Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Светлана Шушкевич

 

ПУТЕШЕСТВИЕ В ПУСТЫНЮ ГОБИ

 

 С чего начать рассказ о поездке в пустыню Гоби в знаменитую Шамбалу? Даже не знаю... Вот уже год живу и работаю в Монголии и даже в мечтах не планировала поездку в Шамбалу, о которой была наслышана давно. Для меня Шамбала – это что-то нереально далекое, находящееся на недосягаемом для меня расстоянии. В действительности она оказалась ближе, чем я себе представляла. Как часто бывает в моей жизни, не я нашла Шамбалу, а она меня. На первомайские праздники профсоюз филиала Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова организовал поездку в Гоби. Предложили и мне.

«Вот оно, свершилось», – подумала я и с радостью согласилась.

Честно скажу, волновалась очень: мне казалось, что эта поездка изменит меня раз и навсегда. И не ошиблась. Перед поездкой было много работы, поэтому сборы были недолгими. Положив в сумку всё, что посчитала нужным, рано утром выехала на вокзал, где уже стоял поезд на Сайншанд. Сайншанд – это конечная станция, с которой и должно было начаться путешествие по пустыне Гоби.

 

От Улан-Батора до Сайншанда нам предстояло ехать на поезде через всю Монголию ровно десять часов. Очень хотелось посмотреть на степь, на то, как живут кочевники. Всю дорогу из окна своего вагона мы наблюдали безжизненную степь с редкими зелеными островками. Даже редко встречающиеся деревья имели какой-то безжизненный нездоровый вид.

Вообще, наблюдая за травой в Монголии, я видела, как она героически борется за жизнь. Зимой в Монголии снега практически нет, а морозы бывают очень сильные. Это отрицательно влияет на почву, вытягивая из нее последнюю влагу. Поэтому  весной, когда всё вокруг должно расцветать и благоухать, слабые ростки травы из последних сил пытаются расти назло суровым условиям. Они такие слабенькие и безжизненные, что диву даешься их жизнестойкости.

Чем поразила меня Монголия? Прежде всего тем, что это страна контрастов, причем во всём: в жизни, в природе. Рядом с современными высотками стоят обыкновенные юрты, в которых без всяких удобств живут люди. Юрты отапливаются углем, и зимой в Улан-Баторе дышать совсем нечем от дыма. Также наряду с самыми современными клиниками есть самые примитивные, плохо оборудованные больницы. И так во всём.

Но монголы – удивительный народ, я бы даже сказала, удивительно талантливый народ. За время пребывания в Монголии мне довелось побывать на различных концертах, в драмтеатре, оперном театре и на балете. Невозможно не влюбиться в монгольскую музыку, мелодичную, с красивыми переливами, в пластику монгольских танцев, в красивейшие голоса. У меня сложилось мнение, что в Монголии все с рождения поют, потому что что ни монгол – то певец.

Чтобы понять, как поют монгольские певцы наши русские песни, надо просто один раз услышать. Слушаешь – слезы в глазах от нахлынувших эмоций и мурашки по коже...

В Монголии на каждом шагу встречается наследие, оставшееся от Советского Союза. Многое напоминает о когда-то активном присутствии Союза в Улан-Баторе и других городах. Целые кварталы напоминают наши российские города. Старшее поколение сносно говорит по-русски и очень любит русских людей.  Даже письменность создана на основе русской кириллицы.

А еще, живя здесь, в Монголии, я узнала, что первой страной, оказавшей нам помощь в Великой Отечественно войне, была Монголия. Она поставляла в СССР лошадей для кавалерии, мясо, шерстяные вещи, золото. Из-за того, что много скота было отправлено в СССР во время войны, в Монголии начался голод. Но ни у кого даже мысли не возникло роптать или выражать недовольство. Все знали, что помогают Великому Советскому народу победить фашизм.

Приехала я в Монголию, откровенно говоря, вся разбалансированная после активной жизни в России. Но привычка вечно куда-то спешить сразу разбилась о  монгольское спокойствие, как о скалу. В Монголии никто никуда и никогда не спешит, люди просто живут, принимая мир вокруг себя таким, какой он есть. Бедность здесь – не порок. Никто не будет обращать внимание на то, как ты одет: одевайся так, как позволяют тебе твои финансы. А еще в Монголии сохранились основные законы, которые являются определяющими во взаимоотношениях. Это и уважительное отношение к старикам, и терпимое отношение к детям. Часто можно наблюдать, как сын ведет мать под руку. Они идут и мирно беседуют. В Монголии даже есть такое выражение, что монголу психолог не нужен, монгол сам – психолог. И в  самом деле, зачем монголам психологи, когда они ведут размеренную жизнь! Дети у монголов являются неотъемлемой частью их существования. Их принимают как данность, относятся к ним спокойно, не одергивают, не поучают. Монгольские мужчины, может, плохие мужья, но хорошие отцы.

Что-то я отвлеклась от Шамбалы, пора к ней возвращаться. Итак, мы сели в поезд и поехали навстречу неизведанному. За окном – унылый пейзаж, но унылый только на первый взгляд. Красоту степи надо понимать. Да, нет в степи броских ярких красок, цвет как бы приглушен, смазан. Но сколько оттенков этого цвета в степи – не передать! В течение всего пути эти оттенки постоянно менялись от серо-коричневых до зеленовато-коричневых. Ближе к югу изредка стали появляться деревья, преимущественно тополь и карагач. Почва с глинисто-песчаной плавно перешла в песчаную, то есть вся земля была покрыта тонким слоем песка.

И удивительно, что через эту толщу песка обильно произрастала трава, которую с удовольствием поедали  многочисленные стада крупного рогатого скота и овец.

В Сайншанд приехали вечером, когда солнце клонилось к закату. Нас уже ждали, мы быстро погрузились в маршрутки и поехали в степь.


Народ в маршрутке притих, уставившись в окна, пытаясь понять, куда же нас везут в такое позднее время. Но вокруг, куда ни глянь, – песчаная степь.  Местами встречались заросли саксаула – и всё: ни деревца, ни кустика. И тишина... Казалось, что всё в степи заснуло вечным сном, и даже время затормозило свой бег.

Через полчаса вдалеке появились юрты, они стояли стройными рядами. Все оживились, понимая, что приключения только начинаются, и уже видно с чего – с юрт. Для нас, россиян, юрта – это экзотика.



В центре нашего лагеря возвышалась большая юрта: это столовая или кафе.

Меня поселили в четырехместную юрту, то есть юрту с четырьмя кроватями по кругу, в центре – стол и железная печка. Я была в восторге, так как давно мечтала пожить в настоящей юрте, понять, как жили и живут кочевники.

Быстро  закинув сумку в юрту, оправилась с остальными в большую юрту на ужин. Ужин был скромным, но питательным. Нам предложили салат из капусты и хуушууры (местные чебуреки), а также рисовый чай.

Ни с чем несравнимое ощущение свободы испытываешь на этих необъятных просторах. Что-то величественное есть в этой бесконечной, безмолвной равнине. Нам повезло: вечер и ночь выдались на редкость теплыми. И мы с коллегой решили прогуляться по степи. Шли, куда глаза глядят. Путь нам освещала огромная луна. Ее свет создавал нереальный пустынный ландшафт. Было ощущение, что мы находимся на другой планете, и что на этой планете кроме нас нет ни одной живой души. И только далекие огни Сайншанда и нашего лагеря напоминали нам о том, что мы все-таки находимся на планете Земля.  Всю дорогу, подняв голову к звездному небу, я восклицала:

 – Боже, это случилось! Я у черта на куличках посреди пустыни Гоби! Ночью в степи! Я же об этом мечтала всю жизнь. Еще одна мечта стала реальностью.

Полночи мы бродили по степи. Потом посчитали, что прошли в среднем десять километров. И самое интересное, что никто из нас не чувствовал усталости. Зато на свежем воздухе быстро разморило и стало клонить в сон. Сон в юрте на свежем воздухе был крепким. В городе, чтобы заснуть, затрачиваешь неимоверные усилия, ворочаешься, думаешь о чем-то, а здесь только голова коснулась подушки – и всё, ты моментально отключаешься.

Утром разбудил топот спешащих куда-то ног, я вскочила, вспомнив, что хотела встретить рассвет, выскочила из юрты. И в этот момент солнце показалось из-за горизонта. Необычен этот рассвет был тем, что солнце вставало между двух гор, ровно посередине, как будто кто-то специально поместил солнце именно туда. Все монголы и частично русские вышли и протянули руки навстречу солнцу. Монголы искренне считают, что солнце дает им силы, что от солнца они подзаряжаются.

Солнце встало очень быстро, осветив практически безжизненный пустынный пейзаж, куда ни глянь – везде равнина, только на востоке вдалеке виднелись черным силуэтом голые, без единого деревца горы. Вся равнина была покрыта сухостоем каких-то неведомых растений. Они как кочки на болоте разбросаны были по всей степи.  Именно этой травой питаются многочисленные стада крупного рогатого скота, овец и верблюдов.

Вообще мое представление о Гоби как о пустыне с песчаными барханами было, мягко говоря, неверным. В основном это степь с небольшим слоем песка, переходящая в каменную пустыню.

Кое-где местность один в одни напоминала лунный ландшафт, а местами это был марсианский пейзаж.  При виде марсианского ландшафта в моей голове крутился один и тот же вопрос из старого советского фильма «Карнавальная ночь»: «А есть ли жизнь на Марсе?».

Итак, мы позавтракали и поехали навстречу приключениям. Первый этап нашего путешествия – это каменные груди на «марсианской» поверхности.

Мы должны были облить их молоком и обсыпать рисом, так требовал ритуал. Причем допускались до этого действа только женщины. Нам не объяснили значение этого обряда. Но и так понятно, что этот ритуал связан с женским плодородием.

 Паломников было очень много, это и местные монголы и такие же, как мы, туристы.  Мы обошли груди три раза, обливая молоком и обсыпая их рисом. Молока было так много, что оно не впитывалось в почву, и даже на большом расстоянии можно было почувствовать его стойкий запах.  

Выполнив этот обряд, мы отправились к колоколу желаний. Это огромный колокол посреди «марсианской» пустыни, находящийся на своеобразном помосте. Толпы паломников стояли в очереди, терпеливо ожидая своей очереди. По колоколу можно было ударить три раза и загадать всего три желания. «Как в сказке», – подумала я и встала в очередь. Пока стояла, думала: «Какие у меня желания?» В голове было пусто, желаний не было совсем. И все-таки я загадала,  чтобы у моих родных и друзей всё было хорошо, чтобы родители не болели и чтобы у сыновей в жизни всё складывалось удачно. А себе..? Зачем? Я сама – строитель или разрушитель своей жизни. Всегда четко понимала, что велосипед никогда не поедет, если не покрутить педали. А вот если с моими родными будет не всё в порядке, если у детей будут проблемы, я буду очень страдать.

Загадав желания, мы наконец-то отправились к загадочной Шамбале. Столько  о ней слышала и правды и неправды, и вот оно свершилось – я в Шамбале. Немного расскажу, что представляла собой Шамбала. Это огороженный ступами прямоугольник посреди степи. Внутри прямоугольника люди заряжались энергией. Но чтобы добраться до энергетического центра, нужно было пройти несколько этапов: сначала пообщаться с мертвыми через глаза на здании, которое является переходом из одной реальности в другую, затем сжечь бумажки с тем, от чего больше всего хочется избавиться, и только после этого – бумажки с желаниями. Когда все ритуалы выполнены, можно было отправляться на подзарядку.

Пройдя все этапы, мы достигли энергетического центра Земли. Там было много монголов, которые лежали на земле, подняв руки к небу, и что-то пели. Монголы искренне верят в целительную силу этих мероприятий. Мне же интересно было за всем понаблюдать и немного отдохнуть, лежа на теплых камнях. Всю прелесть этого таинства нарушали черные вороны, которые кружили над нами, противно каркая. Так и хотелось им ответить: «Рано каркаете.  Моя песенка еще не спета».

Там же впервые я вблизи увидела саксаул, о котором тоже много слышала и читала. Интересное, скажу вам, растение, очень колючее, но красивое, с небольшими зеленоватыми цветами. Саксаула в степи местами целые заросли. Я бы не хотела прогуляться в таких зарослях, потому что вся одежда превратилась бы в клочья, а кожа – в глубокие кровоточащие раны. И всё же монголы издревле использовали саксаул как топливо.

Полежав на земле, зарядившись, кто чем, мы поехали дальше. Предстояло посетить кельи древних монахов в горе. Гора наполовину была естественной, наполовину искусственной: при постройке своих келий монахам приходилось придавать пещерам определенную форму, скрепляя камни глиной.  В кельях до сих пор жгут благовония. Вот  тут-то и случилось чудо. Возле первой кельи мне стало плохо. Честно скажу, что от природы я очень чувствительна к разным аномалиям. Вот и здесь, в этой пещере, что-то было не так, потому что я стала терять сознание. Причем сразу обозначились мои самые проблемные места.  Постояв немного у входа, зашла в келью, но так толком ничего не смогла рассмотреть из-за дыма.

Потом прошла еще несколько келий, но такой реакции уже не было. После келий прошла чистилище или, как здесь говорят, «предродовую». А вот заново рождаться не решилась – надо было лезть на карачках через узкую сквозную пещеру. Все, кто полез, говорят о страхе, который испытывали при прохождении этого этапа. А я подумала, что, наверное, и ребенок испытывает что-то подобное, когда появляется на свет.

Пока мы проходили этот этап, разыгралась песчаная буря. Песок попадал в глаза, рот, уши. Волосы так растрепались, что прочесать их было практически невозможно. И все-таки это не остановило нас. Мы же русские, что нам песчаная буря, мы только обрадовались. «Какое же это путешествие по пустыне без бури!» – решили все.

Следующим этапом стало посещение местности, в которой находились окаменевшие деревья. Им примерно 250 миллионов лет. Сразу мой критически ум поставил под сомнение естественное окаменение, хотя камни очень напоминали остатки деревьев. Приехав домой, я сразу залезла в интернет, чтобы выяснить, может ли дерево окаменеть. Оказалось, что может. Там же, в овраге, росли настоящие деревья. Среди  этой каменной пустыни настоящие деревья смотрелись нелепо. Мне захотелось узнать, что это за герои пустыни, которые решились сделать ей вызов. Это был обыкновенный карагач, который по своей природе адаптирован к сложным условиям степи и пустыни.

Дальше мы поехали в удивительный по красоте буддистский храм. Он имел форму купола с острым наконечником вверху. Внутри храма изображения буддистских богов, всякие атрибуты. Всё сделано очень красочно. На входе стояли статуи богов, охраняющие этот храм. Кстати, я заметила, что многие буддистские боги имеют очень злобное выражение лица. Я попыталась выяснить, с чем это связано.  Но внятного ответа не получила.

И вот наконец-то последний этап нашего путешествия.  До этого этапа добирались долго, пыльная буря продолжалась, видимость иногда была нулевой. Всех разморило, клонило в сон. И вот оно! Мы подъехали к безжизненным, почти черного цвета горам.

Последний этап – это гора желаний. Высоченная гора, на которую надо было забраться. Сил у всей нашей компании не было, но мы решили во что бы то ни стало на нее забраться. Радовало то, что женщинам разрешалось идти только до середины горы. Причем надо было идти по ступеням. Казалось бы, ну что такого – забраться на гору по ступеням!  Вот тут-то нас ожидало разочарование. Ступени сначала довольно пологие, но по мере подъема становились всё круче и круче. Да и ветер был такой силы, что сбивал с ног, пытаясь сбросить в пропасть. Добравшись до того места, куда можно подниматься только женщинам, я вцепилась в перила беседки, боясь, что меня снесет ветром. Мысль «Как же спускаться вниз?» не давала покоя. Немного успокоившись, я стала наблюдать за ветром, и заметила, что порывы иногда стихают. Поймав момент, когда ветер немного утих, я устремилась вниз, пытаясь успеть пройти самые крутые ступени. Мне, к счастью, это удалось. Этот нелегкий путь проделали все, кто был в нашей группе. «Вот что значит русские.  Ни  перед  чем  не  останавливаются!» – подумала я.

  Есть в нашем народе какая-то необузданная тяга к подвигам, которые можно было  бы и не совершать. Это у нас в крови. А еще есть в нашем народе необузданная вера во всё. Я в последнее время очень боюсь этого слова «верить». С умом нужно верить, критически анализируя то, во что вы хотите поверить. Сколько бед натворила эта вера во что-нибудь, в кого-нибудь! То не верили в Бога, то так же рьяно кинулись в него верить, не понимая, что «верить» и «веровать» – разные вещи. Верить в Бога – это означает чему-то подражать, по принципу «Что крестьяне, то и обезьяне». Веровать – это значит иметь потребность жить по законам Божьим.

В течение всего нашего маршрута я с удивлением наблюдала, как мои коллеги – истинные христиане – с не меньшим рвением выполняли буддистские ритуалы, не задумываясь о том, что нарушают законы божьи. Когда я им об этом сказала, то услышала расхожую фразу, что Бог един. Но если он един, почему в христиане подались, почему столько людей умирает за ту или иную веру? Почему все народы мира не поклоняются единому Богу?

Любовь к халяве – еще одно неистребимое качество нашего народа. Мы жгли записки, ползали, лежали, сидели – и всё ради чуда, которое, несомненно, должно произойти и сделать нашу жизнь непередаваемо счастливой. Ощущение счастья – это внутреннее состояние человека.  И просто надо работать над собой, чтобы прийти к этому состоянию. О себе скажу, что я атеист, люблю изучать мир,  всё подвергаю критическому анализу и ни во что не верю, а понимаю закономерность тех процессов, которые с нами происходят. С большим уважением отношусь к истинно верующим людям, а также ко всем мировым религиям. Я очень люблю изучать мир, путешествовать. Но как истинно русский человек, люблю совершать необдуманные подвиги, которые в конечном итоге не нужны даже мне самой. Это было лирическое отступление.

На горе желаний наше путешествие подошло к концу. Уставшие, довольные мы возвращались в Улан-Батор. Не все свои тайны раскрыла перед нами пустыня Гоби, и истинно святые места нам не показали. Но впечатлений от поездки осталось много.

И сколько бы лет ни прошло, я всегда буду помнить прогулку по ночной пустыне на краю мира, лунный пейзаж и звездное небо.

 

С. Н. Шушкевич

 







<< Назад | Прочтено: 34 | Автор: Шушкевич С. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы