Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> Люди, вошедшие в историю
«Партнер» №11 (134) 2008г.

МУСА ДЖАЛИЛЬ. СВЕТ И ТЕНИ ПРОШЛОГО...

Венера Вагизова (Берлин)

Одна или с друзьями я прихожу сюда не менее двух раз в году: 15-го февраля, в день рождения Мусы Джалиля, и 25 августа, в день его гибели.

Плётцензее, тюрьма, лобное место Европы, — так ее еще иногда называют. Именно здесь оборвалась жизнь Джалиля, человека, имя которого с гордостью повторяют не только татары, но все те, кто знаком с его поэзией и хоть немного знает о его трагичной судьбе. Я прохожу в каземат, где стояла гильотина. Даже 60 лет спустя каменный пол в каземате имеет красноватый оттенок от пролитой крови... Положив цветы, опускаюсь на колено и трогаю пол рукой... Более 20-ти лет связывают меня с Джалилем, его судьбой, с историей всего Волго-татарского легиона.

Во время войны в Плётцензее была тюрьма, в которой проходили казни. Казалось бы, кого удивишь этим, когда вся Германия была превращена в эшафот... Но это был особый эшафот. В то время как в концлагерях уничтожали миллионы людей, даже не спрашивая их имен, здесь, на Плётцензее, за 12 лет правления Третьего рейха было казнено «всего» чуть менее трех тысяч человек, но среди них были выдающиеся личности, которых нацистская верхушка причислила к самым опасным преступникам, подрывавшим мощь Третьего рейха: Юлиус Фучик, Милдред Хартнак, подпольщики Красной капеллы, участники покушения на Гитлера. Вот малая толика статистики: из этих почти трех тысяч 24 человека были из Советского Союза, из этих 24-х человек 11 — татары... Джалиль и джалильцы...

Муса Джалиль (1906-1944 гг.) — выдающийся татарский поэт и герой-антифашист. Уже более 50-ти лет он остается символом патриотизма, мужества и героизма татарского народа в годы Великой Отечественной войны, его стихи изданы многомиллионными тиражами, переведены на 56 языков, а поэтический цикл «Моабитская тетрадь» справедливо считается одним из высочайших достижений мировой поэзии.

Судьба сделала мне щедрые подарки. Таким подарком была встреча в марте прошлого года с Чингизом Айтматовым, которого мы потеряли в этом году. Так вот, Чингиз эфенди рассказал: когда в 1956 году в Советском Союзе решался вопрос о присуждении Ленинской премии в области литературы, кто-то попросил его за кого-то проголосовать... Но он, тогда еще совсем молодой член Союза писателей, ни минуты не сомневаясь, отдал свой голос Джалилю за его «Моабитские тетради». «Где тот несостоявшийся классик? — сам себе вслух задал вопрос Чингиз эфенди. — А вот Джалиля знают и чтут до сих пор».

Как поэт Джалиль стал известен еще до войны: он много писал на татарском языке, и не только стихи. Им были созданы поэмы, либретто к оперным постановкам, он собирался написать роман и несколько новых поэм.

Война перечеркнула его планы. Уже 23 июня Муса Джалиль подал в военкомат заявление, а 12 июля 1941 г. был призван в ряды действующей армии. В этот же день, видимо, по просьбе военкомата, Союзом писателей на Джалиля была подготовлена характеристика. В ней Мусу характеризовали как большого и талантливого поэта, одного из ведущих писателей республики. Особо отмечаются его патриотические стихи, написанные в первые дни войны.

В начале 1942 г. Муса Джалиль прибыл на Волховский фронт корреспондентом армейской газеты «Отвага». Там в это время шли ожесточенные бои: 2-я Ударная армия должна была прорвать кольцо блокады. Операция оказалась неудачной, а ее командующий генерал Власов позорно сдался в плен.

В 1987 году мне посчастливилось познакомиться с вдовой поэта Аминой ханум. Она вспоминала, что летом 1942 г. от Мусы перестали приходить письма. Она долго ждала мужа и, наконец, узнала самое худшее: пропал без вести. Долгое время о судьбе поэта ничего не было известно. Убит? Ранен? У партизан? Попал в руки врага? Пока шла война, солдатские жены верили, что после победы их мужья вернутся домой. Но Джалиль не вернулся. И мог бы навсегда остаться пропавшим без вести, но нашлись его стихи, которые и стали кончиком нити, позволившей размотать клубок его судьбы до конца:


                     Как волшебный клубок из сказки, 
                     Песни — на всём моем пути...
                     Идите по следу до самой последней, 
                     Коль захотите меня найти!

Так писал поэт в стихотворении «Волшебный клубок».

Первая весть о Джалиле пришла еще в 1945 г., когда штурмовавшие Берлин солдаты нашли в Моабитской тюрьме среди бумажного мусора листок, вырванный из какой-то книги, с записью: «Я, известный татарский писатель Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения, и, наверное, буду скоро расстрелян. Если кому-нибудь из русских попадет эта запись, пусть передадут от меня привет моим товарищам-писателям в Москве». Эта записка свидетельствовала о том, что поэт попал в плен, а также о том, что и в плену он продолжал бороться...

В конце июня 1942 г., стараясь выбраться из окружения, поэт с товарищами попал под артобстрел. Взрывной волной его выбросило из кузова машины в болото, оглушило, он был ранен и потерял сознание. Когда пришел в себя, вокруг была слышна немецкая речь. Много раз поэт готовил себя к смерти, не желая даться живым в руки врага. Как же могло случиться, что он попал в плен? А случилось вот что: его отбросило в болото, и «...смерть обошла — прошла стороной. Последний миг — и выстрела нет! Мне изменил мой пистолет...»

Муса был в плену уже несколько месяцев к тому времени, когда гитлеровское командование приняло решение о формировании Восточных легионов из числа нерусских военнопленных. После поражения под Москвой в немецкой армии возникла острая потребность в живой силе. К тому времени уже были сформированы Азербайджанский, Грузинский, Армянский, Туркестанский, Горский легионы, батальоны украинских националистов и казачьи формирования. Теперь настал черед Волго-татарского легиона. Джалиля поначалу одолевали сомнения — пойти ли на службу? Но потом он решил, что, работая в легионе, сможет принести пользу своей стране. К тому же легион давал возможность свободы передвижения, поэт мог бывать в Берлине, приезжать в лагеря, где формировались батальоны Татарского легиона.

В легионе Муса встретил многих друзей из довоенной жизни, таких же, как и он, товарищей по несчастью, в том числе и коллегу по перу — детского писателя из Казани Абдуллу Алиша. Так была создана подпольная группа. В легионе издавалась газета, для которой писал и Джалиль: он видел одну из своих задач в том, чтобы сделать эту газету «беззубой», обезвредить фашистскую пропаганду. Кое-кто из его товарищей работал в радиокомитете Восточного министерства, и это позволяло подпольщикам получать свежие сводки Совинформбюро и печатать листовки. Кроме того, в легионе была создана театральная группа, артисты которой выступали перед легионерами, исполняя песни и небольшие постановки на родном языке, а Джалиль читал свои стихи, призывающие к свободе и борьбе. Результат работы подпольщиков был налицо: в феврале 1943 г. 825-й батальон, посланный под Витебск для борьбы с белорусскими партизанами, в полном составе перешел на их сторону. После этого случая остальные татарские батальоны либо отправили на Западный фронт, в частности — во Францию, либо оставили на хозработах, либо попросту расформировали. Немецкое командование отмечало, что среди Восточных легионов самыми ненадежными были волго-татарские и армянские формирования.

Беда случилась в августе 1943 г. Долгие годы считалось, что подпольщиков выдал предатель. Нет, не предатель, а внедренный в группу провокатор. Подпольщиков схватили. Их долго пытали в гестапо. Муса Джалиль, Абдулла Алиш, Гайнан Курмашев и их товарищи прошли через весь ужас фашистских застенков. Их держали в берлинских тюрьмах: в Моабите, Шпандау, Тегеле. Те, кто видел Мусу после этих допросов, рассказывали: поэту сломали руку, пальцы его распухли и почти не сгибались, ему отбили почки, тело исполосовали шлангами, но духа его не сломили:


                 Можно тело засыпать землей. Но душа, 
                 Что исполнена пламенных песен, — жива, 
                 И летит она, верой в Победу дыша, -
                 Тут не смерть, а бессмертье вступает в права!

В феврале 1944 г. 11 татар были Возложение цветов на месте казни Джалиля приговорены Имперским судом к смертной казни как политические преступники, как самые страшные враги Третьего рейха. Но даже под нависшим топором — увы, это не метафора, — поэт продолжал писать стихи в надежде, что они дойдут до потомков: «Вот и последнюю песню пишу я, видя топор палача над собой...» 25 августа 1944 г. приговор был приведен в исполнение.

После войны пришлось долгие годы бороться за честное имя Джалиля. Человека, погибшего в нацистских застенках, подозревали в предательстве, на него было заведено уголовное дело, возле его квартиры дежурила милиция. То считали, что он сбежал на Запад и скрывается там, то распускали слух, что он под чужим именем вернулся в Союз... И лишь после смерти Сталина стало, наконец, возможным открыть всю правду: ведь знаменитые «Моабитские тетради» Джалиля вернулись на родину еще в 1946 и 1947 гг. И это только те две, которые сейчас известны во всём мире. К сожалению, еще несколько тетрадей утеряны в архивах тех самых органов, которые подозревали поэта в предательстве. Среди них также и тетрадь со стихами его товарища Абдуллы Алиша. Найдутся ли они когда-нибудь? Узнаем ли мы новые стихи Джалиля?

25 апреля 1953 г. в «Литературной газете» вышла первая подборка его стихов из моабитского цикла. Эти стихи переводили виднейшие российские поэты: Ахматова, Френкель, Антокольский, Сельвинский, Липкин, Арс. Тарковский, Маршак. Амина ханум вспоминала, что накануне ей приснился сон: Муса идет, весь окутанный светлым сиянием. А наутро — выпуск «Литературки» с его стихами. Это было возвращение Поэта.

Потом были годы возвеличивания поэта. В Казани ему был поставлен памятник. На долгие годы Джалиль превратился из человека в монумент. А в 90-е годы прошлого века опять начались кривотолки о его роли в поэзии и «месте в бою». Словно грязная пена, стали появляться измышления иных «младоисториков», которые в погоне за сенсацией пытались вынести наружу грязное белье: дескать, он не герой, Джалиль, ату его, он же был на свободе, у него даже были связи с женщинами. Но позвольте, ведь изображать из себя этакого киношного героя-коммуниста, пусть даже и в легионе, но всё равно в логове врага — это вам не фильм «Гитлер капут!» А что до человеческих слабостей... Муса был здоровым мужчиной, а бесполыми бывают только ангелы. Человеческие слабости не помешали поэту сделать свой выбор.

Время всё расставило по своим местам. Имя Джалиля не забыто, более того, он стал нам ближе и понятнее как простой человек, со своими слабостями, достоинствами и недостатками. Когда наступил момент истины, он не смалодушничал, не стал предателем, а выбрал для себя мученический путь служения своему народу.

Многие стихи Джалиля сейчас прочитываются по-новому. По-иному понимаешь, что же имел в виду поэт в стихотворении «Каменный мешок»:


                       Положили тебя в мешок,
                       Завязали под злой смешок. 
                       Ставят в очередь твое тело, 
                       Чтоб смолоть его в порошок. 
                       Мелет мельница жизнь людей -
                       Громоздятся мешки костей. 
                       Жернова ее из железа, 
                       С каждым днем они всё лютей.

Эти жернова — не что иное, как гитлеровский и сталинский режимы, перемалывавшие миллионы человеческих жизней. Эта мельница оборвала и его жизнь. Но спустя шесть с лишним десятков лет знаменитые стихи Джалиля звучат в Берлине на татарском, русском, немецком языках:

 
                      Песня меня научила свободе, 
                      Песня борцом умереть мне велит. 
                      Жизнь моя песней звучала в народе, 
                      Смерть моя песней борьбы прозвучит! 

Как сказал профессор МГИМО Абдулхан Ахтамзян, «не все одиннадцать „джалилевцев“ в полной мере оценен государством. Наверное, и поэт Абдулла Алиш, которому 15 сентября этого года исполнилось бы 100 лет, и другие боевые соратники Джалиля достойны не только общественного признания и почитания. Все они воевали сначала в открытом бою, затем в подполье и приняли смерть от рук палачей. Награды нужны не им, а их роду-племени, молодежи, нынешним и будущим поколениям».


<< Назад | №11 (134) 2008г. | Прочтено: 1407 | Автор: Вагизова В. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Как Фридрих Великий с мельником судился

Прочтено: 2022
Автор: Переверзев Ю.

МАГДА ГЕББЕЛЬС. НЕУДАВШИЙСЯ СПЕКТАКЛЬ

Прочтено: 1912
Автор: Харманн Г.

Лион Фейхтвангер. Жизнь и творчество

Прочтено: 1708
Автор: Калихман Г.

Руки Че Гевары

Прочтено: 1705
Автор: Жердиновская М.

ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ КОРОЛИ РОССИИ

Прочтено: 1573
Автор: Левенгарц В.

Кто вы, адмирал Колумб?

Прочтено: 1485
Автор: Жердиновская М.

Барон Фон Щтиглиц – русский банкир и меценат

Прочтено: 1421
Автор: Переверзев Ю.

«Истинно Гамбс есть гений в своем роде...»

Прочтено: 1414
Автор: Фишман В.

МУСА ДЖАЛИЛЬ. СВЕТ И ТЕНИ ПРОШЛОГО...

Прочтено: 1407
Автор: Вагизова В.

Испанская королевская семья

Прочтено: 1389
Автор: Жердиновская М.

Генерал Брусилов и брусиловский прорыв

Прочтено: 1346
Автор: Нордштейн М.

Карл Маркс. Часть 1

Прочтено: 1338
Автор: Калихман Г.

Братья Гумбольдты

Прочтено: 1289
Автор: Переверзев Ю.

Карл Фукс - почётный гражданин Казани

Прочтено: 1192
Автор: Шкляр Ю.

«Вечный огонь» Льва Троцкого

Прочтено: 1152
Автор: Кротов Ю.