Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

F

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Образование >> Детское многоязычие
Журнал «Партнер» №7 (70) 2003г.

Русский + немецкий. Или как вырастить двуязычного ребенка

 

Часть 4. Скоро в школу

 Завершаем цикл статей о воспитании двуязычного ребенка (начало в «Partner» № 4,5,6 2003), подготовленный Мариной Аграновской (Эммендинген).

 

Главное - не «делать отпуск»


Может показаться, что занятия русским языком c ребенком – непосильная нагрузка для родителей, у которых и без того тысяча забот. Но даже если у нас не всегда хватает времени на ежедневные уроки, многого можно добиться, поставив перед собой цель: всё то время, что мы общаемся с ребенком, мы совершенствуем его русский язык!

 

Работаем без отпуска, без выходных и праздничных дней: постоянно держим руку на пульсе, анализируем ошибки, отмечаем слабые места и тут же, по ходу  беседы, проводим «профилактику» или продумываем темы для будущих занятий. Хорошо, если у нас войдет в привычку внимательно вслушиваться в речь ребенка, воспринимать не только то, что он говорит, но и замечать, как он говорит.

 

Ну, и как же говорит по-русски наше дитя? Русская речь растущего в Германии трех- шестилетнего ребенка наверняка будет  слишком «взрослой», слишком литературной по сравнению с речью  российских детишек того же возраста. Но подумаем - может ли быть иначе? Даже хорошо  владеющие  русским языком дети общаются между собой на немецком, причем вовсе не «из вредности», как иной раз полагают взрослые, а потому что немецкий – это язык детского коллектива, закрепленный в сознании двуязычного ребенка за контактами со сверстниками. Основные источники русского языка для наших детей - речь взрослых, книги, аудиокассеты, мультфильмы. Поэтому не приходится удивляться, если  ребенок порой употребляет не совсем уместные для  устной речи слова и выражения: слишком высокопарные, книжные, а то и вовсе устаревшие: мама стряпает, я отомкнула дверь, я насытилась, я утолила жажду, у нас иссякли продукты, я съела кисть винограда.

 

Конечно, трудно сохранить невозмутимый вид, когда ребенок «выдает» что-то вроде «я хочу отведать конфет» или «нам суждено промокнуть под дождем», однако ни в коем случае не стоит смеяться над речью ребенка, как бы забавно она ни звучала. Лучше всего доброжелательно предложить ему более подходящее выражение (отомкнуть - открыть, насытилась - наелась),  объяснить, что близкие по значению слова могут быть устаревшими или современными, книжными  или разговорными. Во время чтения вслух полезно обращать внимание ребенка на необычные слова и выражения, тут же  пояснять  их значение, вместе подбирать подходящие для устной речи эквиваленты.

 

Чем старше становится ребенок, тем меньше  бросается в глаза излишняя книжность, «недетскость» его речи, и тем  заметнее становится другая характерная черта, которую не так просто определить одним словом. Прислушайтесь, как говорят по-русски выросшие за границей эмигранты первой послереволюционной волны: высокая культура речи, большой словарный запас, акцент почти неуловим,  грамматика безукоризненная.., но всё же чего-то не хватает! Язык эмигрантов слишком правильный, слишком гладкий, и поэтому как бы «стерильный», застывший. В нем   недостает свободы обращения со словом, непринужденности, образности, колоритности, живости. Можно ли этого избежать?

 

Чтобы развивать у ребенка языковое чутье, постараемся при любой возможности  знакомить его с пословицами, поговорками, образными выражениями. Например, мы рассказываем о строении  человеческого тела. Сколько же тут можно вспомнить интересных выражений: золотые руки, золотое сердце, острый глаз, твердая рука, бежать со всех ног, молоть языком, живот надорвать, бросается в глаза,  ушки на макушке, глаза страшатся – руки делают, совать нос в чужие дела, знать как свои пять пальцев. Изучаем цифры – и  сразу же вспоминаем пословицы: один в поле не воин, семеро одного не ждут, один ум хорошо -  два лучше, семь раз отмерь – один отрежь... Почувствовать образный строй языка очень помогают стихи, которые можно разбирать вместе с ребенком: попросите его рассказать, какие предметы и явления  сравнивает поэт, какие необычные слова находит для описаний. И все же, как ни старайся, вряд ли  нашим детям удастся полностью побороть эмигрантскую скованность  речи. Несмотря на помощь радио и телевидения, русское языковое  пространство остается для них слишком тесным, поэтому их язык не может быть полноценным «на все сто».

 

К сожалению, нас  ждут и иные, гораздо более серьезные разочарования. Даже при постоянной поддержке русского языка в семье в речи детей могут появиться явственные признаки  «онемечивания». Если у ребенка становится заметен акцент, если он говорит с неестественными интонациями, невнятно, с неоправданными паузами, строит русские фразы по правилам немецкой грамматики (например, всегда ставит глагол на второе место), затрудняется в подборе слов, начинает использовать в русской речи немецкие слова – значит дело совсем плохо. Однако даже когда всё вроде бы благополучно и ребенок резво болтает по-русски, родителям  рано успокаиваться и тем более прекращать занятия.

 

Забавные и милые детские ошибки, которые коллекционировал Корней Чуковский и которые, как правило, исчезают к пяти-шести годам, надо отличать от  ошибок, которые мы условно назовем «немецкими». Дети порой механически переносят в русскую речь немецкие  грамматические конструкции (делать отпуск, дать поцелуй, идти на туалет). Иногда эти ошибки почти не  заметны: что страшного, если ребенок скажет вместо «чья  это кукла» - «кому  принадлежит эта кукла», вместо «мне хочется играть» - «я имею настроение, чтобы играть», вместо «я выйду на улицу»  - «я выйду наружу»?! Страшного тут, действительно, ничего нет, процесс взаимовлияния языков вполне естественен, но пропускать такие ошибки не стоит. Как только ребенок закончил говорить, объясним ему,  как правильнее и лучше звучит какое-либо выражение по-русски, постараемся его невзначай повторить: куда бы нам поехать в отпуск? Оказывается, наш детский врач в отпуске. Я не знала, что он ушел в отпуск.

 

Не будем огорчаться, если ребенок не находит подходящего русского слова и переводит соответствующее выражение с немецкого: например, «красные волосы» вместо «рыжие» (rote Haare), «твердое яйцо» вместо «крутое» (ein hartes Ei). Подскажем ему нужное слово и тут же  проведем увлекательное исследование: повторим, как называются цвета волос по-русски и по-немецки, объясним, что яйцо можно сварить не только вкрутую, но и всмятку (ein weiches Ei) или в мешочек (ein plaumenweiches Ei). Полистаем вместе словарь, проверим друг друга – прочно ли  запомнились новые слова. Хорошо, если  ребенок увидит, что мы не только без устали поучаем его, но и сами учимся, что он может нам в этом помочь. Ребенку будет  лестно, если мы попросим его объяснить значение какого-то немецкого слова, поработаем с его помощью над произношением. Пусть ребенок на деле почувствует преимущества владения двумя языками, пусть немного погордится тем, что он такой особенный! И в то же время, если мы не хотим осложнять будущее нашего ребенка, он не должен   слишком отличаться от немецких детишек.

 

Быть таким, как все!


Приятно и трогательно, если ребенок любит дорогих нам с детства Незнайку, Чебурашку, дядю Федора и кота Матроскина, знает русскую детскую классику. Но близость к русской культуре ни в коей мере не должна ущемлять его приобщение к культуре немецкой. Чтобы ребенок мог полноценно общаться со сверстниками, чтобы уровень его развития по достоинству оценили воспитатели, а впоследствии и педагоги,  он должен непременно узнать и полюбить  героев немецких сказок, персонажей «культовых» мультсериалов („Heidi“, „Biene Maja“). Хорошо, если ребенок с раннего детства почувствует, что знание двух языков – это прежде всего реальное приобщение к двум культурам.

 

Чтение вслух по-немецки часто затруднительно для родителей: они не хотят представать перед ребенком в невыгодном свете и к тому же «дарить» ему свой неистребимый акцент. Что ж, прочитаем нашему чаду немецкие сказки в русских переводах, а потом дадим ему послушать их на немецких аудиокассетах, которые можно за бесценок купить на фломаркте, в детском магазине «Second Hand» или взять в библиотеке и переписать. Сводим ребенка в  библиотеку, когда там проходят вечера „Vorlesen und malen“, на которых  дети слушают сказки и тут же их иллюстрируют.  Спектакли кукольного театра, новые детские кинофильмы, представления  для дошкольников в планетарии -  есть масса возможностей для того, чтобы сызмала приобщать ребенка к культурной жизни Германии. К сожалению, и в кино, и в   театральных залах, и в библиотеке бывших соотечественников с детьми встретишь нечасто...

 

Немецкое телевидение, при вдумчивом к нему отношении, по-прежнему остается для старших дошкольников незаменимым источником изучения языка. От мультиков можно постепенно переходить к детским игровым фильмам, от познавательных передач для трехлеток  - к отлично сделанным развивающим программам Kikania, Löwenzahn, Tigerenten Club, Olis Wilde Welt, Wissen macht Ah. Будет очень кстати, если и мы посмотрим детские передачи вместе с ребенком, а потом обсудим их с ним по-русски.

 

Многие родители  с детских лет помнят трогательные повести Туве Янссон о семействе  муми-троллей, «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями» Сельмы Лагерлёф. Приятно будет прочитать ребенку по-русски любимые книжки нашего детства, а потом вместе с ним посмотреть по немецкому телевидению увлекательные мультсериалы „Mumins“ и „Nils Holgersson“. Туве Янссон – финка, писавшая на шведском языке, Лагерлёф – шведская писательница. Читаем мы эти книжки по-русски, а фильмы смотрим на немецком... Вот он, поликультурный мир,  в котором наш ребенок будет чувствовать себя, как дома! 

 

Русский + немецкий = материнский + родной


Естественный переход из одного языкового пространства в другое, сбалансированный билингвизм – идеал, к которому мы стремимся. Если интерес ребенка к книге или передаче определяется тем, насколько она для него интересна, а не тем, на каком она  языке, если ребенок при необходимости с легкостью переходит с русского на немецкий (что, кстати, неизменно поражает и восхищает коренных немцев) – значит, мы добились очень многого. Однако главное испытание еще впереди: когда сегодняшние шестилетки пойдут в школу, немецкий язык наверняка  основательно потеснит (но, будем надеяться, не вытеснит!) русский. Представляется, что сохранить  русский язык у школьников возможно только в том случае, если он всерьез преподается как иностранный. Принимаясь за этот нелегкий многолетний труд, мы вновь задаемся вопросами: оправданы ли такие усилия? Какова же роль русского языка в жизни  наших детей?

 

В литературе о двуязычии использование терминов «родной» и «иностранный» считается некорректным: принято говорить «первый» и «второй», «сильный» и «слабый» язык. В нашей ситуации хочется предложить иную терминологию. На немецком родной язык называют «материнским» – Muttersprache. Пусть же  для наших детей материнским - языком дома и семьи, родительской любви и российской культуры - останется русский, а родным станет немецкий, язык их новой родины. Расшифруем формулу «Русский + немецкий» как «материнский + родной» и постараемся воплотить ее в жизнь. Это трудно, но возможно.

 


<< Назад | №7 (70) 2003г. | Прочтено: 432 | Автор: Аграновская М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Библейский рассказ о всемирном потопе

Прочтено: 3093
Автор: Вереле

Музей древних германцев в Тюрингии

Прочтено: 247
Автор: Гольдберг Н.

Ульм: город, подаривший миру Эйнштейна

Прочтено: 823
Автор: Переверзев Ю.