Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Виктор Равкин

Жаркое пионерлагерное лето,

или микровеликая стройка коммунизма –

1953 год

 

Литература должна использовать жизнь

в качестве сырья, которое ей предстоит

обработать по своему разумению

                                        Сомерсет Моэм

 

Туманное утро середины июля не предвещало ничего, кроме сильной жары. А начиналось оно в лагере как обычно. За пять минут до сигнала на подъем мимо нашего корпуса пробежал в радиоузел наш музрук, он же и горнист. И ровно в семь тридцать транслируемый через усилители звук горна возвестил о начале очередного дня жизни пионерского лагеря. Прекрасно помню этот бесхитростный мотив, к которому уже давно – и не нами – был подобран жизнерадостный и легко запоминаемый текст: «Вставай, вставай, дружок, с постели на горшок. Вставай, вставай, порточки надевай!».

Не проснуться было невозможно, но некоторые, с крепкими нервами, не шевелились. Для таких требовалось вмешательство нашего вожатого Леши, высокорослого студента-заочника педвуза, недавно отслужившего срочную в пехоте.

- Рота, подъем! – гаркнул он по армейской привычке. Проснулись, однако, не все; но, скорее всего, просто игнорировали команду, пытаясь поваляться пару лишних минут. После этого он менял тактику.

- Ребятки, пора на зарядку! – притворно-мягким голосом он продолжал будить особо упорных.

Не дождавшись выполнения приказа-просьбы, он просто-напросто сдергивал одеяла с замешкавшихся:

-  Чтоб через три минуты в палате никого не было! Ясно?

Лужайка возле нашего корпуса заросла травой. Жуткая роса, предвещавшая дневную жару, неприятно холодила голые ноги. Встали в круг. Громкоговоритель, пару раз всхрипнув, донес до нас голос нашего физрука, тоже студента, но уже института физкультуры. В каком виде спорта он специализировался, мы не могли определить. Некоторые подозревали, что в плавании. Но в деле мы его не видели, поскольку водных пространств вблизи и даже вдали от лагеря не существовало. Проделав шесть-семь упражнений, включающих отжимания, прыжки на месте, сгибание верхних и нижних конечностей, а также приседания и бег на месте, возвратились в палату, где предстояло заняться также не очень приятным занятием - заправкой коек. В этом деле наш Леша был большой мастер. Три года, проведенные в отдаленном гарнизоне, не прошли для него даром. Каждые два-три дня он учил нас новым способам заправки. Иногда в нашу палату наведывалась небольшая комиссия по проверке санитарного состояния в составе начальника лагеря и нашей врачихи. Оригинально застланные койки производили на них незабываемое впечатление. А на недостатки другого характера они уже не в состоянии были обращать внимание.

Столпившись у сосков протяженного умывальника, из которого текла довольно прохладная водичка, мы умывались, но не все были любителями водных процедур. Слегка смоченным указательным пальцем они протирали свои глазки, а затем долго вытирали полотенцем сухое лицо. Некоторым удавалось усыпить бдительность Леши, но не у всех этот номер проходил. Тогда наш вожатый закреплял голову непослушника в своей огромной ладони, а другой рукой производил круговые движения по личику пионера, сначала по часовой стрелке, а затем – против. Физиономия после этого приобретала цвет спелой клубники.

Вскоре прозвучал сигнал на линейку. Слово это давно уже вышло из употребления, с тех пор, как пионерские лагеря постепенно сошли на «нет» в связи с отсутствием их финансирования предприятиями и учреждениями. Собственно линейкой называлась площадка прямоугольной формы с деревянной трибункой в середине ее короткой стороны. Рядом с ней возвышалась деревянная мачта с закрепленной на ней проволокой с флажком. Утром его поднимали, а на вечерней линейке спускали, после чего старший пионервожатый откреплял его и забирал с собой. У каждого отряда было свое место. Процедура отчета звеньевыми, затем председателями советов отрядов и затем председателем совета лагеря о наличии пионеров не отличалась разнообразием и длилась нескончаемо долго.

Но сегодня произошло довольно редкое событие. На трибунке был заметен начальник лагеря. Обычно он появлялся среди ребят только в столовой в самом конце завтрака. При его появлении шум от вилок, ложек, тарелок и чашек временно затихал. Затем следовали стандартные слова: «Доброе утро, товарищи пионеры! Желаю вам хорошего аппетита!» После чего он проходил в отведенную ему комнатку, в нее уже спешила с подносом в руках официантка.

Никто не мог угадать причину его сегодняшнего появления на линейке. Но вскоре все прояснилось. Начальник подошел к микрофону и начал говорить:

- Дорогие пионеры! Вам довелось жить в прекрасное время. Партия и правительство заботятся о вашем здоровье, предоставляя для вашего отдыха самые лучшие места Подмосковья. Вожатые и педагоги с раннего утра и до позднего вечера отдают все свои силы на воспитание будущих граждан Советского Союза. Но, как вам хорошо известно, только труд является настоящим воспитателем советских людей. Вы хорошо знаете, что на просторах нашей необъятной родины разворачиваются гигантские стройки коммунизма, при котором вам жить и работать. В прошлом году сооружен Волго–Дон, и теперь Москва стала портом пяти морей. Строятся мощные гидроэлектростанции на Волге, Днепре, сибирских реках. А на Дальнем Востоке добывается сырье для нашей промышленности. Вот и мы решили начать небольшую стройку. Лето в этом году очень жаркое (при этих словах он вынул из кармана платок и вытер им вспотевшую лысину), и без купания в чистой и прохладной воде трудно обойтись (в этот момент линейка окончательно притихла). Но, увы, кроме небольшого ручья, через который и курица переправится без особого труда, вокруг не имеется каких-либо водных пространств. И вот вчера на Совете лагеря мы решили перекрыть этот ручеек плотиной. С раннего утра два наших плотника сооружают временную перемычку с тем, чтобы освободить от воды дно будущего нашего с вами пруда (действительно, со стороны будущей стройки раздавался стук топоров). Затем мы с вами углубим и немного почистим дно, а наши шефы со стекольного завода подбросят парочку самосвалов песка для будущего пляжа. Итак, после завтрака первый и третий отряды мальчиков получат лопаты, носилки, ведра, рукавицы и начнут вычерпывать со дна накопившуюся за многие годы грязь. Затем им на смену придут пятый и седьмой отряды, а девочки будут приводить в порядок окружающую территорию. Вожатые подскажут, что и как делать. К вечеру дно должно быть чистым. После этого плотники построят постоянную плотинку, а временную перемычку разберут. И постепенно наше с вами рукотворное водохранилище начнет заполняться и еще, вероятно, в вашей смене оно достигнет требуемого уровня. Потом мы устроим водный праздник, научим плавать некоторых ребят. А осенью мы запустим в пруд мальков. Так что будущим летом не забудьте взять с собой удочки, поплавки и крючки. И наша повариха тетя Маша сварит нам уху не из какого-то мороженого хека, а из настоящей прудовой рыбы. Особо отличившимся обещаю по два бутерброда с красной икрой. Все же у нас тут не простой лагерь, а Министерства рыбной промышленности СССР. И последнее. Не бойтесь грязи, которую вы будете вычерпывать со дна. Ее легко смыть. Я приказал нашему истопнику дяде Ване устроить вечером баню для особо загрязнившихся строителей.

К вечеру работа была закончена, обещанные бутерброды съедены, насыщеннный сухофруктами компот выпит. Оставалось ждать начала купального сезона в нашем рукотворном пруду. Однако к концу смены надежда выкупаться в нем совершенно исчезла. Да и третья, последняя смена не порадовала нас чистой и прохладной водой. А следующим летом меня отправили в другой лагерь, где совсем близко протекала прекрасная речка Руза. Только вот лето было довольно прохладным, и купальных дней было маловато. А старые мои друзья по прошлогоднему лету рассказали при встрече следующее. То ли из-за маловодности ручья, то ли из-за плохого качества плотинки, то ли по какой-то другой причине, но уровень воды в пруду не достиг проектной отметки. По их наблюдениям вода в ручье почти перестала течь, и грязь стала накапливаться. Большая лужа вернулась в свое первоначальное состояние. О том интересном времени напоминали лишь две небольшие кучки песка, постоянно растаскиваемого на разные хозяйственные нужды да размываемые дождями берега несостоявшейся микростройки коммунизма.







<< Назад | Прочтено: 15 | Автор: Равкин В. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы