Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Семья >> Семья и школа
«Партнер» №4 (187) 2013г.

Настольная книга для каждого родителя!

Новый современный ДОКТОР СПОК!

 

Книга Мадлены Розенблюм «Родительская академия», недавно вышедшая в Германии на русском языке в издательстве «WaldemarWeberVerlag», Augsburg является своеобразной энциклопедией для родителей. Подход к методам воспитания постоянно меняется, и не всегда бывает просто разобраться в щедром потоке подобной литературы. В этом смысле «Родительская академия» особенно ценна, потому что написана практиком. Она рассматривает вопросы воспитания, связанные с дошкольной и ранней школьной жизнью ребенка. Автор рассказывает в своей книге о том, как использовать это время с максимальной пользой для ребенка; объясняет, что нужно делать, для того чтобы малыш вырос умным и счастливым.

 

Сегодня Мадлена Розенблюм специально для наших читателей отвечает на вопросы, связанные с выходом книги.

 

Книга Бенджамина Спока «Ребенок и уход за ним» вышла в Америке в 1946 году, первое издание Вашей «Родительской академии» – более чем через 60 лет. Что, на Ваш взгляд, за эти годы кардинально изменилось в американском подходе к воспитанию?


Полагаю, изменилась общественная структура, а следовательно, и структура семьи: работающая мама, большее вовлечение пап в воспитание детей, более раннее знакомство с яслями и детскими садами. Сегодня, как правило, одному работающему человеку не под силу прокормить семью. Спок не одобрял отказ мам кормить детей грудью, считал, что дети должны расти дома, а не в яслях или садиках…


Спок не мог себе представить, что больше половины детей в стране будут расти без папы или без мамы. Он не представлял себе, что у детей могут быть две мамы. Или два папы. Ему и в страшном сне не могло привидеться, что в жизни миллионов детей главными воспитателями будут мачеха и отчим. Что у ребенка будут две пары родителей (родных и мачеха-отчим). Что у двух пар родителей будут дети и свои, и от прежних браков. Спок не задумывался о массовых разводах и об их влиянии на воспитание детей. За эти годы семья стала более мобильной, а значит, связи с бабушками и дедушками ослабли еще больше. Как правило, от старшего поколения помощи ждать не приходится.

 

Что подтолкнуло Вас к написанию книги?


Отсутствие адекватного материала на русском языке и на «русском материале»: хотя по этой теме существует обширная американская литература, переводные книги не учитывают специфику восточноевропейского и азиатского менталитетов, культуру, традиции, наработанный веками опыт. Я долго искала книги и статьи на русском по воспитанию малышей, чтобы снабдить ими родителей, с которыми я работаю. Но либо книги морально устарели и отражали напряженный и диктаторский тон косных педагогов советской выучки, либо добросовестно пересказывали американские и европейские теории воспитания, либо были скорее вредны, чем полезны. Тогда я и взялась писать для моих пациентов (и для всех других мам, пап и воспитателей) книгу, которая зафиксировала бы мои ежедневные беседы с родителями, отразила их самые распространенные вопросы, самые серьезные тревоги и рассказала бы о методах, с помощью которых мои подопечные успешно справляются с педагогическими задачами.

 

С какого года Вы живете в Америке? Расскажите об основных отличиях коренных американских родителей и наших, выходцев из СССР. Есть ли какие-то преимущества одних перед другими?


В Америке я живу с 1989 года. В 93-м стала магистром в области клинической социальной работы, проработала семь лет в клинике психологической помощи, далее стала совмещать клиническую работу с административной и лекционной, стараясь дать русскоязычным родителям возможность воспользоваться всем богатством воспитательных методов: родным российским опытом и опытом американских родителей. Основное сходство «наших» и «их» родителей: это и другие любят своих детей, хотят видеть их счастливыми и здоровыми, удачливыми и энергичными.
Писать о различиях можно тома и тома. Вот пример: две пары с детьми, русская и американская, встречаются в ресторане. Во время обеда наша мама напоминает 5-летней дочке, что класть локти на стол неприлично, что мотать головой некрасиво, что пристально смотреть на дядю невежливо, что солонку в руках вертеть нельзя, что хлеб не крошат, что на горячее нужно подуть, что компот сейчас прольется, что дочь растяпа, потому что уронила нож, что пока она не доест котлету, не получит мороженого, что за плохое поведение она не пойдет в парк...


Тем временем американские родители тихо предложили дочке карандаши и бумагу. Та рисовала в ожидании заказа. Когда она стала проявлять нетерпение, папа вежливо извинился, встал из-за стола и предложил дочке прогуляться. Девочка побегала несколько минут и вернулась более спокойная. За обедом она стала играть ножом. «Ласточка, положи нож», – тихо сказал папа и, не прерывая беседы, взял у девочки нож, одарив ее при этом нежной улыбкой. Американская мама, глядя на русских друзей, долго крепилась, а потом мягко сказала: «У вас такая прелестная девочка, вежливая, милая. Расслабьтесь чуть-чуть и получите удовольствие от нашего обеда». «Наши» чаще бранят и унижают детей, не считаясь с присутствием их друзей или чужих. Наши чаще шлепают детей. Чаще поучают других мам. Реже хвалят детей. Наши папы реже играют с детками на площадке, чем американские. Американцы более нетерпимы к проявлению детской агрессии. Более суровы, позволяя детям испытать дискомфорт, который является естественным следствием детской непокорности (ребенок отказался надеть перчатки или, заупрямившись, обулся в неудобные башмаки). Американцы предоставляют детям больше свободы, например, в выборе нарядов, даже если ребенок выбрал для похода в ресторан шляпку в горошек, блузку в клеточку и брючки в полоску. Американцы больше верят в силы ребенка и умеют говорить с ними о смерти, болезни, войне. Они не скрывают от приемного ребенка и окружения правды об усыновлении или удочерении.

 

Что общего и чем разнится ваша система и система Спока, предложившего в свое время радикальную смену ориентиров, главной заповедью которой стало отсутствие всяческих заповедей?


Я не думаю, что доктор Спок «создал систему». Он, скорее, добросовестно, честно и полно описал существующие методы воспитания, постарался систематизировать, изложил их простым и логичным образом. Что до главной заповеди книги, то позволю не согласиться с вашей трактовкой. Советские мамы, прочитав Спока, были так потрясены и шокированы, что дальнейший их внутренний диалог со Споком был, скорее, яростным спором. И вправду, если Спок прав, то не правы все советские мамы! А значит, предадим Спока анафеме. На самом деле, Спок, повторяю, только осмысливает и описывает опыт своей страны. Спок критически осмысливает воспитание детей, рожденных после Великой депрессии, говоря, что ставить ребенка в центр мироздания, делать его пупом земли и позволять ему всё на свете опасно, безнравственно, это чревато скверными результатами. Спок руководствуется здравым смыслом и призывает родителей делать то же, относиться к советам критически, пропускать их через призму собственного опыта. Он призывает прививать детям азы дисциплины с раннего возраста. Точно так же я бы не стала называть описанное в моей книге некой «системой Розенблюм». Я ничего нового не придумала, но описала и осмыслила уже существующий опыт и методы воспитания. Как и во времена Спока, в воспитании соседствуют прямо противоположные тенденции. Скажем, один автор ратует за то, чтобы младенец спал отдельно. Другой утверждает, что это противно природе и малыш должен спать с мамой. И так в каждом вопросе. Думаю, мой подход сходен с подходом доктора Спока вот в чем: я призываю воспитателей критически осмысливать все его новшества и противоречивые советы, не идти наперекор своему родительскому инстинкту, если при этом действия родителей адекватны и не приносят вреда ребенку. Доктор Спок был педиатром. Я – социальный работник. Я уделяю больше внимания среде, в которой растет ребенок, помогаю родителям оптимально сбалансировать семейные ценности и требования общества. Я не только предлагаю тот или иной подход, тот или иной метод, но объясняю, чем руководствуюсь, а главное, прохожу весь путь вместе с родителями, вместе с ними преодолеваю сложности и стараюсь добиться успеха. Более того, я предваряю свои наблюдения и описания призывом ко всем читателям: пользуйтесь этой книгой как подсказкой в дополнение к читательскому богатому опыту. Пренебрегайте советами, которые кажутся вам неуместными. Не меняйте ничего в вашем подходе, если он «работает» на вас и на ребенка. Исключение: полный запрет на методы физического воздействия. В Америке, как и в большинстве цивилизованных стран, истязание детей, пренебрежение их насущными нуждами, а также эксплуатация детей – преступление.

 

Жизнь показывает, что никакого точного рецепта воспитания не существует, вернее доверять себе и собственной интуиции. Не секрет, что написавший «библию для родителей» «добрый доктор Бенджамин», когда дело касалось отношений в его собственной семье, проявлял нетерпимость и даже жестокость к своим сыновьям Майклу и Джону.


Идеальных родителей нет. Большинство людей – хорошие родители. Есть родители, которые хотят стать еще лучше: получать больше удовольствия от общения со своими детьми, видеть, как дети развиваются, используя весь отпущенный им природой потенциал. У таких родителей есть большой набор хитрых ключиков и отмычек для сложных случаев. Именно такие родители никогда не откажутся от тонких приборов и инструментов, которые помогут им еще больше обогатить их педагогический диапазон. Вторая категория родителей, для которых подобные книги необходимы, – это те, кто балансирует на грани лишения родительских прав или привлечения к суду за жестокое обращение с детьми. Эти родители, вся вина которых заключается в том, что они сами выросли жертвами родительских побоев, еще не научились воспитывать своих малышей без зуботычин и подзатыльников. От таких родителей мне приходят тревожные письма в журнал «Домашний очаг», где я веду колонку для родителей. Они звонят в отчаянии за помощью в мой кабинет. Они жадно впитывают каждое слово на семинарах и лекциях. Изменят ли они свои методы на 100%? Нет. А вот что-то вынесут, что-то отладят. Весь мой труд не пропадет даром, если он поможет хоть одному проценту мам, хоть на один процент чаще будут ласкать детей, хоть на один процент реже унижать их или бить. Третья категория родителей, к кому обращена книга, – эмигранты. Именно они наиболее мучительно воспринимают чуждые им методы воспитания. Помочь им осмыслить новшества и перенять всё полезное в них – вполне имеет смысл.


И четвертая категория родителей, которые уже несколько лет ведут со мной диалог, – это новое поколение молодых россиян, для которых крах Советского Союза включил в себя и крушение системы ценностей, системы воспитания, в том числе. Они пользуются американскими подгузниками и детскими присыпками, европейскими одежками и колясками. Точно так же они стремятся усвоить всё лучшее, что существует в системе зарубежного воспитания. Мы называем это обменом опытом. И вернемся к «суровому доктору Споку»: полагаю, что он не спускал отвратительных поступков своим детям. Если при том, что его жизнь рассматривали под микроскопом, он не был привлечен к ответственности за жестокое обращение с детьми, я полагаю, что он не выходил за рамки здравомыслия. Уверена, самому сдержанному, самому образованному, самому нежному, самому любящему воспитателю время от времени изменяет выдержка. Включая Януша Корчака, который отдал за своих воспитанников жизнь. Изредка каждый из нас взрывается. Я напоминаю родителям об этом в книжке. Как научиться избегать этих взрывов? Как сделать, чтоб этот взрыв не покалечил наших близких и нас самих? Об этом несколько глав моей книги.

 

Уважаемая г-жа Розенблюм, случается, что Ваша педагогическая система буксует на Ваших собственных детях? Есть ли в ней слабые звенья? Что Вы предпринимаете в подобных случаях?


«Слабое звено» – это «человеческий фактор». Стройные теории сталкиваются с бурным эмоциональным складом индивидуума. В рамках этических требований моей профессии я не обсуждаю мою личную жизнь. Скажу только, что профессиональная выучка очень выручает меня в частной жизни, помогает распознать тот момент, когда негативные эмоции ощутимо мешают принять правильное решение. В большинстве случаев я успеваю дисциплинировать себя, не сказать сгоряча лишнего, а уж если такое произошло, своевременно извиниться и вынести из этого урок.

 

Лечить-воспитывать... Есть ли грань между этими понятиями в плоскости психотерапии? Насколько зыбкой она вам кажется? Пару слов о роли семейных отношений в развитии ребенка.


Лечить – воспитывать. Психотерапия целительна, потому что помогает человеку рассортировать свои проблемы, выбрать самые важные и расплести узелки проблем в отношениях с собой и окружающим миром.


Психотерапия воспитывает, потому что каждый, кто решил взглянуть своим сложностям в глаза, осознает свою активную роль в создании и в решении этих сложностей, учится впредь пользоваться приобретенными знаниями, чтобы избежать повторения ошибок. Я не противопоставляю эти две ипостаси психотерапии друг другу. Семейные отношения – это основная питательная среда для социального и эмоционального развития ребенка. Родители – это эталон, с которого ребенок лепит свою личность, а их взаимоотношения и отношение к миру для ребенка – руководство к действию. Ребенок копирует родителей не потому, что он передразнивает их, а потому что он старательно учится тому, что родители уже умеют и знают. Любой серьезный конфликт в семье ложится на плечи ребенка. Старшие не всегда видят этот груз, до тех пор пока ребенок не становится «проблемным», «сложным», «гадким».

 

В эпоху «до Спока» американским родителям категорически возбранялось лишний раз поцеловать ребенка из боязни избаловать. Сейчас фраза «мы тебя любим» звучит из уст родителей по пять раз в день. Что Вы об этом думаете?


Ну, не по пять, а по сорок пять. Думаю, что вдумчивой и необременительной любовью ребенка не испортить. «До Спока» были разные периоды в разных странах. Был американский Юг с нежным отношением к своим детям. Было время освоения новых земель, когда дети едва ли знали, что такое детство – они сеяли, пахали и выживали наравне со взрослыми. Было время Великой депрессии, когда дети должны были наравне с родителями думать о хлебе насущном. Мы не станем вдаваться в историю, не станем приводить в пример Спарту или Диккеновскую Англию. Спок писал для послевоенных детей, когда общество окрепло настолько, что могло себе позволить обратить свои взоры на нужды подрастающего поколения.

 

Спока по сей день упрекают в том, что его книга с пропагандой вседозволенности сыграла решающую роль в распаде американской системы ценностей. При написании своей книги учитывали ли Вы в какой-то мере горькие уроки ваших предшественников?


После Ваших вопросов я опять пересмотрела книжку Спока. Мне кажется, что пропаганду вседозволенности ему приписывают те, кто поленился следовать его советам дисциплинировать детей, когда те дерутся, говорят плохие слова, грубят, ведут себя вызывающе или слишком требовательно. Горькие уроки Спока я постаралась учесть: я привлекаю примеры из жизни, усиливая тем самым звучание каждого моего предложения или совета. Тем самым, я свожу к минимуму возможный упрек в том, что я пропагандирую вседозволенность. Я враг вседозволенности, враг небрежного и необдуманного отношения человека к человеку. Но будучи апологетом ДИСЦИПЛИНЫ, я искренне верю, что она начинается с САМОДИСЦИПЛИНЫ, что дисциплинированный родитель не позволит своему ребенку смотреть телевизор до одури, лопать тоннами конфеты, плеваться в бабушку или бить сестру. Ведя родителей по тернистым дорогам дисциплины, я детально пишу о том, как, какими именно словами, каким именно образом справиться с тем или иным проступком. Уверена, нельзя объять необъятное, и рано или поздно кто-то из родителей столкнется с примером из жизни, аналога которого в моей книге нет. Но есть парадигма, основанная на сходных случаях.

 

Предлагаемые вами подходы к сексуальному воспитанию вызывают неоднозначную реакцию. В таком важном и сложном вопросе основная масса родителей опирается на институты народной педагогики, пути, проверенные и проторенные веками. Какая категория родителей следует вашей системе? Что это за люди? Каков их социальный статус и система ценностей?


Предлагаемые мной подходы к сексуальному воспитанию не могут не вызвать противоречивую реакцию. Что бы ни было сказано о взаимоотношении полов, это вызовет бурную реакцию, потому что в советском и постсоветском пространстве на темы продолжения рода с детьми не говорили. Если вы называете это институтом народной педагогики и верите в его состоятельность, то смело пропускайте главы о сексуальном воспитании детей. Не зря я предлагаю читателям посоветоваться со своим религиозным учителем, как говорить с детьми о сексе в рамках той или иной культуры. Но если рекомендации религиозного лидера по той или иной причине не удовлетворяют читателей, они могут найти в моих советах некоторое рациональное зерно. Моим предложениям следуют родители-эмигранты, православные, католики, евреи и мусульмане разных степеней религиозности. Наиболее ортодоксальные верующие берут на заметку то, что не противоречит их верованиям. С американскими родителями говорить на тему сексуального воспитания не приходится – они впитали в себя язык полового воспитания, у них есть готовые формулы как в пределах каждой конфессии, так и в среде людей, далеких от религии.

 

Что считаете самым главным в воспитании маленького человека?


Любовь и нежность. Личный пример.

Спасибо! Поздравляем с выходом книги и желаем побольше благодарных, заинтересованных читателей.

Интервью вела Надежда Рунде (США, Дингельфинг)




<< Назад | №4 (187) 2013г. | Прочтено: 1153 | Автор: Редакция журнала |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Без попечения родителей

Прочтено: 1528
Автор: Зутлер А.

Моббинг в школах – уже не редкость

Прочтено: 1157
Автор: Навара И.

Настольная книга для каждого родителя!

Прочтено: 1153
Автор: Редакция журнала

Школьные проблемы. Так ли всё хорошо?

Прочтено: 1040
Автор: Гуревич Б.

«НАШЕ ДЕЛО УЧИТЬ, А НЕ ВОСПИТЫВАТЬ»

Прочтено: 941
Автор: Шимановский Д.

Дети и мобильные телефоны

Прочтено: 881
Автор: Навара И.

Территория женщин

Прочтено: 788
Автор: Редакция журнала

Емеля

Прочтено: 766
Автор: Мурашова К.

Не мать и не мачеха

Прочтено: 717
Автор: Мурашова К.

«Иакова я возлюбил»

Прочтено: 681
Автор: Мурашова К.

Сага о северной бабушке

Прочтено: 650
Автор: Мурашова К.

Блюдо, которое следует подавать холодным

Прочтено: 606
Автор: Мурашова К.

«Чересчур» оказалось трудным

Прочтено: 579
Автор: Светин А.

Тотальный диктант напишут и в Антарктиде

Прочтено: 575
Автор: Светин А.

Плохой человек

Прочтено: 556
Автор: Мурашова К.

Чтобы было с кем играть

Прочтено: 527
Автор: Мурашова К.

Яблоневый сад

Прочтено: 510
Автор: Мурашова К.

Муза по наследству

Прочтено: 494
Автор: Мурашова К.