Русский Deutsch
Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Социальные вопросы >> Пенсии
Журнал «Партнер» №2 (197) 2014г.

Безработный и российская пенсия

Безработный или пенсионер?

М.Миронов (Дортмунд)

 

 Внимание: кардинальное изменение правил учета российских пенсий в рамках программы HartzIV !

 

Немецкие безработные получили новогодний «подарок» от покинувшей свой пост шефа Министерства труда г-жи фон Ляйен. В правительственную Инструкцию по применению закона HartzIV – «SGBII-Hinweise» внесены обширные изменения, которые коснулись такой весьма актуальной для многих наших соотечественников темы, как учет выплачиваемых из-за границы российских и прибалтийских пенсий.

 

По закону, безработный, достигший пенсионного возраста и оформивший пенсию, теряет право на помощь в рамках программы Hartz IV, поскольку по нормам пенсионного страхования считается нетрудоспособным, а потому не вправе пользоваться общественной поддержкой, предназначенной исключительно для лиц трудоспособных, потерявших работу и по этой причине обращающихся за помощью к государству. Действует данное положение не только в отношении немецкой Altersrente, но в равной степени и пенсий, которые начисляются другими государствами.

Из этого общего правила еще в 2005 году правительством было сделано важное исключение: в том случае, когда иностранная пенсия назначалась задолго до достижения немецкого пенсионного возраста, а ее получатель по немецким законам еще оставался трудоспособным, пенсионеру разрешалось и далее участвовать в программе Hartz IV. Пенсионные выплаты рассматривались при этом как доход и вычитались из пособия. Привилегия распространялась на любые иностранные пенсии, в том числе и на российские и прибалтийские, назначаемые в возрасте соответственно 55/60 лет или 60/63 года.

 

И вот теперь особый подход к «досрочным» пенсионерам неожиданно отменен. Job-центрам предоставлены фактически неограниченные возможности для исключения из числа своих подопечных обладателей иностранных пенсий независимо от возраста в момент назначения пенсии. В случае же нехватки зарубежных поступлений для покрытия основных жизненных потребностей, бывшим безработным рекомендуется обратиться за помощью в социальное ведомство (SGBII-Hinweise, §7, Rn. 7.49 – новая редакция).

 

Поскольку новоиспеченные пенсионеры еще не достигли немецкого пенсионного возраста, они не могут претендовать на базовое обеспечение по возрасту – Grundsicherung im Alter (SGB XII, Kapitel 4) и вынуждены довольствоваться социальной помощью – Sozialhilfe (SGB XII, Kapitel 3).

 

Министерский демарш в конце года (изменения опубликованы 20.12.2013) свидетельствует о резкой смене позиции правительства в вопросе учета иностранных пенсий.

 

Сейчас трудно оценить, в какой мере чиновники бирж труда воспользуются открывшейся возможностью улучшить ведомственную статистику, избавившись от части клиентов, имеющих в силу возраста относительно низкие шансы на трудоустройство. Однако весьма вероятно, что нововведение приведет к всплеску активности в выявлении иностранных пенсионеров.

 

Кто-то теряет, кто-то находит...

Хотя ставки помощи в системах Harzt IV и Sozialhilfe идентичны, а оплата жилья и медстраховки осуществляется по одним и тем же правилам, смена вида господдержки неизбежно отразится на материальном положении пенсионеров. Здесь нужно иметь в виду, что критерии нуждаемости при назначении социальной помощи гораздо строже, чем в системе Hartz IV. Существенно ниже разрешенные накопления, ограничены возможности подработок, а содержание собственного автомобиля допускается лишь в порядке исключения. Кроме того, назначение социальной помощи ставится в зависимость от доходов детей лица, претендующего на этот вид выплат. Единственным преимуществом Sozialhilfe является освобождение от обязанности быть в состоянии постоянной досягаемости Job-центром и, как следствие, бОльшая свобода выезда из страны.

 

Понятно, что подобная метаморфоза может по-разному отразиться на положении каждого отдельного пенсионера. Для тех из них, у кого отсутствуют накопления, нет стремления подработать, а опасность стать иждивенцем собственных детей не грозит, замена выплат не должна сулить неприятностей.

 

Однако для большинства перемены всё же сопряжены с явным ухудшением ситуации. Типичный пример – иммигранты, успевшие поработать в Германии, скопить энную сумму на «черный» день, приобрести более-менее приличную автомашину.

 

Оказавшись по разным причинам на пособии по безработице, они абсолютно легально владеют всем этим имуществом. Но если им будет начислена на прежней родине хотя бы мизерная пенсия в несколько десятков евро (поскольку стаж у них невелик), они также попадут «под раздачу» и будут вынуждены перейти на социальную помощь. А для того чтобы ее получить, нужно будет срочно обеднеть и отказаться от нажитого имущества.

Даже крупные, но всё же разовые имущественные потери не столь неприятны, как утрата пенсионерами материальной независимости от собственных детей. Как только доходы сына или дочери клиента Sozialamt´a превысят их собственные потребности, социальная служба вправе потребовать от детей компенсации расходов ведомства. А дети вместо реализации собственных жизненных планов вынуждены подключаться к содержанию своих еще вполне трудоспособных родителей.

 

Этот последний момент представляется наиболее противоречивым и спорным в акции правительства. Заметим, что оказаться в зависимости от собственных детей могут не только иммигранты, но и коренные немцы, проработавшие часть жизни вне Германии и заработавшие «досрочную» иностранную пенсию. Доказательство несправедливости подобной ситуации, затрагивающей целую категорию жителей страны, может стать той нитью, потянув за которую удастся развязать весь узел возникших противоречий, т.е. показать юридическую несостоятельность правительственного решения в целом. А в том, что попытки такого рода будут предприниматься, можно не сомневаться.

 

Что дальше...

Привлечение детей к содержанию родителей традиционно вызывало нарекания общественности страны. Ведущие ученые-социологи и политики неоднократно настаивали на изъятии или по крайней мере ограничении этого принципа немецкого социального законодательства по аналогии с социальными законами ряда скандинавских и англо-американских стран.

 

Реакция законодателя не заставила себя ждать. В ходе последней фундаментальной реформы немецкого социального права были введены две новые программы социальной защиты нуждающегося населения: «Базовое обеспечение в старости и при потере трудоспособности» – Grundsicherung im Alter und bei Erwerbsminderung (SGB XII´, Kapitel 4) и «Базовое обеспечение ищущих работу» – Grundsicherung für Arbeitssuchende, или Hartz IV (SGB II). Оба вида поддержки малоимущих граждан предусматривают либо полное (Hartz IV), либо почти полное (Grundsicherung im Alter – до достижения детьми заработков в 100 000 евро в год) исключение обязанности детей помогать живущим на пособия родителям.

 

На фоне двух новых программ прежняя социальная помощь – Sozialhilfe (SGB, Kapitel 3) сохранилась в виде своего рода атавизма, имеющего сугубо вспомогательный характер и крайне суженную сферу применения. Сегодня она служит исключительно для поддержки малоимущих граждан, временно потерявших работоспособность, но способных после реабилитации вернуться к трудовой деятельности. И притом только одиночек, поскольку для членов семьи получателя пособия ALG II законодатель предусмотрел в рамках программы Hartz IV особый вид выплат – Sozialgeld специально на случай их временной нетрудоспособности.

 

Однако, несмотря на нетрудоспособность контингента получателей Sozialhilfe, правила ее назначения предусматривают весь комплекс мер воздействия с целью исключения или, по крайней мере, ослабления зависимости от помощи государства, в том числе и за счет трудоустройства. Как и в системе Hartz IV, получатель Sozialhilfe обязан заключить «Соглашение о выплатах» – Leistungsabsprache, где должны быть отражены его усилия по поиску работы. А в случае отказа от предложенного рабочего места он точно так же, как и безработный в системе Hartz IV, может быть подвергнут жестким санкциям в виде ступенчатого снижения выплат помощи.

 

Таким образом, обладатели иностранных пенсий, перейдя в ведение социальных ведомств, не освобождаются от обязанности искать работу. И несмотря на это они рискуют в любой момент оказаться на иждивении собственных детей, если доходы детей превысят их личные потребности.

 

Здесь мы сталкиваемся с явным нарушением провозглашенного государством основополагающего принципа материальной поддержки трудоспособных граждан: Fördern und Fordern – «Поддерживать, но требовать». Получатели иностранных пенсий, лишившись права на помощь Hartz IV, оказываются безо всяких на то оснований в ущемленном положении: «Требования» к ним предъявляются в полном объеме, а «Поддержка» сведена до минимума.

 

Надо думать, что именно по этой причине Минтруда и установило в 2005 году особый порядок учета иностранных пенсий. В принятии этого решения участвовали привлеченные правительством в качестве экспертов и референтов ведущие ученые-социологи и юристы. Характерно, что привилегия просуществовала свыше восьми лет, пережила два созыва бундестага и трех министров труда. Отменить ее у правительства «не поднялась рука» даже в середине прошедшего десятилетия, в тяжелые годы высокой безработицы. И после появления в мае 2012 года решения Федерального суда об исключении из системы Hartz IV получательницы литовской пенсии, Bundesagentur, которое обычно постоянно отслеживает все мало-мальски значимые судебные решения и незамедлительно вносит в свои «Указания» соответствующие поправки, еще свыше полутора лет (!) придерживалось прежнего подхода при учете иностранных пенсий.

 

Трудно судить, что именно заставило министра труда под занавес своей деятельности санкционировать столь непопулярное решение. Причина, скорей всего, носит чисто экономический характер. Возможно, что это – желание в какой-то мере разгрузить федеральный бюджет в связи с переводом на централизованное финансирование пособия Grundsicherung im Alter.

 

Однако в любом случае единственное существующее решение Федерального суда, которое формально стало причиной изменения инструкции, не должно поставить в этом деле точку – борьба иностранных пенсионеров за свои права наверняка будет продолжена.

 

>>> Задать вопрос по теме эксперту                                 Другие статьи по теме >>>


<< Назад | №2 (197) 2014г. | Прочтено: 1567 | Автор: Миронов М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Rechtsberatung Service

Последние прокомментированные

Мы – одна команда

Прочтено: 622
Автор: Навара И.

Дж. Д. Сэлинджер . Продолжение знакомства

Прочтено: 837
Автор: Ионкис Г.

Романтик русской культуры

Прочтено: 440
Автор: Анисимова Н.

Не могу молчать!

Прочтено: 1510
Автор: Калихман Г.

Эмоции, стрессы и наше здоровье

Прочтено: 665
Автор: Грищенко О.

Новости

Прочтено: 525
Автор: Кротов А.

Случайная дискуссия

Прочтено: 462
Автор: Кабанова C.

Выставки

Прочтено: 265
Автор: Цесарская Г.

Новое правительство взялось за энергетику

Прочтено: 834
Автор: «Курс Консалтинг»

Плесень – опасность в квартире

Прочтено: 689
Автор: Грозмани А.

Мы все прекрасны несказанно

Прочтено: 493
Автор: Калихман Г.

Кроссворд

Прочтено: 336
Автор: Кротов А.

История одной крепости

Прочтено: 709
Автор: Парасюк И.

И снова о наших стариках

Прочтено: 880
Автор: Kapp H.

Канада. В тени великого соседа

Прочтено: 869
Автор: Парасюк И.

Безработный или пенсионер?

Прочтено: 1567
Автор: Миронов М.

Заповедник эгейских древностей

Прочтено: 567
Автор: Цесарская Г.