Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Новости культуры
«Партнер» №5 (260) 2019г.

Сериал «Вавилон-Берлин». Грандиозный проект немецкого ТВ

Артистка с загадочным псевдонимом «Никорос», одетая в мужской костюм и с нарисованными усиками, пела-говорила ритмическим речитативом, содрогаясь в сознательно механических движениях:

 

Мы пепел, мы прах

Навек впотьмах

Но не теперь

В чудеса до смерти верь

Океан времен

Вечности закон

Мы прах и пепел

Мы пепел

Но не теперь

 

«Никорос» празднует декадентский триумф в самом амбициозном проекте немецкого телевидения – сериале «Вавилон-Берлин».  Повторяющая вслед за своим кумиром танцевальные па ночная публика передает эстафету экстатически содрогающимся телам в полуподпольном садомазохистском борделе прямо под сценой, а затем они переходят в судороги окровавленных жертв сталинского террора, несчастных троцкистов, думавших продолжить в Берлине свои игры в «перманентную революцию».

 

Уже по первым минутам фильма видно, что речь идет о чем-то доселе небывалом в немецком киноискусстве. Бюджет в 40 млн евро, 180 рабочих дней, почти 300 съемочных площадок, 5000 одних статистов и в результате: более 100 стран, купивших этот сериал... Неудивительно, что режиссеру Тому Тыкверу пришлось привлечь в свою команду коллег Ахима фон Борриса и Хендрика Хандлогтена. Вместе они написали сценарий, вдохновившись детективным романом Фолькера Кучера «Мокрая рыба. Первое дело Гереона Рата».

  

Бросим взгляд на главное – невыдуманное – событие в сериале, вошедшее в немецкую историю как «кровавый май». Тогда, девяносто лет назад, запрет первомайских демонстраций оказался только на руку коммунистическим провокаторам, бросившим безоружных людей под полицейские пули.

Но в целом в мае 1929 всё обстояло очень неплохо в третьем по численности городе мира, в новом Вавилоне по имени Берлин.

 

Ах, какая это была эпоха, самый излет «золотых двадцатых»! До начала Великой депрессии оставалось еще полгода. И за три недели до майских расстрелов в центре города открылся последний изыск архитектурного модернизма, театр немого кино под названием... «Вавилон».

  

Для богатых господ открывал по вечерам свои врата роскошный ресторан «Казанова», где старших друзей открыто приветствуют накрашенные мальчуганы в матросских костюмчиках: очень секси. Вот один из них: слева от главных героев – комиссара Гереона Рата (Фолькер Брух) и стенотипистки, а по совместительству проститутки Шарлотты Риттер (Лив Лиза Фрис) – полицейский фотограф Грэф (Христиан Фридель), такой благообразно буржуазный в рабочее время и преображающийся в пышногрудую даму с призывно пламенеющим боа во время ночное. 

 

В общем, в том канувшем, как Атлантида, Берлине жить было хорошо, если только вы могли принять активное участие в круговороте денюжек в природе. Но даже и простым трудягам кое-что перепадало. Еще нет в Берлине Макдональдса, но уже появилась сеть закусочных «Ашингер» с их знаменитым гороховым супом, к которому подавали бесплатные булочки. В «Ашингере» кормит Шарлотта Риттер свою оголодавшую старую подругу Грету (Леони Бенеш). Булочки, кстати, именуются у нас в Берлине не «Brötchen», а «Schrippen». Берлинское наречие, как, впрочем, и кёльнское или венское, – это что-то... Телеэпопея празднует помимо всего стихию немецкого языка с его неисчерпаемыми диалектами. Включая и такой уже вымерший диалект – собственно говоря, отдельный язык – как идиш. Ну, а русские герои, естественно, говорят по-русски...

Всем своим гостям без различия сословий и языков радовался в 1929 один истинный берлинец: константинопольский грек с итальянским паспортом Джованни Эфтимиадес. Он даже эскалатор поставил в холле своего кабака, чтобы по движущейся лестнице стар и млад, богатый и бедный вместе поднимались к сияющим огням своей мечты под зажигательные звуки чарльстона. Ах, как трясли юбчонками из бананов наши белые негритянки из пролетарского Кройцберга и Нойкёльна!

 

В сериале, впрочем, грек Джованни преображается в элегантного босса берлинской мафии армянина Эдгара, модифицированную версию брехтовского Мэкки Ножа. В подвале под рестораном Эдгар устраивает бордель, где вполне приличные девушки подрабатывают путанами наряду с основной профессией секретарши, портнихи или стенотипистки. Их в 1929 году насчитывалось около 50.000 ! Садо-мазо-проказами они соблазняют господ политиков, промышленников и финансистов, а люди Эдгара незаметно снимают высокопоставленных шалунов на кинопленку.

 

Так подрабатывает, как вы уже догадались, главная героиня сериала Шарлотта Риттер, мечтающая стать ассистенткой-криминалисткой в «убойном» отделе берлинской полиции. Пока же ей на руки остаются чистыми всего три марки с клиента. Едва хватает на оплату жалкой квартирки в Веддинге, где сгрудилась вся ее большая семья: мать-сифилитичка, полоумный дед, жадно бросающийся на палку дешевой колбасы, обрюхативший ее старшую сестру бездельник, который к тому же распускает руки и норовит продать по сходной цене девственность любимой младшей сестренки Тони. В общем, тот еще ад, по сравнению с коим и бордель покажется спасением.

 

Но по тому же самому адресу направляется наш детектив из Кёльна Гереон Рат. Гереону позарез нужно раздобыть и уничтожить одну компрометирующую пленочку. Его папа, мечтающий стать тамошним полицай-президентом, намекает, что дело идет о неблаговидных грешках кёльнского бургомистра. Имя этого бургомистра мы все хорошо знаем: это Конрад Аденауэр, первый послевоенный немецкий канцлер, которому только еще предстоит спасти западную часть поруганной и разделенной Германии. Кого же там засняли люди Эдгара?

 

И вот Гереон штурмует «Моку Эфти», в то время как его напарник Бруно Волтер (Петер Курт), третий главный герой двух первых сезонов, напевает, готовясь прийти коллеге на помощь, «берлинскую народную»:

 

Ты тронулось, дитя,

Рассудком не шутя.

Для чокнутых один

Есть город: наш Берлин.

 

 

Вы только не подумайте о берлинцах что плохое. Прежде чем начать прожигать жизнь, берлинец сгорает на работе. Если он и падает, то как кошка, на все четыре лапы, чтобы тут же снова встать и бороться дальше. Словом, он такой... как наша пролетарочка Лотта Риттер. Писатель Фолькер Кучер сразу узнал в Лив Лизе Фрис созданный его воображением образ, хотя в романе у нее прозвище «Чарли» и она благополучная выпускница гимназии, стенотипистка в отделе по расследованию убийств, дочь тюремного надзирателя, а не безвестного любовника, заразившего ее мать сифилисом.

 

Вообще с романом три веселых режиссера обошлись более чем вольно. К троцкистам, собирающимся свергнуть Сталина с помощью контрабандного золота, и гангстерам, охотящимся за тем же золотишком, добавляется авантюристическая певичка, «femme fatale», выдающая себя за графиню, интригующая сразу со всеми и против всех. Но, кажется, ее любовнику главе троцкистов Алексею Кардакову (Иван Шведов) в шестнадцати эпизодах отведено девять жизней... А охотящаяся за ним сладкая чекистская парочка Фаллин и Зеленский просто до боли напоминает «героев» недавнего дела Скрипалей «Петрова» и «Боширова»...

 

 

Золото режиссеры-затейники прячут в железнодорожном составе из наполненных ядовитым газом фосгеном вагонов-цистерн, которые Сталин посылает в Германию, чтобы нелегально, вопреки Версальским договоренностям, вооружать немецкую армию – Рейхсвер. Помимо маленького стотысячного «белого и пушистого» официального Рейхсвера существует и Рейсвер «черный»... Когда его представители узнают о грузе золотых слитков стоимостью в миллиард рейxсмарок (ровно половина той суммы, которую Германия выплачивает в год по репарациям)... В общем, вы сами понимаете.

 

Разумеется, деньги нужны военным не для себя, а только для спасения любимой отчизны, то есть для свержения ненавистной демократии и восстановления монархии. В союзе с ними – промышленник Альфред Ниссен (Ларс Айдингер). Именно на имя Ниссена компетентные советские органы отправляют эшелон с фосгеном. Прототип Альфреда Фриц Тиссен ни истериком, ни маменькиным сынком не был, но также мечтал о ликвидации «демократического заблуждения» и восстановлении сословного строя, успев побыть, как в фильме, спонсором монархистов, а с 1932 и самого Гитлера. С Гитлером они позднее, правда, рассорились, и незадачливый враг демократии встретил конец войны в концлагере Дахау... Но это потом, а пока, так сказать, идет... взлет, как на тренировочном аэродроме люфтваффе под Липецком, чьи авиаснимки добывает вездесущий Гереон Рат во втором сезоне. Сталинский «день победы» начинает пахнуть порохом уже в конце двадцатых...

 

 

В романе Кучера берлинскими гангстерами заправляет Йоханн Марлоу, этакий демонический «профессор Мориарти». В сериале его образ раздваивается на уже упомянутого армянина Эдгара и связанного с ним загадочного врача-психоаналитика, доктора Фрейда преступного мира. Доктор – не Фрейд, а Шмидт – официально занимается лечением военного посттравматического синдрома. Это так называемый «гранатный шок», непроизвольный тремор, охватывающий возвратившихся с войны солдат.

 

И вот зловещий гангстер-психоаналитик начинает, не спросясь Гереона Рата, насильно лечить его и от тремора, и от наркотической зависимости, подменяя ампулы с героином странными барбитуратами, успокаивающими и одновременно пробуждающими память...

 

Сериал открывается таинственным гипнотическим сеансом. Полный тихой властности закадровый голос доктора Шмидта приглашает Гереона отправиться к «источнику его страха». В кадре рука доктора, закрывающая глаза пациента. Затем – резкий удар ладонью плашмя по лбу Гереона. Пациент начинает ВСПОМИНАТЬ.

 

И все шестнадцать эпизодов сериала «Вавилон-Берлин» – лишь остановки на пути Гереона Рата к вытесненной им травме...

Отчаянно трэшевый детективный сюжет, где троцкисты и проститутки, офицеры-заговорщики и гангстеры, сталинисты и детективы, а также отдельные еще не дорезанные демократы (не беспокойтесь, если не дорежут, так взорвут) образуют лишь первый слой сериала. Второй пласт – это серьезная социальная драма, социологический анализ Веймарской республики накануне ее агонии в лучших традициях того же Кракауэра. Драма эта возносит нас с пролетарского дна Веддинга прямо в роскошный замок Ниссенов-Тиссенов Либенберг, показывая немецкое общество в его разрезе. Наконец, сериал – это наш совместный с Гереоном Ратом путь к невыносимой, мучительной правде о самих себе... Ведь все мы – человеческие зернышки промеж нечеловеческих жерновов истории и судьбы...

 

Все эти три линии расходятся и снова переплетаются, умело рассыпая намеки, сознательно играя с анахронизмами, сгущая события и тем придавая им глубину. Мы знакомимся с Гереоном Ратом 29 апреля, когда он только приехал в Берлин, а 1 мая он уже участвует в расправе над красными демонстрантами. В какой-то момент Гереон стоит одетый в гражданское платье между их вопящей толпой и полицейской цепью, словно не зная, к кому примкнуть. Как, впрочем, не знало этого и его начальство, берлинский полицай-президент Карл Фридрих Цергибель (Томас Тьеме), благонамеренный социал-демократ, организовавший в фильме – и в исторической реальности – кровавое подавление коммунистических демонстраций.

 

 

8-9 мая этого года мы в 74 раз вспоминаем о поражении нацистской Германии во второй мировой войне. Во время траурного коммунистического митинга памяти жертв первомая в ряды борцов за светлое будущее записываются два рабочих паренька... В шестом эпизоде первого сезона один из них говорит другому: «Массовые расстрелы – легитимное оружие революции»... Приятель переспрашивает: «Кто это сказал? Гитлер?» «Нет, Ленин» – отвечает тот. Не всё ли равно...

 

Действительно, не всё ли равно, растерзает ли несчастную берлинско-вавилонскую родину красная Сцилла или бедняжку проглотит коричневая Харибда. Как неважно, чья бомба убьет в конце второго сезона последнего защитника демократии, шефа берлинской полиции Августа Бенду, роль которого исполняет сын канцлера Вилли Брандта актер Маттиас Брандт.

 

                                                                          

Продолжение в следующем номере

 

Евгений Альтайх (Мюнхен)

 

Читайтетакже:

  1. Мюнхен - Флоренция на Изаре. «Флоренция и ее живописцы». Журнал «Партнёр», № 10 / 2018. Автор Е. Альтайх
  2. Главные выставки Европы 2019 года. Часть 1. Журнал «Партнёр», № 3/ 2019. Автор Е. Альтайх
  3. Главные выставки Европы 2019 года. Часть 2. Журнал «Партнёр», № 4/ 2019. Автор Е. Альтайх

<< Назад | №5 (260) 2019г. | Прочтено: 110 | Автор: Альтайх Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Золотые россыпи Валерия Золотаревского

Прочтено: 496
Автор: Пруслин Г.

Ирина Антонова о современном искусстве

Прочтено: 435
Автор: Антонова А.

Новости культуры

Прочтено: 345
Автор: Ухова Н.

Выставка карикатур и шаржей Григория Крошина

Прочтено: 337
Автор: Редакция журнала

«А что у вас под платьем?»

Прочтено: 304
Автор: Баст М.

Перемена участи

Прочтено: 262
Автор: Ухова Н.

В Реклингхаузене увидят «Чудо света»

Прочтено: 260
Автор: Ухова Н.

Интеллектуальный коктейль

Прочтено: 238
Автор: Кротов А.

Фаюмские погребальные портреты

Прочтено: 219
Автор: Шпигель С.

Книга: бумажная или электронная?

Прочтено: 133
Автор: Шкляр Ю.

Сара Фергюсон: женщина, которая смеется

Прочтено: 105
Автор: Нахт О.

О балах и маскарадах: «Маска! Я тебя знаю!»

Прочтено: 57
Автор: Беленький М.