Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Мир
«Партнер» №7 (142) 2009г.

Россия и Иран: как много общего!

Леонид Млечин

Точка зрения

Леонид Млечин (Москва)

 


Леонид Млечин – российский литератор и публицист, лауреат премии ТЭФИ, обладатель ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, ведущий телепрограммы «Особая папка» канала «ТВ Центр». За фильмы о руководителях Северной Кореи («Красный монарх» – о Ким Ир Сене, «Наследник престола» – о Ким Чен Ире) властями этой страны Л. Млечину вынесен смертный приговор. Является автором документальных книг о Брежневе, Шелепине, Примакове и нескольких детективных романов.

В девяностые годы прошлого века тогдашний президент Ирана тоже призывал к серьезным политическим и экономическим реформам, считал необходимым демократизацию страны и улучшение отношений с Западом. А последовало то, что исследователи называют позаимствованным из российского политического обихода словом «путинизация», что означает откат от реформ, распределение нефтяных денег и жесткий контроль за выборами. Например, реформисты получают три десятка мест в парламенте, но не более того. Власть соглашается только на те реформы, которые считает необходимыми, жестко контролирует средства массовой информации.

Что-то общее есть и в политической системе. Во главе Ирана стоит человек, который практически никому не подотчетен, но остальные высшие должности, включая пост президента, занимаются теми, кто выиграл выборы, но они, в свою очередь, все зависят от первого лица в государстве.

Парламент в Иране появился под влиянием соседней России, где царь в результате первой русской революции разрешил Государственную Думу. Иранский меджлис наделен правом утверждать министров, проверять работу исполнительной власти, в том числе расходование денежных средств. У депутатов большие права, и горе тому министру, которого они критикуют. Парламент в любой момент может вынести вотум недоверия любому министру, но никто не вправе распустить парламент.

На выборах труднее всего не завоевать симпатии избирателей, а добиться, чтобы тебя зарегистрировали кандидатом в депутаты. Сомнительных, с точки зрения власти, кандидатов до голосования не допускают. В результате три четверти депутатов – это бывшие сотрудники спецслужб или офицеры корпуса стражей исламской революции.

Иран – второй по значению экспортер нефти и живет только за счет продажи черного золота. Летом 2008 года, через сто лет после начала добычи иранской нефти, страна получила рекордные доходы от продажи черного золота. Иран владеет также вторыми по значению запасами природного газа – после России.


Ирану завидует множество развивающихся стран, которым не хватает денег для экономического развития и покупки энергоносителей. И в такой богатой ресурсами стране пятая часть населения бедствует. Последние годы были временем фантастического роста цен на черное золото. Но чем больше зарабатывал Иран на нефти, тем беднее становился!

По данным Всемирного банка, в 2005 году Иран по уровню экономического развития занимал 113 место, в 2006-м – 119, в 2007-м – 131, в 2008-м – 135. Иначе говоря, задолго до нынешнего кризиса экономическое положение фантастически богатой энергоносителями страны ухудшалось с каждым годом.

Сегодня детям иранской революции давно за двадцать, но им придется подождать, пока они смогут полноценно участвовать в социальной и экономической жизни страны. Они не в состоянии получить работу и у них нет денег, чтобы завести семью. Вот ситуация с мужчинами в возрасте до тридцати лет: только трое из пяти нашли работу, только двое из пяти женаты, только двое имеют собственное жилье…

Жизнь после исламской революции не стала лучше. Аятоллу Хомейни это не беспокоило. Он высокомерно говорил:

– Мы не для того совершали революцию, чтобы снизить цены на дыни. Наследники Хомейни не чувствуют себя столь же уверенно. Власть больше всего боится массового возмущения и городских мятежей. Пытаясь снять напряжение, она делится с народом нефтедолларами. Распорядиться огромными деньгами так, чтобы экономика развивалась, в Тегеране не умеют. Но нефтедоллары позволяют держать низкие цены на многие товары: от сахара, хлеба и чая до лекарств, электричества и бензина. На это уходит примерно сто миллиардов долларов в год.

В последние годы, годы изоляции режима. Тегеран больше полагается на машину подавления, живущую за счет доходов от нефти. На нефтяные деньги существуют Корпус стражей революции, многочисленные спецслужбы и семьи сотен тысяч жертв восьмилетней войны с Ираком. Эти группы составляют примерно 15-20 процентов 75 миллионного иранского населения. Эти группы демонстрируют полную поддержку режиму. Это надежная опора режима, в том числе и на выборах.

Нефтяные деньги создают особую атмосферу в обществе, которое живет сладкими мечтами. Восемьдесят процентов экономики контролируется государством. Большинство иранцев состоит на госслужбе. Иранцы полагаются на правительство и жаждут только одного: получить свою долю нефтяных денег. Связи, знакомства среди власть имущих важнее желания и умения работать. В такой коррупционно-инертной среде людям энергичным и даровитым трудно реализоваться. Иран возглавляет список стран, из которых люди бегут. Каждый год страну покидают от 150-ти до 180-ти тысяч человек. Утечка мозгов губительна, потому что уезжают образованные и энергичные люди.

В Иране двадцать пять официальных выходных, т.е. праздничных дней (это в среднем в два раза больше, чем в мире) и, разумеется, в исламском государстве отдыхают вторую половину четверга и пятницу. Так что остается всего двести двадцать рабочих дней в году, а если учесть низкую производительность труда, то…

Общество верит в то, что государство, владеющее мешками нефтяных денег, в состоянии решить все проблемы. Ахмадинежада избрали президентом, потому что он обещал «подать нефтяные деньги к столу каждого иранца». Выяснилось, что на нефтяные деньги можно только закупать продовольствие за границей, а это ведет к упадку собственного сельского хозяйства. В результате сидящие за нефтяным столом тоже теряют работу. Иран покупает примерно четверть необходимого продовольствия: пшеницу, кукурузу, рис, сахар, картофель.

Нефтеносные поля Ирана истощены, добыча падает почти на десять процентов в год из-за плохого управления. Иран сам потребляет много бензина и других нефтепродуктов. Цены субсидируются, тогда зачем беречь дешевое топливо? Энергоемкость иранской промышленности в пятнадцать раз выше японской, в десять раз выше европейской и в восемь раз выше американской. Устаревшая техника и технологии приводят к огромным потерям энергии, тепло просто уходит в воздух.

Каждый год в нефтяную промышленность только для поддержания добычи нужно вкладывать примерно два миллиарда долларов. 9 – 10 млрд. нужны для увеличения добычи. Но нет денег для инвестиций, нефтедоллары растрачиваются впустую. А мировые компании не спешат вкладывать деньги в Иран. Иранская деловая элита недовольна политикой Ахмадинежада, считая, что он пустил по ветру национальное богатство страны. Денег не хватает и на ядерную программу, в этом тоже винят Ахмадинежада.

Целое столетие нефть была и главным врагом иранской демократии, и главным союзником. Нефть – это вампир демократии. Она подрывает разумное политическое устройство, потому что делает слишком сильным государственный аппарат и высшее чиновничество. Эпидемия коррупции на всех уровнях создала такую атмосферу, в которой взятки в обмен на политические или экономические привилегии, стало нормой.

В таких режимах, как в Иране, где власть пытается создать «тотальную» идеологию и монолит власти, коррупция оказывается неожиданным другом демократии. Экспорт нефти помог сформироваться среднему классу, который нуждается в демократии. На нефтяные деньги получили образование – в том числе в лучших университетах мира – тысячи иранских технократов, а это троянский конь демократии. Коррупция позволяет богатым противникам режима покупать себе что-то вроде свободы. Большие деньги меняют даже радикалов. Командиры корпуса стражей революции демонстрируют завидный достаток, хотя это противоречит пуританским нравам исламского государства. По мере того, как стражи революции богатеют, они все больше заинтересованы в том, чтобы права собственности стали священными.

В Иране сформировался целый класс бывших революционеров. Они занимают видные должности и озабочены собственным благосостоянием. Лидер этой группы – бывший президент Акбар Хашеми Рафсанджани. На публике чиновники среднего уровня демонстрируют свою набожность и лояльность. А в частных разговорах критикуют режим. Когда Ахмадинежад произносит речи против «экономической мафии», он целится в Рафсанджани и его сторонников.

Борьба с коррупцией используется исключительно для сведения счетов между собой. Поэтому были арестованы два генерала корпуса стражей исламской революции по обвинению в оргиях с проститутками. Сражения разных групп внутри иранского общества ведутся путем обнародования компромата друг на друга, что приоткрывает реальную картину масштабов коррупции и некомпетентности высших эшелонов власти.

Пока росли доходы от нефти, росли и возможности удовлетворять аппетиты различных олигархических групп. С падением цен на нефть уменьшилась и казна. Ахмадинежад старался раздавать как можно больше денег и постоянно запускал руки в резервный фонд, созданный на трудные времена.

Полная некомпетентность президента в экономике усугубила трудности в стране. Он постоянно повторяет, что экономикой страны может руководить только двенадцатый имам, тот самый, который исчез шестилетним мальчиком больше тысячи лет назад и возвращения которого ждут все шииты. А пока Ахмадинежад пытается сам руководить финансами и экономикой. Его распоряжение сократить процентные ставки едва не разрушило банковскую систему. Его заявление о том, что биржа – это азартная игра, запрещенная исламом, привело к тому, что рынок ценных бумаг упал на треть. Его разговоры о преимуществе государственного сектора закончились полным нежеланием частных инвесторов вкладывать деньги в собственную экономику…


<< Назад | №7 (142) 2009г. | Прочтено: 568 | Автор: Млечин Л. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

ИНТЕРВЬЮ С ВИКТОРОМ ТОПАЛЛЕРОМ

Прочтено: 1814
Автор: Кудряц Е.

Эта нехорошая кассетная бомба

Прочтено: 1453
Автор: Мучник С.

Понаехало вас тут...

Прочтено: 1131
Автор: Листов И.

СИНИЙ ОСЕЛ И КРАСНЫЙ СЛОН ВЫШЛИ НА ФИНИШНУЮ ПРЯМУЮ

Прочтено: 1053
Автор: Клеванский А.

Стены и политика

Прочтено: 1022
Автор: Парасюк И.

Трамп как зеркало нашей цивилизации

Прочтено: 964
Автор: Резник Н.

Республика Корея

Прочтено: 959
Автор: Парасюк И.

Турецкий марш – 2

Прочтено: 952
Автор: Кочанов Е.

Ислам, исламизм, терроризм

Прочтено: 922
Автор: Кочанов Е.

Последний шанс

Прочтено: 886
Автор: Кочанов Е.

Заметки о политкорректности

Прочтено: 856
Автор: Листов И.

Сумерки над Турцией

Прочтено: 843
Автор: Кочанов Е.

Геноцид в прошлом, настоящем и ...

Прочтено: 826
Автор: Бовкун Е.

«Шафрановая революция»

Прочтено: 787
Автор: Кочанов Е.

Газовая альтернатива

Прочтено: 784
Автор: Алейник Е.

По следам событий, на пороге событий

Прочтено: 782
Автор: Кочанов Е.

Два года «арабской весны»

Прочтено: 778
Автор: Кочанов Е.

МИРОВОЙ ПОРЯДОК: ИЗМЕНЕНИЕ КОНФИГУРАЦИИ?

Прочтено: 772
Автор: Кочанов Е.

Надежды на перелом

Прочтено: 753
Автор: Кочанов Е.