Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
Журнал «Партнер» №7 (82) 2004г.

Канцлер у «разбитого корыта»

 

 

 

Социал-демократы постепенно становятся в Германии маргинальной политической силой. А ведь партия – правящая и считается общенародной. Если дело так пойдет и дальше, то ее заменят в этой роли посткоммунисты. По крайней мере – на востоке Германии.

13-го июня в Германии прошли выборы в Европарламент, а параллельно с ними - земельные - в Тюрингии и целый ряд коммунальных. Взаимосвязь состава европейского парламента с политическими реалиями в самой Германии для многих неискушенных в европейских делах немецких избирателей остается весьма туманной. Да и для искушенных – тоже. Поэтому итоги голосования можно рассматривать, скорее, как промежуточный тест в преддверии всеобщих парламентских выборов в ФРГ, намеченных на 2006-й год.
Для правящих в Германии социал-демократов эти итоги плачевны, они получили двойную пощечину. На выборах кандидатов в Европарламент напротив списка СДПГ поставил свой крестик только каждый пятый избиратель, а на земельном голосовании в Тюрингии и того меньше – каждый седьмой. Если так пойдет и дальше, то она вообще станет в Германии маргинальной политической силой.
 
Коварные реформы

Тщетными оказались надежды социал-демократов на смену негативной для них тенденции. Выборы в Европарламент были первым голосованием по всей стране после прошлых общефедеральных, первым – после смены лидера партии с Герхарда Шрёдера на Франца Мюнтеферинга и первым – после реализации большей части правительственной программы социальных реформ. Через шесть лет после своего прихода к власти канцлер оказался у «разбитого корыта».
 
Главы правительств и до него переживали этапы спада в течение периода нахождения у власти – проигрывали региональные выборы, теряли в опросах симпатии избирателей. Но ни один из них не падал так глубоко, как действующий немецкий канцлер этим летом. Свой столь плачевный рейтинг сами социал-демократы объясняют именно реформами. Они, мол, болезненны, но необходимы, никуда не денешься. И в анналы истории Герхард Шрёдер войдет как великий модернизатор Германии, пожертвовавший собой во имя процветания нации.
 
Отчасти это и в самом деле так. Реформы действительно необходимы. Но ведь правительство ФРГ коалиционное, социал-демократы правят вместе с «зелеными», так что обе партии в равной степени несут ответственность за социально-шоковую терапию. Почему же в таком случае избиратели первым дают звонкие пощечины, а вторых – носят на руках?
 
«Зеленый» триумф

Немецкие «зеленые» и на выборах в Европарламент, и в ландтаг Тюрингии почти удвоили свой результат. Просто феноменален их успех в некоторых отдельных городах и регионах. В Берлине, Мюнхене, Франкфурте-на-Майне, Дармштадте, Кёльне, Вюрцбурге, Мюнстере, Фрайбурге, Тюбингене считавшаяся до недавнего времени политическим экзотом партия получила больше, чем общенародные социал-демократы. А в столичном районе Кройцберг «зеленые» завоевали даже абсолютное большинство голосов на выборах в Европарламент – 52 процента.
 
Причина разного отношения избирателей к обеим правящим в Германии партиям – в разной последовательности проводимой ими политики. Социал-демократический канцлер уже несколько раз менял свое амплуа. То он был другом крупных предпринимателей, то заигрывал с профсоюзами, то настаивал на обновлении СДПГ, то на сохранении пролетарских традиций. Одно время он проводил политику спокойной руки, а потом занялся реформаторством. Голосуя за него или его партию, избиратель по большому счету не знал, за какую именно политику он отдает свой голос.
 
А «зеленые» – другие. Они упрямо талдычат одно и тоже, и те, кто разделяет их мнение, голосуют за них недрогнувшей рукой. Важна и политическая искренность, личная честность в проводимой политике, отсутствие двойной морали. Когда слушаешь речи канцлера с призывом развивать альтернативные источники энергии, а потом видишь его лицо, когда он садится за руль новенькой машины в триста лошадиных сил, почему-то не очень веришь в его экологические убеждения. Куда более политически цельным представляется ну, например, Михаэль Кремер – депутат «зеленых» в берлинском сенате, который теперь, по итогам выборов в Европарламент, будет заседать в Страсбурге.
 
Кремер – бывший учитель - еще 25 лет назад из идейных соображений отказался от собственного автомобиля и с тех пор ездит только на велосипеде. Он никогда не носит галстук и ходит в свитерах преимущественно собственноручной вязки. Вяжет он даже на заседаниях берлинского сената, что, однако, не мешает ему упорно отстаивать свою транспортную философию. Кремер активно ратует за специальные дорожные полосы для автобусов в Берлине, за строительство велосипедных дорожек, за развитие общественного транспорта и, в частности, особенно экологически чистых трамваев. И вот ему – верят те, кто думает так же.
 
Транспортными делами, кстати, Кремер собирается заниматься и в Европарламенте. Его конек – железнодорожное сообщение со странами Восточной Европы. В нем говорит личный опыт. В прошлом году он с коллегой отправился по железной дороге из Берлина в Таллинн. Поездка заняла 60 часов, девять пересадок, в том числе – одна пешеходная через границу из Латвии в Эстонию.
 
Досрочные выборы - вполне вероятны

Поражение одной и успех второй из правящих в ФРГ партий увеличивает напряженность внутри правительственной коалиции. Трения в ней возникают регулярно – будь-то по вопросу о новом иммиграционном законе, о квотах на промышленные выбросы в атмосферу или о дизельных автомобильных фильтрах. Первое время «зеленые» были младшим партнером социал-демократов по правительственной коалиции. Теперь они повзрослели, прибавили в весе и могут требовать более значительной роли в процессе принятия решений на «семейном» совете. «А то можем ведь и из дома уйти!»
 
В ходе предвыборной кампании в Тюрингии, например, «зеленые» в открытую заигрывали с консерваторами и не исключали возможность формирования земельного правительства вместе с ХДС. Всё это заставляет социал-демократов еще больше нервничать. Дело их дрянь. В ближайшие 12 месяцев в Германии пройдут выборы еще в трех субъектах Федерации. Ключевые – в земле Северный Рейн–Вестфалия в мае следующего года. Если социал-демократы и там отдадут власть консерваторам, то в палате федеральных земель у ХДС с либералами окажется большинство в две трети мест. С таким перевесом они смогут блокировать в бундесрате любые законопроекты правительства. Кабинет Герхарда Шрёдера станет фактически недееспособным, а значит и досрочные парламентские выборы будут неизбежными.
 
Перспективы посткоммунистов

Крупного успеха на выборах в Европарламент добилась Партия демократического социализма – преемница безраздельно правившей в ГДР коммунистической СЕПГ. Достижения немецких посткоммунистов впечатляют. В восточных федеральных землях, в среднем, ПДС вышла на второе место вслед за консерваторами, получив свыше четверти всех голосов. А в земле Бранденбург она стала даже лидером, завоевав относительное большинство в 31 процент. А ведь еще совсем недавно, после скандального ухода харизматического лидера ПДС Грегора Гизи, партии предсказывали скорую политическую кончину. Слухи оказались явно преувеличенными. У посткоммунистов появился вполне реальный шанс на парламентских выборах через два года, а если они будут досрочными, то даже раньше, снова преодолеть пятипроцентный барьер и пройти в бундестаг.
 
Вместе с тем, трезвомыслящие наблюдатели не склонны переоценивать достижения посткоммунистов на выборах в Европарламент. Ведь четверть голосов они получили только в новых федеральных землях, в бывшей ГДР. На куда более многонаселенном западе страны они по-прежнему маргиналы, которых поддержали только 1,7 процента западных немцев. Так что результат ПДС в целом по стране – скромные шесть процентов, столько же, сколько у немецких либералов из СвДП и вдвое меньше, чем у «зеленых».
 
Триумф же посткоммунистов в Бранденбурге объясняется тем, что явка избирателей здесь была особенно низкой – всего 27 процентов, поскольку никаких других выборов – земельных или коммунальных – здесь параллельно не проходило, в отличие от всех прочих новых федеральных земель. Избиратели же ПДС – народ дисциплинированный и стройными рядами двинулись на участки для голосования. А вот большая часть сторонников социал-демократов и консерваторов осталась дома. Анализ итогов голосования показывает, что общее количество проголосовавших за ПДС в Бранденбурге осталось практически на прежнем уровне, но из-за крайне низкой общей явки их относительная доля резко возросла. На следующих земельных выборах, которые пройдут здесь уже этой осенью, такая ситуация вряд ли повторится.
 
Куда идем?

Политические аналитики указывают и на некоторые нерешенные проблемы внутри самой партии. Руководители ПДС до сих пор не могут решить, в каком всё-таки направлении надо развивать партийную работу – вести дело к превращению Партии демосоциалистов в общегерманскую левую альтернативу «ренегатам» из социал-демократической партии или оставаться успешной региональной политической силой, выразителем интересов ностальгирующих жителей бывшей ГДР. Опыт других партий показывает, что возможны оба варианта. «Зеленые», скажем, начали регионально, а теперь имеют успех почти по всей Германии. В свою очередь, Христианско-Социальный Союз – своего рода подразделение консервативного блока ХДС/ХСС, довольствуется одной только Баварией и при этом прекрасно себя чувствует. Пока ситуация подталкивает посткоммунистов идти именно по второму пути, уж очень минимальны их шансы встать на ноги на Западе.
 
А вот на Востоке – они стали вполне респектабельной политической силой. И ошибаются те, кто думает, будто за ПДС в бывшей ГДР голосуют исключительно ностальгирующие политбюрократы, пенсионеры и привыкшие к социальному иждивенчеству в социалистической ГДР пролетарии. Да, самая крупная группа из избирателей ПДС – это и в самом деле квалифицированные рабочие, примерно 40 процентов. Но и почти столько же – это вполне обеспеченные и благополучные служащие, в том числе 14 процентов –те, кто занимает руководящие должности, а также государственные чиновники. Это значит, что для них – сегодняшних восточногерманских начальников и чиновников – ПДС стала самой привлекательной политической силой. Остался, в общем, пустяк: убедить подчиненных в целесообразности голосовать именно за ПДС. В Германии, однако, даже в восточной, это не так просто, как в некоторых других странах.
 

Александр Карин

 


<< Назад | №7 (82) 2004г. | Прочтено: 440 | Автор: Карин А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Последние прокомментированные

Помощь государства пожилым и инвалидам

Прочтено: 912
Автор: Миронов М.

Чтобы тропа не заросла

Прочтено: 388
Автор: Райш Г.

С Ich-AG к самостоятельности

Прочтено: 521
Автор: Куссель О.

Раннее детство: на пути к двуязычию

Прочтено: 434
Автор: Агеева Е.

Волшебный мир DVD

Прочтено: 411
Автор: Сафир М.

Канцлер у «разбитого корыта»

Прочтено: 440
Автор: Карин А.

Маленькие законы большой Европы

Прочтено: 376
Автор: Бовкун Е.

Кайзер Вильгельм и Хайфский Технион

Прочтено: 695
Автор: Карелин М.

Хорст Кёлер, президент и человек

Прочтено: 612
Автор: Борухсон Ю.

Становление Европы. Часть 1

Прочтено: 372
Автор: Одессер Ю.

Стволовые клетки и регенеративная медицина

Прочтено: 1325
Автор: Вайнбойм П.

Lebensversicherung теряет свою привлекательность...

Прочтено: 449
Автор: ИнфоКапитал

Греческая Агора

Прочтено: 611
Автор: Мучник С.

Слухами зубы не вылечишь

Прочтено: 343
Автор: Зуев А.

Ирак – возвращение суверенитета

Прочтено: 313
Автор: Кочанов Е.