Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Н. Гержой

ЛОЖЬ

(Отрывок из книги «Одесса близкая и далёкая»

- журнальный вариант)

 

 

Не свидетельствуй ложно о ближнем твоём.

Тора. Исх. 20: 13

Ложь - намеренное искажение истины, неправда.

С. И. Ожегов. Словарь русского языка

 

Много раз в моей жизни мне доводилось соприкасаться с ложью - пороком, который связан с нарушением одной из десяти заповедей. Остановлюсь лишь на двух эпизодах, глубоко запавших в мою душу и в мою память, как человека, пережившего Великую Отечественную войну в раннем мальчишеском возрасте.

Недели за две-три до начала войны мой отец вернулся особенно поздно  из штаба Одесского военного округа, где он служил. Накануне он предупредил о такой возможности, чтобы мы не волновались. Мама уложила меня в постель только что, и до меня, не успевшего уснуть, доносились сквозь приоткрытую в соседнюю комнату дверь обрывки его тихого, но взволнованного голоса. Из их разговора я уловил лишь то, что с ним и его сослуживцами провёл беседу о том, чего следует ожидать в ближайшее время, приехавший из Москвы политрук. Папа просил, чтобы мама, прервав подготовку к нашему переезду на дачу, который намечался на ближайшие дни, начала срочно составлять отдельный список продуктов и вещей, необходимых в экстренном случае, вызванном возможным началом войны. Папа предупредил, чтобы мама об их разговоре ни в коем случае ни с кем не делилась, даже с бабушкой. Что означали слова "экстренный случай" я, конечно, тогда не понимал, да и слово "война" для меня ассоциировалось лишь с мальчишеской игрой.

Позже, много раз, когда при мне говорили, что война началась для нашей страны неожиданно, я точно знал, я был совершенно уверен, что это ложь, которую внушают людям и которая кому-то очень  нужна! Не хотят ли скрыть за этим виновников громадных потерь народа на первом этапе войны? А как думаете вы, кому такая ложь нужна?! Этот вопрос особенно актуален для нас, кого учили, что руководить, значит предвидеть. Значит, так и предвидели те, кто нас учил, и те, кто нами руководил?!

Осенью 2007 года мы с сыном отправились на экскурсию в Вену. Там в числе осмотренных нами достопримечательностей была и летняя резиденция императоров Австро-Венгерской империи. К сожалению, парк при дворце уже подготавливался к зиме, и нам удалось познакомиться с ним лишь весьма поверхностно. При осмотре я вспомнил, что одним из младших садовников императора Франца-Иосифа был австрийский дворянин Владимир Бук, наш сосед по одесской коммунальной квартире, где мы проживали до и после войны. (Что ни говори - мир тесен).

Мне запомнилось, что тогда (до войны) это был высокого роста сухощавый старик, готовивший каждый вечер для себя гоголь-моголь из двух яиц. Делал он это, одновременно расхаживая по длинному коридору квартиры, по которому я иногда ездил на детском трёхколёсном велосипеде. В одной маленькой комнате с ним жила его дочь Вера Владимировна, которая была замужем за евреем Ефимом Марковичем, и его внук старшеклассник Вова. Отец его, сын старика, служил морским командиром на Дальнем Востоке. Он изредка приезжал навестить своих родных.

Перед войной в освободившуюся комнату для прислуги, имевшуюся в нашей коммунальной квартире, вселили новую соседку Марфу Гурьевну, приехавшую в Одессу из Бессарабии. Она была плотного телосложения, среднего роста темноволосой женщиной, заискивающе улыбавшейся всем соседям и подобострастно общавшейся с ними.

Во время обороны Одессы мобилизованный Ефим Маркович был легко ранен, прошёл лечение в военном госпитале и отправлен на краткосрочное долечивание домой. При быстром скрытном отступлении войск, защищавших город, он не был оповещён и остался в захваченной врагом Одессе. Вскоре его как еврея арестовали, забрав в сигуранцу.

Известно, что от румын, в отличие от немецких фашистов, можно было легко откупиться. Владимир Бук дал дочери малую часть имевшихся у него золотых изделий, сказав: «Вера! Иди и выкупи мужа!». Ефим Маркович вернулся домой. Однако вскоре он был арестован вновь. Так повторялось несколько раз, пока старик не предупредил дочь: «Вера! У меня остаётся уже всё меньше драгоценностей. Надо предпринять нечто более радикальное». Тогда Вера Владимировна обратилась к известному одесскому адвокату. Он, заподозрив в предательстве кого-то из соседей,  порекомендовал ей, во-первых, после очередного освобождения мужа переселиться с ним в другую квартиру дома, расположенного подальше от нынешнего, и поменьше появляться в людных местах. А во-вторых, проконсультироваться у румынского адвоката, приезжающего в Одессу - главный город Транснистрии - в составе свиты несовершеннолетнего румынского короля Михая 1-го и его матери - регентши. Всё это Верой Владимировной было выполнено.

 Румынский адвокат порекомендовал выдать Ефима Марковича за отставшего от своих родителей русских дворян-белогвардейцев, эмигрировавших через Одессу, и случайно попавшего на воспитание в еврейскую семью. Остановка была за очень малым. Следовало всего лишь найти известную в православной одесской церковной общине русскую женщину, которая выдала бы себя за бывшую няню пострадавшего мальчика. Она должна была поклясться на Библии в истинности своих показаний.

Вера Владимировна обратилась с этой просьбой к своей тёте, родной сестре покойной православной матери, будучи совершенно уверенной в её согласии. Однако та неожиданно ответила ей решительным отказом, сославшись на греховность такого поступка. Тогда вдруг её подруга, старая седая женщина, присутствовавшая при их разговоре, предложила в этом вопросе свои услуги, сказав им: «Ложь во имя спасения человека является святой и не имеет ничего общего с грехом». Так был избавлен от преследований антисемитских подонков Ефим Маркович.

После освобождения Одессы Ефим Маркович был вновь призван в армию. Прошёл остаток войны и вернулся с победой в родной город. У него с Верой Владимировной родился прекрасный сын (до этого у них детей не было).  Жить они вместе со стариком Буком продолжили в новой более просторной квартире, не вернувшись в наш дом.

Марфа Гурьевна, действительно оказавшаяся доносчицей, съехала из нашей квартиры ещё до возвращения Ефима Марковича в Одессу.

Эту удивительную историю рассказала моей маме Вера Владимировна, пришедшая к нам в гости, когда она узнала о нашем возвращении из эвакуации.

                                                                                                               Май 2010

 








<< Назад | Прочтено: 12 | Автор: Гержой Н. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы