, мол, я знаю, как называется тот или другой инструмент. Он решил проверить меня:

–  Это как называется?

Я с готовностью отвечаю:

–  Это шершепка!

–  Неправильно, это шерхебель. А это?

–  А это отборник!

–  Неправильно! Это – зензубель!

Ну, что-ж, некоторые различия в терминологии не поменяли назначения этих инструментов. А тогда, в мастерской дяди Васи я подумал, что обязательно стану мастером, дядя Вася научит!


Потом мы втроём лепим пельмени. Пельмени у них совсем другие, не такие как у нас дома. Они так красиво защипывают их – какой-то косичкой, засмотреться можно! Сколько я не пытался, так и не понял, как они это делают. Полина Егоровна туговата на ухо, поэтому, видимо, она говорит тихо–тихо. И ласково посматривает на меня. Когда соседка заглянула в кухню, тётя Поля гордо говорит:

–  А у нас в гостях племяш! Женечка!

А дядя Вася тут же добавляет:

–  Сейчас племяша пельмяшками побалуем!


Пельмени получились – первый сорт! Вкуснотища! Дядя Вася, конечно, откуда-то бутылочку материализовал, ручкой ножа отбил сургуч, могучим толчком руки пробку выбил, винца себе налил, тётя Поля неодобрительно на него посмотрела, но ничего не сказала. Дядя Вася аккуратно заткнул пробкой бутылку и поставил её под стол.

–  Мишка должен подойти, надо ему оставить.

–  Опять… Так хорошо было… – огорчилась тётя Поля.

–  Егоровна, а где мой мундштучок?

–  Что ищешь?

–  Мундштучок, говорю, не видела?

–  Да вон он…– Полина Егоровна махнула на окно, дядя Вася приподнялся, потянулся было за костылями, – вон он бегает по двору за кошками…

–  Тьфу, едрит твою, – и заорал – мундштук мой не видела?

–  А чё ты орёшь-то, чай не глухая! Вон он в книге, сам им заложил страницу.


Я засмеялся, всё-таки, хорошо у них, весело. Я представил себе Мишку - медведя, как в сказке, сейчас, постукивая, придёт Топтыгин на скрипучей деревянной ноге и… Что это?... Действительно, кто-то идёт постукивая и скрипя… неужели…

–  А, Мишка, а у нас гость, племяш мой пришёл. Присаживайся к столу.

Заходит мужичок в мятом пиджаке, на протезе, вешает кепку на крючок.

–  Здоровы будете!

–  Вот, Жень, друг мой Михаил, часовой мастер экстра класса. Мой учитель!


Тётя Поля меня поманила в другую комнату:

–  Пойдём, я тебе фотографии покажу, а они пусть сидят, пьянствовать сейчас будут, тебе не интересно это. 


Достала огромный альбом с фотографиями, а за стеной долго ещё слышалось бульканье наливающегося вина, чоканье стаканов и бубнение мужских голосов. Показывая мне фотографии совершенно неизвестных мне людей, она потихоньку рассказала, что дядя Миша, действительно замечательный мастер, но жуткий пьяница, пропивает все деньги, а потом приходит к другу, почти ничего не ест, живёт только на алкоголе. Дядя Вася ходит с ним в собес, получает вместе с ним пенсию, забирает у него  деньги, покупает ему костюм, башмаки, а он потом, время от времени, всё это пропивает, и появляется в одних кальсонах.


Ну, конечно же, от бубнения за стенкой, от тихого голоса тёти Поли я задремал… Проснулся я ночью – лежу на свежей постели, заботливо заправленной Полиной Егоровной. Проснулся от голоса дяди Миши, почему-то с другой стороны. Выглянул в окно – картина маслом: дядя Миша лежит в курятнике, протез неестественно вывернут, на нём, как на насесте сидят куры, и, как мне показалось, внимательно слушают. А дядя Миша, не открывая глаз, читает им лекцию  о международном положении. В частности, он говорил о великом политике Дуайте Эйзенхауэре – о его уме, о его заботе о мире во всём мире… Долго говорил, ни разу не повторившись, а в конце обложил его трёхэтажным матом и… захрапел.


Когда у нас, пацанов, начался самокатный бум, всем срочно понадобился самокат. Ну, дело нехитрое – 2-3 подшипника, три куска доски, и можно ехать. Большие-то мальчишки сами могут соорудить примитивный самокат, а я могу только нетерпеливо ждать, когда кто-нибудь даст прокатиться. Дядя Вася нюхом почувствовал, о чём мечтает любимый племянник. Поэтому он (в душе-то пацанское ещё не выветрилось) отправился в мастерскую, и соорудил свой третий шедевр для меня – замечательный самокат! На трёх подшипниках, маленький, аккуратный, тщательно ошкуренный. С деревянным рулём, вроде мотоциклетного, который можно было поворачивать на любой угол. Передний подшипник скрыт в деревянном же кожухе.  На передней дощечке – АВ-1, Алексеев Василий, первая модель, стало быть. В общем – красота и восторг! Пацаны завидовали, становились в очередь, чтобы покататься на этом чуде. Покатались. Недолго… Как-то мы ехали с приятелем наперегонки, на улице остановился грузовик, из кабины вышли два амбала, молча забрали наши самокаты, забросили в кузов, и так же молча уехали!


… Как-то долго дядя Вася к нам не приезжал на своей таратайке, мама забеспокоилась, отправила отца проведать брата, мало ли чего… Отец пришёл – плохо дело. Раненая нога болит, распухла. Отец отвёз на машине шурина в "Красный Крест", срочно его госпитализировали, сделали операцию, вынули очередной осколок, но рана никак не закрывалась, гноилась. Консилиум постановил, что ничего сделать нельзя – надо ампутировать ногу! Дядя Вася категорически отказался:

–  Ни за что! Да у меня два раза уже выходили осколки, я всегда сам себя лечил сульфидином.

Врачи иронически посмеялись:

–  Сульфидин запрещён в СССР. Производство его давно прекращено. Так что вылечить вас медикаментозно никак не представляется возможным. Только ампутация. Другого выхода нет.


Дядя Вася закручинился. Отцу сказал:

–  Хана мне, Володя. Одна надежда была на сульфидин, да где ж его теперь найдёшь…

Отец начал поиски, если не сульфидина, то, хотя бы того, кто знает, где его искать. И нашёл!!


Поздно вечером, накануне дня предстоящей операции по ампутации, мы с моим отцом и моим братом провели свою операцию. Мы дядю Васю… украли из больницы. Дома дядя Вася начал себя "ремонтировать" сульфидином.

Через четыре дня он приехал на своей "телеге" в библиОтеку! Весёлый и, как всегда, с прибаутками.


 … Как-то прихожу я из школы, а меня с нетерпением дома ждёт дядя Вася.

–  Ну, наконец-то! Как наука? Дров много наломал? В смысле – колов много нахватал? Ладно, это я так, к слову… Одну штуку сделал, сейчас испытывать поедем. Готов?

Ещё бы я был не готов. Глаза-то у меня заблестели сразу:

–  Какую штуку? Чего-то новое придумал? Что будем испытывать?

–  Тю, тю, сколько вопросов, потерпи, приедем, сам увидишь!


Приехали мы на пустырь за Сельхозинститутом, там ещё ничего не было – город остался сзади. Там ещё оставались ржавые рельсы старой узкоколейки и обломанный семафор. Дядя Вася вытащил из под сидения… бумеранг! Я сразу вспомнил рассказы отца о том как дядя Вася подарил мне к трём годам огромный сачок, который я не смог поднять. Бумеранг был явно из этой же серии…

–  Вот, в одном журнале нашёл чертёж, как сделать бумеранг. На – полюбуйся!


Мне показалось, что восторг дяди Васи… немного наигранный, что-ли. Когда я взял бумеранг в руки, я сразу понял почему. Он был тяжеленный! Бросить я его никак не смог бы! Дядя Вася отобрал бумеранг у меня:

–  У тебя силёнок маловато, давай я попробую.

Он размахнулся, бросил, бумеранг пролетел метров десять и плюхнулся на землю, подняв тучку пыли.

–  М-да… что-то в этом чертеже не так…

–  Дядь Вась, а из какого дерева ты его сделал?

–  Из какого, из самого крепкого, из бука! Там написано – из бальзы, значит должна быть базальтовая крепость! Я в серёдку ещё немножко свинца добавил…


Бедный дядя Вася. Я часто вспоминал историю нашего испытания "четвёртого шедевра", почему же, всё-таки, не полетел наш бумеранг? Мне кажется, дядя Вася стал жертвой заблуждения, его смутило названия "бальза", он просто не знал, что бальза – самое лёгкое дерево в мире, из него делают детали для моделей самолётов. И потом размеры… наверное, он сантиметры перевёл в дюймы, поэтому его бумеранг стал в 2,5 раза больше! Ну что же, его девиз: "Вещь должна быть крепкой, а красота – штука преходящая"…


… Когда мы, племянники – мой брат Лёня, я и мой кузен Юра, пришли проведать больного дядю Васю незадолго до его смерти, мы выпили его любимого вина, потом закурили. Я уже был взрослым человеком, поэтому раскурил свою самодельную трубку. Дядя Вася попросил показать мою трубку. Долго рассматривал, ощупывал, потом уважительно сказал:

–  Да ты – Мастер!

–  Твоя школа!

Его оценка была для меня выше всего на свете…
Дороже всех шедевров…


Ашхабад,  март 2018

 





<< Назад | Прочтено: 202 | Автор: Сапегин Е. |



Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы