Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Неизвестное об известном
«Партнер» №11 (194) 2013г.

Всесоюзный инкубатор невидимых убийц

Михаил Нордштейн (Крефельд)

 


 

Вопреки международным договоренностям о запрещении бактериологического оружия, в СССР десятилетиями шла его тайная разработка, испытание и производство.

 

Бактериологическое оружие – что это такое

Искусственное создание эпидемий заразных болезней возникло еще в древние века: при осаде крепостей туда забрасывали трупы умерших от чумы с целью заразить этим страшным заболеванием ее защитников. Но создание биологического оружия и постановка его на поток – это уже XX век. Гигантский прогресс в развитии науки и техники был использован для массового заражения армий и мирного населения.

 

Из Википедии: Бактериологическое оружие — это микроорганизмы или их споры, вирусы, бактериальные токсины, зараженные люди и животные, предназначенные для массового поражения живой силы противника, сельскохозяйственных животных, посевов, а также порчи некоторых видов военных материалов и снаряжения. Средства их доставки – ракеты, управляемые снаряды, автоматические аэростаты, авиация. Является оружием массового поражения.

 

Оно очень коварно: вызванные им заболевания проявляются не сразу. Пока длится инкубационный период, внешние признаки болезни отсутствуют, а когда начинают проявляться, установить факт применения этого оружия и, в частности, вид возбудителя очень трудно: микробы и токсины не имеют запаха, цвета, вкуса. Без специального лабораторного исследования источник заражения не установить.

 

Бактериологическое оружие запрещено Женевским протоколом 1925 г.

 

Впереди планеты всей

Страны, в которых существует дефицит извечных нравственных ценностей, через международные секретные договора тайно нарушают международные соглашения. Большевистский режим с его непомерной жестокостью и лицемерием исключением не был. Более того, несмотря на то, что СССР присоединился к Женевскому протоколу, он стал мировым лидером в разработке и создании бактериологического оружия.

 

Эти работы были окружены строжайшей секретностью. Многие тайны стали известны после побега на Запад ученых-микробиологов В.Пасечника (1989) и К.Алибегова (1992). С распадом СССР приоткрылись и архивы, где хранились секретные отчеты о разработках биологического оружия и проделанных опытах.

 

Богатый материал на эту запретную тему собрал доктор химических наук Л.Фёдоров. В 2005 году в Москве вышло его фундаментальное исследование «Советское бактериологическое оружие: история, экология, политика».

 

Работы в этой области начались уже в 1926-м. Военно-биологическая и Вакцинно-сывороточная лаборатории после многочисленных трансформаций стали Микробиологическим институтом Красной армии. По мере развития военно-биологических работ институт менял название и структуру.

 

Были созданы и другие научно-исследовательские учреждения, нацеленные на разработку биологического оружия. Со временем возникла идея объединить их в единый центр. Специальным постановлением ЦК КПСС в 1973-м было создано объединение «Биопрепарат». Финансировало его Министерство обороны, а руководящие посты занимали генералы и полковники. Объединение включало 47 организаций, в нем трудились около 40 тысяч специалистов, из них свыше 9 тысяч — инженеры и ученые. «Объекты», на которых велись работы, были строго засекречены: «Свердловск-19», «Загорск-6», «Аральск»-7»... Этот перечень далеко не полон.

 

Возьмем, скажем, «Аральск-7». Он располагался на острове Возрождения в Аральском море. С 1942 по 1992 гг. (50 лет!) здесь действовала военная биолаборатория. И все эти годы проводились испытания бактериологического оружия. Сюда доставляли собак, лошадей, даже обезьян, вызывая у них чуму, сибирскую язву, туляремию, лихорадку Ку... Вокруг острова курсировали военные катера, не допуская туда «посторонних». Построили там и аэродром. Лабораторию охранял полк солдат.

 

К 1987 году мощности объединения «Биопрепарат» позволяли при необходимости производить в неделю около 200 кг(!) сухих бактериальных культур сибирской язвы и чумы. Этого было достаточно, чтобы заразить население целого континента.

 

«Шарашки»

В годы сталинщины это была обычная практика: для интенсивной разработки каких-либо особо важных, с точки зрения руководства армии, проектов использовался труд высококвалифицированных специалистов, ставших по решению органов ОГПУ... зэками. Словом, рабский труд.

 

13 мая 1930 года появился циркуляр Высшего совета народного хозяйства и Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) об «использовании на производствах специалистов, осужденных за вредительство». Циркуляр подписали В.Куйбышев и Г.Ягода. Документ содержал указание: «Использование вредителей следует организовать таким образом, чтобы работа их проходила в помещениях органов ОГПУ».


Отлов «вредителей» у сталинских опричников был четко отработан. «Нужного» человека можно было объявить не только «вредителем», но и «шпионом», «террористом» – кем угодно. И после расстрельного обвинения работу в «шарашке» он будет воспринимать как особую удачу. В «органах» трудились тонкие психологи!

 

Одна из тайных биолабораторий была создана в Суздали в помещениях бывшего монастыря. Сюда доставили ученых-арестантов: из Саратова профессора С.Никанорова, ведущего специалиста по чуме Н.Гайского, С.Суворова, который в 1926 г. впервые в СССР выделил возбудителя тулямерии, из Минска – Б.Эльберта, директора организованного им в 1924 г. Санитарно-бактериологического института. Доставляли в эту «шарашку» также специалистов из Москвы, Ленинграда и других городов.

 

В 1932-м здесь работали 19 ученых-зэков. Жили в монашеских кельях, покидать отведенные им для жизни и работы помещения не имели права. Но даже если бы и попытались, ничего бы не вышло: охрана!

 

Судьба этих людей трагична. Некоторые заражались на «чумной» работе и уже в этом качестве сами становились подопытными кроликами. Профессор С.Никаноров за высказывание о преступной направленности их лаборатории был расстрелян. Разделил его судьбу и микробиолог Д.Голов.

 

Опыты на людях

Еще в 20-е годы опыты проводили в Ленинграде на заключенных. То же самое было и в лагере СЛОН на Соловецких островах. Испытывали биологическую отраву и на японских военнопленных, оказавшихся за колючей проволокой после боев на Халхин-Голе. Их лагерь находился в Монголии, бывшей в то время вотчиной СССР. Пленных запирали в абсолютно темном помещении и выпускали туда крыс, зараженных чумой и лишенных на несколько дней пищи.

 

Одному из пленных, уже зараженному, удалось бежать. В итоге возникла эпидемия, унесшая в Монголии свыше трёх тысяч жизней.

 

В конце лета 1942 г. бактериологическое оружие было применено Советской армией против немецких войск под Сталинградом. Заболеваемость среди немецких солдат достигла невиданных размеров. Прошла какая-то неделя, и та же болезнь охватила и тысячи советских солдат. Затем она перекинулась и на гражданское население, жившее по обеим берегам Волги. Пришлось советскому командованию перебросить в район эпидемии десять передвижных госпиталей. Почему так произошло? Да очень просто: зараженные крысы могут бегать и туда, и обратно.

 

Известны факты биологических атак против моджахедов в Афганистане (1982 -1984). С борта Ил-28 распылялся возбудитель сапа.

 

Скрывали, лукавили и... говорили о мире

Советские СМИ всегда клеймили «подлые замыслы и преступления империалистов». Дескать, эти злыдни не брезгают самыми мерзкими средствами для достижения своих целей, в то время, как Советский Союз неустанно борется за мир. Империалисты уже сбросили на мирное население Японии атомные бомбы, а теперь готовят против нас бактериологическую войну.

Обратимся к практике других стран. Велись ли в нацистской Германии, а затем в ФРГ работы по созданию этого оружия? Нет, не велись. Гитлер, готовя захватнические войны, рассчитывал на блицкриг. Зачем тогда заражать чумой или, скажем, сибирской язвой огромные районы, если планировалось, что вскоре туда войдут войска вермахта? О ФРГ и говорить нечего. Немцы, «под завязку» нахлебавшись Второй мировой, вспоминают о ней с содроганием.

 

В 1942 г. велись разработки бактериологического оружия в Великобритании. Но в связи с последующим ухудшением военного положения нацистской Германии они были свернуты.

 

Велись подобные работы и в тогдашней милитаристской Японии, о чем свидетельствуют материалы Международного трибунала, осудившего японских военных преступников. В 1939-45 гг. «Маньчжурский отряд 731» применял это оружие в войне с Китаем.

 

Велись работы и в США. Однако в 1969 г. американцы в одностороннем порядке отказались от них и через два года уничтожили свои биоарсеналы. А еще через год 22 государства, включая и СССР, подписали Конвенцию о запрещении разработки, производства и накопления бактериологического оружия.

 

15 мая 1990 г. американский и британский послы в Москве направили в МИД СССР демарш по поводу нарушения им международной договоренности. Михаил Горбачёв, разглагольствуя о мире, от прямого ответа на этот демарш уклонился.

 

И только после распада Союза Борис Ельцин публично признал: да, есть такая программа и обещал ее ликвидировать. Только слово свое не сдержал. Это привело к переговорам представителей России, США и Великобритании. В сентябре 1992-го был подписан документ о необходимости полной ликвидации российского бактериологического оружия.

 

Выполнена ли эта договоренность? Есть основания для сомнений: три биологических лаборатории российского Министерства обороны по– прежнему закрыты для независимых инспекций.

 

* * *

Итак, десятилетиями разрабатывалось и накапливалось поистине дьявольское оружие. На это ушли астрономические средства, которых так не хватало на лечение советских, а затем российских граждан. А сколько людских жизней загубила эта бесчеловечная программа, в результате опытов и вызванных ими эпидемий, как например, в Свердловске в 1979-м! Кто за всё это ответил? Пока никто.

 

О наличии в Сирии большого количества биологического оружия известно давно, но до сих пор режим Башара Асада не прибегал к его использованию – в отличие от оружия химического. Тем самым Асад обеспечил неприкосновенность убийственного биологического запаса, опять же, в отличие от арсенала химического, который превратился в „головную боль" для всего мирового сообщества.



<< Назад | №11 (194) 2013г. | Прочтено: 473 | Автор: Нордштейн М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Идиш – германский язык, но также и еврейский

Прочтено: 4145
Автор: Пиевский М.

Версальский мирный договор

Прочтено: 3656
Автор: Клеванский А.

Мистические тайны Гойи

Прочтено: 2400
Автор: Жердиновская М.

Немецкая слобода и российская история

Прочтено: 2197
Автор: Воскобойников В.

РЖЕВСКАЯ МЯСОРУБКА

Прочтено: 2122
Автор: Аврутин М.

«Фабрика ядов работает без выходных…»

Прочтено: 1965
Автор: Хоган С.

Первый комендант Берлина – Генерал Берзарин

Прочтено: 1906
Автор: Векслер Л.

«Как же так, Ваше Величество?»

Прочтено: 1851
Автор: Парасюк И.

Забытые парады

Прочтено: 1693
Автор: Горелик В.

Бабий Яр. Крик безмолвия

Прочтено: 1685
Автор: Плисс М.

«Крымнаш» или всё-таки не наш?

Прочтено: 1487
Автор: Переверзев Ю.

Брумель и Илизаров: устремленные ввысь

Прочтено: 1466
Автор: Кротов А.

Немецкие переселенцы в Азербайджане

Прочтено: 1464
Автор: Ибрагимова Д.

Индустриализация СССР

Прочтено: 1463
Автор: Переверзев Ю.