Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Иммиграция >> Еврейская имммиграция
«Партнер» №6 (117) 2007г.

ИРЕНА РУНГЕ: КАК ЭТО БЫЛО...

ИРЕНА РУНГЕ: КАК ЭТО БЫЛО...
Большое чудо маленького еврейского переселения

  В этом году исполняется 17 лет с начала эмиграции советских евреев в Германию. Мало кому известны имена тех энтузиастов, которые сумели убедить правительство ГДР в необходимости для Германии приема евреев из Советского Союза. Одним из таких людей является фрау Ирена Рунге, человек огромного гражданского мужества и общественного темперамента. Ей принадлежит ведущая роль в организации еврейской иммиграции, и мы попросили ее познакомить со своими воспоминаниями наших читателей.

Всё началось в праздничный вечер

  Всё началось с посещения ГДР ультрарадикальным раввинским адвокатом Тзеви Вайнманом (Tsevi Weinmann) из Иерусалима. В начале февраля 1990 г. он прилетел в Восточный Берлин с чемоданом фруктов, чтобы в Берлинской еврейской общине отметить праздник Ту-бишват – Новый год деревьев.

  Мы, собравшиеся в том году на праздник, символизирующий возрождение еврейского народа, как раз основали Еврейское культурное общество Берлина и хотели испробовать «вкус» еврейских традиций.

  Один из инициаторов проведения праздника, юрист Андреас Пётке (Andreas Poetke), принимал нас и нашего не очень молодого гостя из Иерусалима в своей квартире. Праздник был окрашен в грустные тона, мы отдавали себе отчет в том, что эти традиции могут уйти вместе с нашими предками и нами. Как это обычно бывает, разговор за столом касался то одной, то другой темы, а к началу чаепития перешел к обсуждению сведений, поступавших к нам по телефону и почтой из Советского Союза. Незнакомые нам евреи из СССР сообщали, что с распадом государства в стране резко возросла угроза антисемитских выступлений. Вместе с тем, нам сообщали из СССР о слухах, распространяемых в еврейской среде. В них, в частности, речь шла об открытии для советских евреев границы ГДР, чтобы они смогли покинуть ставшую для них опасной страну.

  Наш гость раввин внимательно слушал застольную беседу, а потом, раскурив свою трубку, включился в общий разговор. Начал он, как и положено раввину, с интерпретаций Талмуда, которые, впрочем, казались нам нереализуемыми. Вместе с тем, он заметил, что, в соответствии с духом Талмуда мы, берлинские евреи, несем особую ответственность за других евреев и поэтому должны обратиться в правительство ГДР и склонить его к открытию границ для советских евреев. Это, по его мнению, необходимо было сделать немедленно в связи с грозящей советским евреям опасностью.

Первые обращения в официальные органы

  Я хорошо помню, что сначала предложение раввина показалось нам несерьезным и даже смешным, но смех этот был каким-то неуверенным и даже испуганным. Тзеви Вайнманн считал, что нужно обратиться в официальные органы и, более того, выразил готовность сопровождать нас в хождениях по инстанциям.

  Не откладывая дело в долгий ящик, уже на следующее утро я, Корнелия Дикманн (Cornelia Diekmann), и наш гость раввин направились в Советское посольство. Мы обратились в информационное окно, и моя спутница на русском языке изложила дежурившему там сотруднику нашу просьбу. Ответы сотрудника посольства я переводила раввину на английский. Однако все усилия объяснить чиновникам посольства нашу заинтересованность в судьбе советских евреев оказались напрасными, они просто не хотели нас понимать.

  Безуспешным было и наше посещение Министерства иностранных дел ГДР. Отдел стран Ближнего Востока, сотрудники которого получили образование в Москве и основным направлением деятельности которых были страны арабского мира, естественно дали нам отрицательный ответ.

  Между тем ситуация в ГДР непрерывно и непредсказуемо менялась. Перемены, произошедшие в стране в период между январем и мартом 1990 г., породили у людей порой взаимоисключающие мечты и надежды. Каждый понедельник в замке Нидершёнхаузен заседал так называемый Центральный круглый стол ГДР. В то время в стране были созданы и другие круглые столы. Центральный круглый стол Берлина также обладал контрольными правами, правом вносить предложения и правом вето. Гэдээровские министерства и ведомства пытались остановить новые веяния, не было исключением и Министерство иностранных дел, однако правительство ГДР под руководством премьер-министра Ханса Модрова к тому времени оказалось полностью недееспособным и было не в силах вернуть страну на прежний путь.

  Призыв, с которым мы обратились в Посольство СССР и МИД ГДР, был подготовлен с помощью раввина Тзеви Вайнманна. В нем говорилось: "Уже многие недели до нас доходят сообщения об угрозах еврейских погромов в различных городах Советского Союза. Мы помним, что совсем недавно весь мир был свидетелем преследований и уничтожения евреев немецким фашизмом, а поэтому призываем вас не повторить этот позор немецкого прошлого. Поэтому мы требуем, чтобы ГДР подготовила условия для немедленного приема советских евреев, которые этого хотят...".

Нас поддерживает Берлинский круглый стол

  8 февраля, в понедельник, я взяла с собой это заявление, чтобы довести его до сведения Берлинского круглого стола по иностранным проблемам, одному из многих параллельно заседающих филиалов Центрального круглого стола. Сделать это мне удалось. Я также рассказала о реакции на него Министерства иностранных дел. Участники круглого стола полностью согласились с необходимостью открытия границы ГДР для советских евреев.

  В 19.30 того же дня, согласно существовавшему тогда правилу, единогласно принятое решение можно было передавать Центральному круглому столу для его утверждения в этой инстанции. Все участники Центрального круглого стола проголосовали за наше предложение, и тем самым правительство ГДР получило задание оформить разрешение о въезде на длительный срок советским евреям, а также тем, кто мог бы преследоваться в СССР как евреи. Об этом решении было сообщено по телевидению и, таким образом, о нем смогли узнать многие. В тот напряженный момент, пожалуй, никто из участников заседания не представлял, что присутствует при зарождении новой еврейской жизни в Германии.

Смена гэдээровских чиновников

  На практике это не случилось, так как правительство ГДР оставило без внимания решение Центрального круглого стола. Впрочем, могли ли власти ГДР в момент распада своего государства принимать четкие, ясные, а главное, направленные в будущее решения, ведь гэдээровские чиновники и сами не видели это будущее?

  В этом контексте следует также напомнить, что существует подозрение о тайных переговорах еврейских общин ГДР и Центрального совета евреев Германии с правительством ГДР. Впрочем, до сегодняшнего дня не найдены какие-либо документы, подтверждающие наличие таких переговоров, а возможные свидетели, например, председатель еврейской общины Восточного Берлина и зам.председателя Восточногерманского центрального совета евреев доктор Петер Кирхен (Peter Kirchen) ведение подобных переговоров отрицает.

  18 марта 1990 в ГДР состоялись первые в истории свободные выборы, на которых христианские демократы добились победы. Окрыленный этим событием канцлер ФРГ Гельмут Коль обещал народу Германии "цветущие ландшафты". 12 апреля Народная палата ГДР избрала адвоката Лотара де Мезье (Lothar de Maiziere, CDU), занимающего с 18 ноября 1989 г. должность министра по церковным вопросам в прежнем правительстве, премьер-министром ГДР.

  Мы знали Лотара де Мезье как надежного партнера в вопросах иудаизма, а также как адвоката в деле Иудейской общины Адас Изроэль (Adas Jisroel). В тот же день, 12 апреля 1990 г., парламент ГДР взял на себя ответственность за преследование и уничтожение еврейского народа во времена национал-социализма. По поручению премьер-министра де Мезье начиналась подготовка к открытию границы для советских евреев. И хотя процесс разработки необходимого законодательства еще не был завершен, но уже первые евреи из СССР начали прибывать в Восточный Берлин. Министр финансов ГДР Ромберг (Romberg, SPD) распорядилась об оказании вновь прибывшим срочной небюрократической помощи, так как остро встали вопросы их снабжения и размещения. Министр вооружения Эппельманн (Eppelman, союз 90 / партия зеленых) открыл для проживания приезжающих армейские казармы. Первым временным жильем для вновь прибывших стала казарма в Аренсфельде около Берлина.

  Утром 22 мая от имени Еврейского культурного общества Берлина мы дали корреспонденту британского телеграфного агентства Рейтер информацию о происходящих событиях. Я и еще кто-то поехали вместе с журналистом в лагерь Аренсфельд (Ahrensfelde), а уже в 13.55 весь мир узнал о том, что "ГДР открывает границу для советских евреев".

  Мы гордились достигнутым!

Первые иммигранты

  Премьер-министр ГДР де Мезье организовал учреждение, ответственное за прием и пребывание иностранцев. Круглый стол, занимающийся вопросами иностранцев, о котором я упоминала ранее, предложил евангелического пастора г-жу Алмут Бергер (Almuth Berger, союз 90 / партия зеленых) в качестве уполномоченной по делам иностранцев ГДР. Алмут Бергер создала для решения этих вопросов рабочую группу, в которую вошла и я. Мы заботились об еврейских переселенцах, цыганах, бежавших из Румынии, где им угрожала дискриминация, о вьетнамцах, о политических беженцах, а также об иностранных рабочих. Мы обсуждали и статус нахождения в ГДР советских солдат.

  Переселение евреев как-то не вписывалось в новую картину немецкого государства. Немецкие средства массовой информации не спешили сообщать об иммиграции советских евреев. Тогда мы начали сами приглашать журналистов, беседовали с ними, и постепенно информация о приеме советских евреев стала проникать в общество. Чем больше общество получало информации, тем больше мы получали помощи от населения. Но следует признать, что сложившаяся на тот момент практика еврейской иммиграции противоречила всем международным правилам. Тем не менее, на тот короткий исторический промежуток, отпущенный в то непростое время ГДР, могла существовать только такая практика. С чиновничье-бюрократических позиций казалось непонятным и даже нелепым, что человек получал в полиции ГДР или в офисе приема еврейских эмигрантов бессрочный вид на жительство, техническую поддержку и, таким образом, мог оставаться в Германии. И для этого было достаточно записи в пятом пункте советского паспорта о том, что его обладатель - еврей, или указания в свидетельстве о рождении о том, что один из его родителей является евреем.

   Хотя граница с Западом была уже открыта, но до 3 октября 1990 г., т.е. до дня объединения, всё еще существовали два немецких государства. Переселение советских евреев было возможно только в столицу ГДР, т.е. в Восточный Берлин. В то время положение с жильем в этой части города было просто катастрофическим, а иметь телефон считалось привилегией. Замечу в скобках, что и безработицы в стране тогда тоже не было. Вот с чем столкнулись в Берлине советские иммигранты, а ведь большинство из них рассчитывали на более счастливую и, как им казалось, даже райскую жизнь. Они не понимали, почему они должны оставаться в Восточной Германии.

  Вместе с тем, новость об открытии границы ГДР разошлась по всему Советскому Союзу, и уже к октябрю сюда прибыло около 2 000 эмигрантов. Их поселяли в общежития для иммигрантов, о них заботились, а они пока осматривались и ждали наступления более счастливых времен.

  Для Министерства внутренних дел в Бонне и в законодательстве ФРГ такое понятие, как иммигрант, не существовало. Существовало понятие „иностранец“ или „приглашенный иностранный рабочий“ т.е. Gastarbeiter, и лишь позднее появились термины „иностранные сограждане» (Mitbürger), мигранты, а также бывшие эмигранты, получившие немецкое гражданство, т.е. имеющие Migrationhintergrund.

  Сосем недавно церковный деятель Клаус Прицкулайт (Klaus Pritzkuleit), который был в те времена правозащитником и участвовал в работе Иностранного круглого стола, объяснил, что означает еврейская иммиграция для Германии: "Этот гуманитарный долг, вытекающий из прошлого немецкого народа, был нашим единственным шансом." И эти слова были не просто красивой фразой. Протестантское и католическое духовенство в это непростое время оказывало в этом вопросе реальную помощь. За работу пункта приема еврейских иммигрантов, расположенного на улице Отто Гротеволя, несли ответственность и помогали иммигрантам также сотрудники Восточноберлинской еврейской общины, а позже, если я правильно помню, и представители еврейской общины Западного Берлина. Знание русского языка для сотрудников этого учреждения было чрезвычайно важным. Хотя принимающее учреждение в выходные дни не работало, иммигранты прибывали и в такие дни. В эти дни помощь вновь прибывающим оказывала Иудейская община Адас Изроэль (Adas Jisroel) и Еврейское культурное общество Берлина. Следует напомнить, что именно эти организации активно боролись за разрешение приема советских евреев, а не официальный еврейский истэблишмент, считавший себя единственным представителем германского еврейства. К сожалению, ЦСЕГ и до недавнего времени считал, что в стране не должно существовать других, независимых от него еврейских организаций.

  Лотар де Мезье, а также Альмут Бергер, Клаус Притцкулайт и другие, хотели закрепить решение о приеме советских евреев, включив его в Договор об объединении Германии. Но Лотар де Мезье не был лицом, уполномоченным на ведение переговоров, а парламентский государственный секретарь Краузе, который официально был ответственен за это, игнорировал выполнение решения правительства ГДР.

После объединения

  Третьего октября, т.е. после объединения Германии, Народная палата ГДР была распущена. Де Мезье, как и некоторые другие члены Народной палаты, стал депутатом бундестага и одновременно министром по особым делам в кабинете Г. Коля. Однако 17 декабря 1990 г. он оставил министерский пост, а 6-го сентября 1991 г. отказался от депутатского мандата и возвратился в свой адвокатский офис в Берлине.

  Государственный секретарь МИД ФРГ Зюдхофф (Sudhoff) пригласил в Бонн государственного секретаря Министерства иностранных дел ГДР Ханса Миссельвитца (Hans Misselwitz) и потребовал от него закончить восточноберлинские мероприятия по переселению евреев из СССР до момента объединения обоих германских государств. Миссельвитц (биохимик по образованию, правозащитник по призванию) отказался выполнять это требование, ссылаясь на "принципиальный характер решения Народной палаты, являющейся частью внешнеполитической концепции последнего правительства ГДР". Всего этого мы, инициаторы эмиграции евреев, тогда не знали.

  Требование Зюдхоффа было вызвано тем, что эмиграция евреев в Германию изначально не соответствовала политике ФРГ и Европейского сообщества, а, следовательно, она должна была быть прекращена до завершения объединения. Центральный совет евреев Германии и власти государства Израиль также не были заинтересованы в этой эмиграции. При этом они руководствовались как причинами политической направленности, так и соображениями сионистского характера. С точки зрения Израиля, никаких еврейских беженцев в другие страны не существует, так как есть еврейское государство - родина всех евреев. По логике Израиля, в Германию пытаются эмигрировать исключительно экономические эмигранты, а не еврейские беженцы. Такие рассуждения, по сути, лили воду на мельницу противников эмиграции. Для федеральных политиков был неприемлем тот факт, что объединенная Германия из-за того, что ГДР открыла свои границы для еврейских беженцев из СССР, становится государством, открытым для эмигрантов. Значительно позже мы узнали, что депутаты партии SPD, профсоюзы и главы церквей энергично отстаивали необходимость продолжения переселения советских евреев в Германию. Изменилась и позиция Центрального совета евреев Германии, теперь ЦСЕГ, вопреки протестам Израиля, стал во главе этого движения.

  Говорят, что нынешний федеральный министр внутренних дел Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) в феврале 1991 г. был инициатором совещания земельных министров внутренних дел по вопросу приема еврейских эмигрантов. На этом совещании он, вопреки воле некоторых своих коллег, настоял на быстром и положительном решении вопроса об эмиграции евреев из Советского Союза. Тогда же политики договорились о том, что правовое положение еврейских иммигрантов будет регулироваться на основе Женевского соглашения о беженцах от 1951 года. Конечно, такое решение проблематично и порождает определенные вопросы, но, очевидно, в тот период это был единственный выход. В частности, Женевское соглашение предусматривает возвращение беженцев на родину после восстановления там правопорядка (пример тому - Босния). Но в случае с еврейскими иммигрантами было принято решение об их бессрочном пребывании в Германии.

Немного статистики

  После 1991 г. в Германию из Советского Союза и постсоветских государств эмигрировали более чем 210 тысяч лиц еврейской национальности и членов их семей. Немецкое государство принимает и тех, у кого евреем является только отец, хотя, согласно еврейскому закону (Halacha), они евреями не являются. Поэтому не каждый приехавший может стать членом еврейской общины. Наибольшее число приехавших - это горожане с высшим образованием.

  В 1990 г. в Германии было около 29 тысяч членов еврейских общин, из них примерно тысяча - русскоязычных. В 2005 г. численность еврейских общин Германии составила 108 тысяч человек, причем русскоязычных членов - около 98 тысяч. По некоторым данным, 53 % всех членов общин составляют лица старше 50 лет. И даже если последняя цифра не совсем точна, она заставляет еврейские общины Германии всерьез задуматься, формулируя свои ближние и дальние задачи.

(Продолжение следует.)

Подготовил к печати Борис Вайнблат


<< Назад | №6 (117) 2007г. | Прочтено: 1088 | Автор: Рунге И. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Прием еврейских эмигрантов в Германию

Прочтено: 3123
Автор: Пуэ Т.

Новое в приеме еврейских эмигрантов

Прочтено: 2831
Автор: Миронов М.

О правилах сдачи языкового теста

Прочтено: 2424
Автор: Миронов М.

О статусе контингентного беженца

Прочтено: 2307
Автор: Пуэ Т.

Приём евреев из Украины. Облегчённый приём.

Прочтено: 1691
Автор: Редакция журнала

Иммигранты или «Азюлянты»?

Прочтено: 1642
Автор: Миронов М.

О статусе еврейского иммигранта

Прочтено: 1502
Автор: Пуэ Т.

Еврейская иммиграция. Новые инструкции

Прочтено: 1339
Автор: Миронов М.

Правила приема еврейских эмигрантов

Прочтено: 1256
Автор: Пуэ Т.

О новых правилах приема еврейских эмигрантов

Прочтено: 1124
Автор: Вайншельбаум Д.

ИРЕНА РУНГЕ: КАК ЭТО БЫЛО...

Прочтено: 1088
Автор: Рунге И.

Уехать, чтобы возвратиться

Прочтено: 980
Автор: Миронов М.