Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Живопись
«Партнер» №4 (79) 2004г.

ПИТЕР ПАУЛЬ РУБЕНС: ГОМЕР ЖИВОПИСИ

 

 

Питер Пауль Рубенс, живописец из Фландрии, совершил, казалось бы, невозможное. Он раздвинул строй великих мастеров и занял место в первом десятке художников всех времён и народов. Он оставил грандиозное наследие, в котором ему удалось запечатлеть свое время, создать стиль эпохи. Стиль барокко, нашедший свое воплощение в архитектуре, живописи, скульптуре.

Великий француз Эжен Делакруа называл его «Гомером живописи». Художник писал о Рубенсе: «.... он затмевает всех не столько совершенством, сколько тайной силой и жизнью души, которую он вносит во всё».

Питер Пауль Рубенс, живописец из Фландрии ... Однако все достоверные источники указывают, что местом его рождения был немецкий город Зиген. Этот расположенный в Вестфалии городок дал приют супругам Марии и Яну Рубенсам. Нерадостной была там их жизнь — жизнь беженцев. Любимая и родная Фландрия переживала смутное время: борьба с еретиками, засилье сыщиков и доносчиков, бесконечные судебные процессы и казни, казни, казни... Ян Рубенс, доктор права, служил в магистратуре города Антверпена. Он, как никто, понимал, что оставаться под властью кровожадного герцога Альбы — смерти подобно, неровен час, дойдет черед и до него.

И Рубенс с семьей бежит. Бежит в Кёльн, ко двору Вильгельма Оранского, по прозвищу Молчаливый. Он становится поверенным в делах Анны Саксонской, супруги Вильгельма. Чуть позже — ее возлюбленным. Вскоре тайная любовь перестает быть тайной, начинаются пересуды, сплетни, дворцовые интриги. По всем законам Яна Рубенса ожидает смертная казнь. Но ... на сцену в это драматическое время вступает кроткая супруга Рубенса — Мария Пейпелинс. Сила ее любви и верности побеждает законы. Рубенс помилован, но в Кёльне ему больше нет места. И он уезжает с семьей в маленький город Зиген, где живет под строгим запретом «где-нибудь показываться», «под угрозой казни колесованием заниматься торговым или юридическим делом». Здесь 28 июня 1577 года у четы Рубенсов рождается сын Питер Пауль — будущий великий живописец.

Прошло десять лет. В 1587 году Ян Рубенс умирает в изгнании. Его вдова, приняв католичество, решает вернуться на родину, в Антверпен. Разрешение на переезд получено, нехитрые пожитки семейства уложены — можно трогаться в путь... В день отъезда никто из жителей Зигена и не предполагает, что десятилетний мальчик, покидающий этот город навсегда, — великий Рубенс.

Минуло еще тринадцать лет. Год 1600, начало нового, XVII столетия... Двадцатитрехлетний Питер Пауль Рубенс, полный надежд, на пороге новой жизни. Судьба приводит его в Геную, ко двору герцога Винченцо I Мантуанского. Молодой человек красив, хорошо воспитан, образован, прекрасно владеет английским, испанским, итальянским, французским. Знает латынь. Диплом свободного художника гильдии св. Луки, полученный им в Антверпене, и кошелек матушки помогают ему надеяться на успех и верить в свою счастливую звезду.

Герцог Винченцо быстро убедился в одаренности молодого художника, а его образованность и превосходные манеры только ускорили дело. Питер Пауль Рубенс становится придворным живописцем. Коллекции герцога — настоящая сокровищница. Он усердно копирует полотна Тициана, Корреджо, Веронезе... Высокий покровитель доволен работами молодого художника и вскоре отправляет его в Рим.

Рубенс многим обязан Италии, ее полуденному небу и великим мастерам. Недаром так любил он ставить под писанными по-итальянски письмами не «Питер Пауль», но «Пьетро-Паоло».

Время бежит неумолимо. Рубенс снова в пути. На этот раз он едет в Испанию с подарками для короля Филиппа  Ш. В дороге его постигают неудачи: ливень портит картины, денег не хватает до конца пути... Но в этой первой своей миссии он проявляет незаурядные качества дипломата, которые, впрочем, доставят ему впоследствии больше забот и огорчений, нежели славы и признания.

Восемь лет он живет вне дома. Но связь с семьей не прерывается. Нежный и любящий сын пишет матери о своих успехах, она в курсе всех его замыслов, поездок, дипломатических поручений. Но годы идут, мать стареет, и в конце 1608 года Рубенс получает из Антверпена известие о ее серьезной болезни. Немедля спешит он к ней, а прибывает... к ее могиле. Горько переживает художник, чувствуя себя совсем одиноким. И даже встреча с Антверпеном не приносит радости. Город кажется ему поникшим и пустым...

Старые друзья уговаривают его уехать из Антверпена в Брюссель и там представляют художника двору, инфанте Изабелле и эрцгерцогу Альберту.

Блистательный, великолепно образованный Рубенс очаровал всех. Вскоре он получает звание придворного художника, годовое содержание и — в знак особого расположения — золотую цепь. В Брюсселе он оказывается незаменимым. Его мощная, жизнеутверждающая манера письма, его холсты, наполненные бурным движением, чаруют меценатов. Художника заваливают заказами, он не отказывает никому. Золото течет к нему рекой.

Правда, не только труд составляет его брюссельскую жизнь. Пришло время — пришла большая любовь. 3 октября 1609 года восемнадцатилетняя красавица Изабелла Брандт, дочь секретаря городского регента, стала его супругой. Он был очень счастлив.

Брюсселю, однако же, не суждено было войти в историю как «городу Рубенса». Повинуясь зову сердца, художник возвращается в Антверпен, где прошла его юность.

Ему было тридцать три года, когда он, уже прославившийся, приобрел небольшой участок на берегу канала на окраине города. Жизнь уже многое ему подарила и еще больше обещала. Новый особняк должен был стать жилищем его возлюбленной Изабеллы, обителью нынешней и грядущей славы. Рубенс сам сделал эскизы своего будущего дома, эскизы, напоминавшие фантастические декорации к новеллам Боккаччио. Внутри же дом был совершенно фламандским: ничего чрезмерно пышного, никакой роскоши, бьющей в глаза, только обилие тисненой кожи и темного блестящего дерева. Как и во всем, что он делал, Рубенс показал себя здесь настоящим мастером. Разумеется, архитектура дома приправлена неизбежной долей барокко: глубокие ниши, прихотливые очертания карнизов, много лепнины... Но всё это сковано чеканной точностью рисунка, гармоничностью, в которой видится трезвый расчет художника-архитектора. В саду Рубенс построил павильон-ротонду со стеклянным куполом. Здесь выставлены его работы. Здесь же хранятся коллекции.

У себя дома он совсем не такой, каким бывал вне его стен: нежный муж и отец, прекрасный семьянин, склонный к тихим радостям семейного очага. В столь скромном существовании находил он счастливые минуты отдыха от неистовых часов работы. «Трудоголик», как сказали бы сейчас, художник работал с раннего утра до пяти часов вечера, делая только один короткий перерыв на обед. Ничего не ценил он выше живописи, ей одной подчинил все свои привычки, приучил себя к воздержанности, так не свойственной фламандцу. Он не терпел роскошных кухонных запахов, почти не пил вина. Точно так же не любил игру в карты и в кости, отдавая творчеству всего себя без остатка.

В 1610 году Рубенс написал «Автопортрет с Изабеллой Брандт». Этот холст предельно сдержан, в нем нет ни одного мазка, открывающего то состояние счастья, в котором находился он тогда. Портрет светский, почти холодный. И только бережное касание рук супругов да многозначительная улыбка молодой женщины говорят о любви и душевной близости. В это же время он работает над картиной «Снятие с креста». Для самого художника это полотно было особенным: оно было заказано корпорацией стрелков специально для собора Антверпенской Богоматери. С самого начала Рубенс знал, где будет висеть его холст. С какой страстной и ревнивой сосредоточенностью писал он картину, сколько горделивых надежд вкладывал в нее!

Пожалуй, нет картины, где гений художника открывался бы со столь внезапной, ошеломляющей силой. Видимо, секрет этого воздействия — в резком и возвышенном контрасте готической строгости и неистовства барокко. В ощущении совершенной и редкостной гармонии, когда кажется, что движение в картине замерло на один ослепительный миг. И как только минет это мгновенье, рухнет на протянутые руки мертвое тело Иисуса, погаснут краски на холсте, линии обретут покой и плавность... Но нет, ничто не меняется на полотне: багровые тона факелом горят на фоне ночи, опустившейся на Голгофу, тело Христа застыло в падении, и душой овладевает ни с чем не сравнимое чувство горечи и восторга. Без этой картины Рубенс не был бы Рубенсом, и только увидев «Снятие с креста», можно оценить это.

Следующее десятилетие ознаменовано огромным количеством работ. Это картины, изображающие охоту на диких зверей, написанные художником в 1616-1618 годах. Через несколько лет готово ещё одно огромное полотно — «Персей и Андромеда». Известный мифологический сюжет художник перевел на язык Фландрии, по-новому раскрыл присущее мифу человеческое содержание. Мир картин Рубенса густо населен. Порой в его холстах звучат мотивы драматические. Но радости земного бытия для него всё же на первом месте. Вот почему на его полотнах так много прекрасных женщин и детей.

Питер Пауль Рубенс — очень ранимый человек. Родители не могли оставить ему в наследство генеалогическое древо, необходимое для придворной жизни. Их род не прикрывал надежный щит, украшенный геральдическими знаками — свидетельствами знатности и чести. Рубенс не мог побороть тщеславие, и сам пытался исправить этот существенный, как ему казалось, пробел в биографии. Добрую половину своего времени тратит он на выполнение весьма рискованных секретных поручений светлейшей инфанты Изабеллы: перевозит из страны в страну государственные тайны в маленьких надушенных конвертах. Зловещие заговоры, жгучие дворцовые тайны — неизбежные цепи дипломатических обязанностей; громкие имена: Мария Медичи, Анна Австрийская, Людовик XШ, кардинал Ришелье, герцог Бекингемский... И посередине — Рубенс, художник и дипломат, прагматик и мечтатель, двуликий Янус с волшебной кистью. Так проходят годы...

Наступил 1625 год. Питер Пауль Рубенс возвращается из очередного путешествия. Его ждут десятки начатых огромных холстов, ждут ученики и помощники, ждет жена... Ах, этот удивительный, полный тайн 1625 год! Всего двенадцать месяцев... Он пишет огромный холст «Поклонение волхвов» — шесть дней работы! В Париже оставлен законченный портрет Марии Медичи, величественный, парадный. Художник неустанно трудится над грандиозным циклом, посвященным властвованию Марии. Написан портрет (вот неожиданный поворот судьбы!!) Сусанны Фоурмен, сестры его будущей второй жены. Елене Фоурмен, которой на роду было написано носить его имя, было в ту пору всего одиннадцать лет. Тут же Рубенс начинает компоновать картоны для гобеленов «Триумф евхаристии», как бы мимоходом, творит маленький шедевр «Портрет сыновей». Сначала тщательно рисует, потом пишет маслом еще одну картину, ставшую жемчужиной мирового искусства — «Портрет камеристки инфанты Изабеллы». И наконец, пишет портрет супруги Изабеллы Брандт, еще не зная, что лишь год отделяет любимую женщину от ранней кончины.

О, это удивительный портрет! Художник и его модель знают друг о друге всё. Позади полтора десятка лет совместной жизни, полных встреч и разлук, радостей и разочарований. Задумчиво смотрит Изабелла. Сердце переполняет ненависть к дипломатии, к долгим поездкам мужа по Европе. Зачем это всё ему — великому живописцу? Почему он не с ней, не с детьми, не со своими творениями?! Всё-всё видели внимательные, почти страшные по своей пронизывающей силе, глаза госпожи Рубенс. Только и ей было неведомо, что всего через год зловещая чума унесет ее в могилу.

Дни бегут, Рубенс находится в состоянии какого-то необыкновенного подъема. Бремя работы, которое он тащит один, можно разделить на два-три десятка иных людей — столько было задумано, создано, завершено его руками в этом сумасшедшем, полном тайн 1625 году. И снова отправляется он в дальнюю поездку, на сей раз в Париж. Пишет оттуда письма, в которых признается, что парижский двор его душит и что он мечтает скорее вернуться к семье, в Антверпен, «где, слава богу, чума уменьшается с каждым днем». Злая судьба распорядилась по-иному. Рубенс второй раз приезжает в Антверпен к могиле. На этот раз к могиле жены.

Прошло еще несколько лет. В начале декабря 1630 года состоялось бракосочетание Питера Пауля Рубенса, «кавалера, секретаря тайного совета Его Величества и камер-юнкера Ее Высочества принцессы Изабеллы», с Еленой Фоурмен.

Елене в ту пору было шестнадцать лет. Белая, румяная, веселая, она была воплощением мечты Рубенса. Почти всё лучшее, написанное им в последнее десятилетие, освещено чувством всепобеждающей любви. Стремясь покончить с парадными заказами, он покупает загородное имение и уезжает из Антверпена. Именно в эти годы созданы прелестные произведения «Меркурий и Аргус» и «Вирсавия» — живопись легкая, но в то же время мощная по пластике, по полноте жизненных сил. И небольшая картина «Шубка» — вершина творчества последних лет жизни художника.

Рубенс переживает самую лучшую пору своей жизни, он счастлив так, как только может быть счастлив человек.

Но (всегда это проклятое НО) болезнь, много лет не дающая ему покоя, властно заявляет о себе. Предчувствуя кончину, художник приступает к созданию удивительной картины. Он написал тех, кого любил, кому был обязан жизнью: деда, отца. Написал обеих жен на одном холсте — мудрая простота подходящего к концу своего пути человека. Написал младшего сына. И еще — самого себя. В традиционном образе закованного в доспехи святого Георгия представил он свой последний автопортрет. Именно картину «Святой Георгий» Рубенс завещал поместить над своей гробницей.

30 мая 1640 года великого художника не стало.

«Не только в век свой, но навечно удостоился славы Апеллеса» — это пышное сравнение с греческим живописцем написано торжественной латынью на могильной плите. Капелла Рубенса находится в церкви, которая называется по-фламандски Синт-Якобскерк. Алтарь белого и черного мрамора, украшенный наверху статуей скорбящей Богоматери, вывезенной, как говорят, Рубенсом из Италии, высечен Файдербахом, учеником художника. И в обрамлении этого мраморного портала — странный и гордый живописный реквием, написанный Питером Паулем Рубенсом «в торжественные часы отдыха от трудов».

Элла Козиевская


<< Назад | №4 (79) 2004г. | Прочтено: 1081 | Автор: Козиевская Э. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Библейский рассказ о всемирном потопе

Прочтено: 3642
Автор: Вереле

«ДЕВУШКА, ЧИТАЮЩАЯ ПИСЬМО У ОТКРЫТОГО ОКНА»

Прочтено: 3409
Автор: Уманская И.

Сандро Боттичелли: «Весна»

Прочтено: 2018
Автор: Цвиткис И.

"Альфред Сислей – истинный импрессионист"

Прочтено: 1922
Автор: Гуткина И.

Альбрехт Дюрер. «Автопортрет»

Прочтено: 1812
Автор: Гринберг Е.

Алексей фон Явленский

Прочтено: 1756
Автор: Аграновская М.

Художницы эпохи Ренессанса

Прочтено: 1737
Автор: Лопушанская Е.

Русский авангард

Прочтено: 1594
Автор: Кадышев Б.

ВЕЛИКИЙ ХУДОЖНИК РУМЫНИИ

Прочтено: 1534
Автор: Кадышев Б.

ГУСТАВ КЛИМТ. «ПОЦЕЛУЙ»

Прочтено: 1526
Автор: Аграновская М.

Библейские красавицы

Прочтено: 1523
Автор: Вереле

Макс Либерман

Прочтено: 1385
Автор: Гуткина И.

Арчи Галенц слышит время

Прочтено: 1360
Автор: Мадден Е.

Адам и Ева. С библией по музеям Европы

Прочтено: 1349
Автор: Аграновская М.

МАРИАНА ВЕРЕВКИНА

Прочтено: 1322
Автор: Чернецова Е.

Марк Шагал в Германии

Прочтено: 1322
Автор: Фишман В.

Грачи прилетели

Прочтено: 1261
Автор: Кадышев Б.