Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Еврейская имммиграция
«Партнер» №8 (107) 2006г.

Новые правила, старые вопросы

 

 

Федеральное управление по мигрантам и беженцам – Bundesamt für Migration und Flüchtlinge – BAMF, уполномоченное заниматься иммиграцией евреев, приступило, как и планировалось, с начала июля к обработке документов в соответствии с новым регламентом. Конечно, о количестве рассмотренных заявлений и выданных решений судить пока трудно, но уже то, что ведомство разместило в Интернете (www.bamf.de) специальное информационное письмо, адресованное непосредственно потенциальным эмигрантам, уже сдавшим документы на въезд, говорит о том, что «процесс пошел».

Однако пошел ли он так, как того с нетерпением ожидали сидящие на чемоданах заявители и их семьи?
 
Представленный BAMF трехстраничный документ практически дословно повторяет уже известные из решений конференций министров внутренних дел земель требования нового регламента: происхождение хотя бы от одного из родителей – еврея, способность в перспективе обеспечивать себя и семью, обходясь без государственной помощи, обладание базовыми знаниями немецкого языка, принадлежность к иудейской религии и доказательство возможности вступления в еврейскую общину. В документе вновь напоминают, что нееврейские супруги и дети могут въехать только вместе с основным заявителем; а функционеры советского режима и лица, осужденные судом не по политическим мотивам или связанные с криминальными или террористическими организациями, разрешения не получат. В заключение BAMF предупреждает, что для проверки наличия необходимых предпосылок от уже сдавших бумаги заявителей, возможно, потребуются дополнительные данные и документы, а чтобы доказать знание немецкого языка, им целесообразно, не теряя времени, начать посещать языковые курсы.
 
Но разве этих сведений ожидают потенциальные мигранты от ведомства, которому они фактически доверили свои судьбы?
Обращения потенциальных эмигрантов в редакцию непосредственно с мест проживания или через родственников в Германии свидетельствуют о том, что значительную часть решивших эмигрировать интересуют отнюдь не давно известные и уже набившие оскомину общие правила, а новейшая информация совсем иного плана. Люди хотят знать, кто из них и при каких условиях сможет рассчитывать на отмену или хотя бы смягчение основных, для многих, к сожалению, не выполнимых требований регламента: подтверждение положительного интеграционного прогноза и доказательство достаточных знаний немецкого языка.
Особую группу так называемых евреев по отцу интересует, кроме того, возможность въезда без подтверждения приема в еврейскую общину. Ответы на эти архиважные для многих семей вопросы должны были прозвучать в сообщении BAMF. Однако после его прочтения остается лишь чувство досады и разочарования.
Читателям уже известно, что созданный при Федеральном МВД Консультативный совет должен был к началу июля разработать и передать BAMF критерии, классифицирующие случаи, в которых предусмотрены те или иные отступления от общих правил. Но в письме, вместо подробного описания условий предоставления льгот и четкого указания лиц, имеющих на них право, повторяются известные из решений министров формулировки общего характера о «содействии сохранению семей», «учете семейного окружения», «вовлечении в процедуру приема Совета прогрессивных евреев», а также о привилегиях, предоставляемых «жертвам национал-социализма», и так называемых особых случаях.
В русскоязычной печати уже не раз отмечалось, что подобная, кочующая из документа в документ закостенелая и ничего не раскрывающая по сути (а подчас даже несущая двойной смысл) фразеология оставляет широкое поле для домыслов и самых различных толкований, что полностью развязывает чиновникам руки для принятия произвольных решений.
Как может, например, интерпретироваться положение о «содействии сохранению семьи». Допустим, ее глава согласно прогнозу способен зарабатывать только на себя, а жена и ребенок будут вынуждены после переезда длительное время жить на пособие. Какое решение будет принято в этом случае? Примут всех? Или, поскольку требования выполняет только глава, откажут всем, чтобы не разрушать семью! А ведь аналогичные ситуации в различных модификациях возможны не только применительно к супругам и детям, но и в отношении престарелых родителей.
Или другой вариант. Специальность основного заявителя бесперспективна, а его нееврейская жена обладает широко востребованной в Германии специальностью и, несомненно, быстро найдет работу. Сработает ли в этом случае тезис об «учете семейного окружения» в том смысле, что семья получит разрешение, несмотря на отрицательный прогноз для основного заявителя? Или наоборот – оба получат отказ? И таких вопросов пруд пруди.
 
Для пожилых людей, переживших войну, чрезвычайно важно знать, кто из них может быть отнесен к жертвам национал-социализма и на этом основании въехать в страну. Будут ли рассматриваться как жертвы нацизма те, кто выжил только потому, что бежал с оккупированных  территорий? Или льгота будет касаться только перенесших оккупацию, тех, кто находился на нелегальном положении, прошел гетто или принудительные работы?
Думается, что внутриведомственная классификация в этой части уже существует. Однако руководство BAMF не считает возможным предоставить эту чрезвычайно важную для заявителей информацию, в результате чего люди преклонного возраста продолжают пребывать в неведении относительно того, как сложится их дальнейшая судьба.
В аналогичном положении находятся и евреи по отцу, поскольку не знают, как они смогут реализовать свое право на въезд без согласия на прием от ортодоксальных общин. Надежды на «вовлеченный в процедуру» Совет прогрессивных евреев повисают в воздухе, так как его роль в решении данной проблемы до сих пор не конкретизирована.
 
Самой большой загадкой для претендентов на въезд остаются таинственные «особые случаи». Следует отметить, что в немецком законодательстве достаточно широко применяется метод выделения отдельных особых ситуаций, когда допускается смягчение или полный отказ от общих требований того или иного закона. Однако всегда в таких случаях, если не в тексте самого закона, то по крайней мере в соответствующих подзаконных актах, разъясняется, на кого и при каких условиях распространяются предусмотренные послабления. В письме же BAMF нет и намека на раскрытие понятия «особые случаи» применительно к новому регламенту приема. Более того, в документе вообще упущена (вероятно, ошибочно) возможность применения правила «особого случая» в отношении интеграционного прогноза. Хотя в прототипе – Решениях земельных министров внутренних дел - такой вариант предусмотрен.
В целом же информационное письмо BAMF – первый по существу официальный документ ведомства, напрямую адресованный ожидающим рассмотрения дел заявителям, – представляет собой формальную бюрократическую отписку, не несущую абсолютно никакой новой и актуальной информации тем, для кого она предназначена. Конкретные положения, на основе которых иммиграционные чиновники будут принимать решения, остаются тайной за семью печатями. И не потому, что таких материалов нет вообще – в недрах BAMF внутренние инструкции наверняка уже существуют. Но носят они пробный, временный характер и потому руководство ведомства не считает возможным представлять их общественности до того, как они будут проверены на практике и окончательно доработаны.
Ну а пока, судя по всему, будут резать по живому. Первопроходцы новых правил превратятся в своего рода подопытных кроликов, которые на своем, может быть, горьком опыте узнают, что представляют собой на деле заложенные в новом регламенте льготы (если они вообще заложены) и кто может на них рассчитывать. А вот получившие отказы заявители вряд ли будут иметь основания жаловаться на неправомерные действия властей. Новое иммиграционное законодательство составлено таким образом, что дает возможность земельным властям (а значит, и BAMF) по своему усмотрению определять условия приема различных групп иностранцев, в том числе и еврейских эмигрантов.
И всё же в таком правовом государстве, как Германия, выдача информации в нужный момент и в надлежащем объеме несомненно должна быть вменена в обязанность иммиграционных служб, даже если и не существует соответствующей юридической нормы. Тем более в отношении еврейских эмигрантов. Ведь их прием хотя и является добровольной и гуманной акцией немецкого правительства, но проводится не в последнюю очередь для того, чтобы поддержать имидж объединенной Германии как государства демократического и цивилизованного.

 М. Миронов (Дортмунд)


<< Назад | №8 (107) 2006г. | Прочтено: 2328 | Автор: Миронов М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Прием еврейских эмигрантов в Германию

Прочтено: 3395
Автор: Пуэ Т.

Новое в приеме еврейских эмигрантов

Прочтено: 3133
Автор: Миронов М.

О статусе еврейского иммигранта

Прочтено: 2886
Автор: Пуэ Т.

О правилах сдачи языкового теста

Прочтено: 2679
Автор: Миронов М.

О статусе контингентного беженца

Прочтено: 2402
Автор: Пуэ Т.

Новые правила, старые вопросы

Прочтено: 2328
Автор: Миронов М.

Приём евреев из Украины. Облегчённый приём.

Прочтено: 2194
Автор: Редакция журнала

Иммигранты или «Азюлянты»?

Прочтено: 1673
Автор: Миронов М.

О льготе, отмененной задним числом

Прочтено: 1606
Автор: Миронов М.

Еврейская иммиграция. Новые инструкции

Прочтено: 1592
Автор: Миронов М.

Правила приема еврейских эмигрантов

Прочтено: 1317
Автор: Пуэ Т.

О новых правилах приема еврейских эмигрантов

Прочтено: 1182
Автор: Вайншельбаум Д.

ИРЕНА РУНГЕ: КАК ЭТО БЫЛО...

Прочтено: 1121
Автор: Рунге И.