Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Мир
«Партнер» №10 (133) 2008г.

МИРОВОЙ ПОРЯДОК: ИЗМЕНЕНИЕ КОНФИГУРАЦИИ?

Евгений Кочанов (Бонн)

 

«Пятидневная война» на Кавказе, последовавшее за ней признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, равно как и заключение с ними договоров о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи (с советских времен эта формулировка означает преимущественно военную направленность соглашения), привели международное сообщество в полное замешательство. Такого не ожидал никто — действия России никак не вписываются в контекст XXI века: кто-то говорит о ее возвращении к ценностям и оценкам не XX даже, а XIX столетия, — имеется в виду принцип: кто больше сопредельных территорий контролирует, тот и сильнее. И разумеется, зашел разговор об изменении существующего мирового порядка.

Нет, я, конечно, не хочу утверждать, что нынешний мировой порядок справедлив или совершенен, но он складывался десятилетиями и в той или иной мере устраивает большинство стран мира. Тем не менее, существующие международные институты с этим конфликтом справиться пока не смогли, перспективы же весьма туманны.

Алексей Арбатов, имеющий, очевидно, немалый вес в формировании российского внешнеполитического курса, в середине июля этого года откровенно заявил, что Россия, как следует из изложенных президентом Медведевым пяти принципов внешней политики, настаивает на изменении существующего миропорядка.

В частности, Россию «не устраивает силовая политика, нарушение некоторыми государствами международного права, навязывание другим своей воли». Россия, продолжил Алексей Арбатов, выступает за изменение сложившегося мирового порядка, который в 90-е годы фактически складывался при монополии США и однополярности мира, когда Соединенные Штаты решали за весь мир, что, кому и как делать, и действовали, не считаясь зачастую с международным правом и полномочиями авторитетных международных организаций, таких как ООН, навязывали свою волю другим государствам, в том числе и России. Такой мировой порядок, по словам Арбатова, Россия хочет изменить.

Что же изменилось теперь? По мнению юристов, занимающихся международным правом, нарушителем оказалась Россия, армия которой вторглась в суверенную Грузию. Действия же Грузии (обстрел Цхинвали и т. д.) никак не подпадают под определение агрессии, поскольку формально она действовала на своей территории. Эти действия могут вызывать возмущение (у меня в том числе), но они никак не могут служить законным поводом для военного вторжения соседней страны (аргумент о защите осетин, имеющих российские паспорта, уже давно внесен в разряд анекдотов).

Конкретные обстоятельства войны подлежат еще долгому разбирательству, которым занимаются и Евросоюз, и американский конгресс; едва ли результаты будут получены быстро. Ведь там будут задействованы и секретные данные разведки, в том числе и спутниковой — стало быть, предстоит эти данные представить так, чтобы не раскрыть параметры источников.

На данный же момент публикуемая и Россией, и Грузией статистика потерь и разрушений доверия явно не вызывает. Впрочем, в чисто пропагандистских целях цифры, взятые с потолка президентом Южной Осетии Кокойты (2000 погибших), повторяются и сейчас российским телевидением; но оно же, видимо, по недосмотру редактора, сообщало и о более достоверной цифре — 137 человек.

Ложь в средствах массовой информации, противоречивые и зачастую взаимоисключающие заявления ведущих политиков сопровождают практически любой вооруженный конфликт. Меня же интересует именно возможность каких-либо глобальных тектонических сдвигов, вызванных событиями на Кавказе и вокруг него.

Так, директор российских и азиатских программ Вашингтонского института мировой безопасности (ранее Центр оборонных исследований США) Николай Злобин, вполне симпатизирующий нынешнему российскому руководству, еще 25 августа предостерегал Россию от поспешного признания Абхазии и Южной Осетии.

«Я не вижу прямых выгод для России от этого признания. Я вижу большие выгоды от того, чтобы этим признанием эффективно продолжать шантажировать и Грузию, и Запад. И продолжать при этом помогать развиваться Абхазии и Южной Осетии как реально независимым государствам», — заявил эксперт. В случае же признания, по мнению Злобина, Запад сразу поставит под вопрос легитимность такого признания и легитимность шагов России. Я думаю, сказал он, что Россию обвинят в нарушении международного права, нарушении принципа территориальной целостности. И это, конечно, ухудшит очень многие вещи в отношении с Западом, начиная от ВТО и кончая «большой восьмеркой», сотрудничеством с НАТО, инвестиционным климатом.

Согласитесь, вполне здравые мысли! Но уже через два дня (после акта признания, то есть 27 августа) Злобин радикально меняет позицию. Пойдя на этот шаг, считает он теперь, Россия решительно выбила последний костыль из-под останков ялтинской системы международных отношений и открыла дорогу тому, к чему США и Запад стремились последние годы, — прямому пересмотру фундаментальных основ всего современного миропорядка.

Признав Абхазию и Южную Осетию, Россия отказалась от принципиальной роли главного защитника незыблемости системы международных отношений, которая сложилась после Второй мировой войны, была лишь модернизирована в начале 1990-х после распада СССР и продолжала (в основном в результате поддержки Москвы) функционировать до сих пор.

Россия, по мнению Злобина, признала то, чего США и ЕС добивались от нее с момента провозглашения независимости Косово: право на изменение извне границ суверенных государств, отказ от приоритета принципа территориальной целостности, отказ от идеи суверенности независимых государств в эпоху глобализации, законность и неизбежность складывания новой политической географии. Более того, Россия сейчас подала всем далеко превосходящий Косово по своей радикальности пример решения международного, да еще и территориального вопроса без какого-либо использования традиционных механизмов, существующих на сегодня, — от международных судов до Совета Безопасности ООН. «Когда на Западе пройдет эмоциональный этап реакции на решение Москвы, там многие вздохнут с облегчением, ибо поймут, что Дмитрий Медведев развязал им руки и, по сути, сделал решающий шаг в сторону складывания нового миропорядка».

Вот такой пассаж. Не знаю, как вам, а мне аргументация Злобина представляется сомнительной.

Допустим, верно, что и Россия, и США, и ЕС (а, возможно, и Китай, и Индия, и Бразилия) хотят переустройства современного мира на иных принципах. Но это вовсе не означает, что в определении этих принципов они будут едины!

Тот же суверенитет для России сопряжен с фантомными болями распавшегося Советского Союза (ведь СНГ, ОДКБ, ШОС, Союз России и Белоруссии — фантомные, по сути, организации), с мечтами о возрождении былого, пусть нищего, величия. Стало быть, назад в XIX век: чем больше контролируемых территорий, тем больше вес в мире. Для США как государства суверенитет священен лишь для себя самих — чужие территории их не интересуют, им не нужен новый штат где-нибудь в Африке (хотя Либерия вполне могла бы им в свое время стать). В то же время сфера защиты национальных интересов США охватывает практически весь мир. Для ЕС суверенитет скорее явление из прошлого, границы размываются, собственно национальный суверенитет всё чаще и во всё больших масштабах передается наднациональным органам — явление XXI, а то, может быть, и XXII-го веков.

По сути высказанной позиции вашингтонский аналитик призывает к новому переделу мира без какой-либо предварительной схемы, при отсутствии хотя бы предварительного понимания того, как этот мир должен выглядеть. Совершенно выпали из сферы его внимания такие очевидные проблемы, как исламский терроризм или грядущий экологический коллапс. Ясно, что ни тем, ни другим Россия, «встающая с колен», заниматься не будет. Как и чем-либо еще, выходящим за рамки насущной задачи раздувания собственного величия среди зрителей собственных телеканалов.

Евросоюз тоже занят преимущественно собственными проблемами — их немало, хотя и в международных делах он всё больше показывает себя как единая мощная держава, что проявилось и в кавказском кризисе.

Что ж, по логике Николая Злобина, остаются Соединенные Штаты, которые, по определению идеологов нынешней российской власти, занимаются строительством «однополярного (произносится с шипением) мира». Теперь им даже Россия не мешает...

Будут ли они и дальше строить этот «однополярный мир», так мучающий воображение Москвы? Да нет его и никогда не было. Есть разноцветный, многообразный мир, вовсе не зацикленный на вопросах «высшего руководства».

Импотенция многих международных институтов, в первую очередь ООН и его же Совета Безопасности, тревожит многих, но результат очевиден и закономерен — наплевать. Это вовсе не означает анархии, вседозволенности. Есть другие институты, есть другие пути, помимо резолюций, заставляющие те или иные страны держаться в рамках приличий. А ведь именно это — вести себя прилично, пользоваться доверием близких и дальних соседей — считается нынче главным в межгосударственных отношениях.

Изменений на политической карте мира тоже не предвидится — ни Абхазии, ни тем более Южной Осетии международно-правовое признание не светит. Пример очевиден: Турецкая Республика Северного Кипра, провозглашенная еще в 1975 году и не признанная никем, кроме Турции. Никто не может сказать, что это «субъект международного права» или будет им когда-нибудь. И возникновение ее (в результате турецкого вторжения) не вызвало изменений в мировом порядке. Очень много говорят об аппетитах России в отношении Крыма, Приднестровья, Целинограда и прочих русскоязычных анклавов. Сильно сомневаюсь: потянуть бы Абхазию и Южную Осетию. Кавказские новообразования могут оказаться злокачественными...

Еще агрессивней, еще бездумней, еще дальше от международного мейнстрима — едва ли возможно. Ресурс исчерпан, и на изменение сложившейся системы международных отношений у России нет ни сил, ни средств, ни авторитета. США, ставящие свою Конституцию выше любых международных законов, в изменении системы не очень-то нуждаются. Европа же при любых изменениях будет настаивать на соблюдении консенсуса, а его не будет никогда или, во всяком случае, в ближайшие десятилетия.

В силу всех этих причин любые предположения об изменении существующего миропорядка (каким бы насущным это изменение ни представлялось) кажутся мне несбыточными или, по меньшей мере, маловероятными.


<< Назад | №10 (133) 2008г. | Прочтено: 636 | Автор: Кочанов Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

ИНТЕРВЬЮ С ВИКТОРОМ ТОПАЛЛЕРОМ

Прочтено: 1624
Автор: Кудряц Е.

Эта нехорошая кассетная бомба

Прочтено: 1323
Автор: Мучник С.

Понаехало вас тут...

Прочтено: 997
Автор: Листов И.

Стены и политика

Прочтено: 905
Автор: Парасюк И.

Турецкий марш – 2

Прочтено: 825
Автор: Кочанов Е.

Республика Корея

Прочтено: 812
Автор: Парасюк И.

Ислам, исламизм, терроризм

Прочтено: 792
Автор: Кочанов Е.

Трамп как зеркало нашей цивилизации

Прочтено: 790
Автор: Резник Н.

Последний шанс

Прочтено: 770
Автор: Кочанов Е.

Заметки о политкорректности

Прочтено: 726
Автор: Листов И.

Геноцид в прошлом, настоящем и ...

Прочтено: 696
Автор: Бовкун Е.

Сумерки над Турцией

Прочтено: 690
Автор: Кочанов Е.

По следам событий, на пороге событий

Прочтено: 671
Автор: Кочанов Е.

Два года «арабской весны»

Прочтено: 666
Автор: Кочанов Е.

Газовая альтернатива

Прочтено: 659
Автор: Алейник Е.

«Шафрановая революция»

Прочтено: 645
Автор: Кочанов Е.

МИРОВОЙ ПОРЯДОК: ИЗМЕНЕНИЕ КОНФИГУРАЦИИ?

Прочтено: 636
Автор: Кочанов Е.

Надежды на перелом

Прочтено: 622
Автор: Кочанов Е.