Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

С. Костовецкий

 

Бабушка, которую я не знал.

 

В который раз убеждаюсь, что любовь и уважение детей к родителям определяется не количеством раз произнесеннoго при жизни слова «люблю», а той памятью, которую хранят дети после смерти родителей. И я не перестаю восхищаться талантом отца так сохранить семейные  материалы, хотя некоторым из них уже больше ста лет.


Моя бабушка Надежда Львовна Костовецкая родилась в Одессе в 1901 году.

В возрасте семи лет уже училась в народной школе, где получила начальные школьные знания. На этой фотографии ей семь лет.

Фото было сделано в 1908 году в фотографическом заведении Л.М. Малкуса со скромным  названием  «Модерн» по адресу Ришельевская, 27.

 

После окончания школы Надя поступила в еврейское женское профессиональное училище А.М. Бродского по ул.Большая Арнаутская, 5

 В училище преподавали белошвейное, модное, перчаточное и картонажное ремесло.

Признаюсь честно: на каком «факультете» училась моя бабушка, я так и не узнал.

Возможно, все эти специальности входили в обязательное обучение. А преподавательский состав... ну, я просто не могу пройти мимо и позволю себе на одну минутку остановиться на составе подробнее.

Заведующей училищем была Роза Генриховна Корабельникова, она же преподавала арифметику. Училищный врач Анна Матвеевна Гаузнер преподавала гигиену. Законоучителем еврейской веры была Ревекка Самуиловна Лиман. Русский язык и чистописание преподавала М.Л. Гольденберг. Просто русский язык преподавали Ревекка Леонтьевна Зайденберг и Эсфирь Д. Спивак-Кричевская. Арифметика и рукоделие были доверены Розе Семеновне Лишневской; история и география – Ольге Львовне Нейман; рисование – Елизавете Константиновне Винер; пение – Михаилу Петровичу Вайнштейну. Модным портновским ремеслам обучали Сура Григорьевна Фердман и Мария Филипповна Блиер. Учила шить шляпы Эммануила Германовна Рухельман. Классная надзирательница училища – Х.Д. Брандман.

На этих курсах Надя подружилась с одноклассницей Маней Малчанской.

 Это было ровно 100 лет тому назад. 27 октября 1915 года девочки  группой отправились  в салон фотографа Гения Шапиро (да, Гений – это имя!)  по улице Ришельевская, 25 – угол Еврейской. Почему именно его фотосалон был выбран для группового снимка, остаётся только догадываться. Однако работы Гения Юдковича были удостоены Почетного диплома Императорского русского технического общества, золотой медали "За трудолюбие и искусство“ от Министерства торговли и промышленности в 1910 году.  Г.Ю. Шапиро уважали собратья по делу – он был заместителем председателя профессионального Общества фотографов-владельцев Одессы и юга России. А по моему разумению, тут сыграл главную роль фактор имени - Гений.

В верхнем ряду слева – Маня Малчанская и Надя. Здесь Наде 14 лет. Через два года обучение заканчивается, и она поступает на работу (в 16 лет) в частную пошивочную мастерскую.  Сура Григорьевна Фердман не только преподавала в училище Бродского портновское дело, но и мастерскую держала на ул. Преображенская, 17.  Замечу только, что если хозяйка мастерской берет на работу бывшую ученицу, то для этого есть основания. С 1917 по 1919-й  Надя днём работала в мастерской, а вечером занималась на общеобразовательных курсах. Что интересно, свой аттестат  о среднем образовании она подтвердила и получила уже в еврейской женской гимназии Анны Эммануиловны Гецельд.

1919 год принес Гражданскую войну.  Официальный и нелегальный статус моей бабушки до 1921 года менялся ровно столько раз, сколько раз менялась власть в Одессе.

На одном из городских сайтов г.Тирасполя я обнаружил очень интересную информацию: «В августе (1919) в Одессе прошла областная партийная конференция, в работе которой приняли участие и представители Тираспольской организации. Для оживления работы большевистского подполья Одесским губкомом были направлены в Тирасполь Абрамов, Волынский, Н. Костовецкая. Последняя вспоминала: «...Я свыклась с поездками из Одессы в Тирасполь, они проходили у меня успешно. Обычно в Тирасполе оставалась подолгу. За время пребывания я успевала не только распространить привезенную литературу, но и собрать сведения о настроении крестьян и о боевых группах... Особенно хорошо была налажена связь с революционно настроенными крестьянами села Плоское».

...И всё! Больше нигде нет информации о подпольной работе. И никогда ни она, ни её муж, мой дед Самсон, не распостранялись на эту тему. Думаю, здесь проявилась привычка  подпольщиков не молоть языком.

Когда в Одессу в 1920-21 годах приходила Советская власть, Надя работала в одесском потребительском обществе, заведовала «столом личного состава». Так назывался в те годы отдел кадров.

1922 год  для  Нади можно назвать учебным.  Она прошла обучение  на военно-политических курсах. Это были курсы для подготовки политработников, а точнее – комиссаров. Можно думать всё, что угодно, но такого рода курсы для 20-летней девушки..?

 В эти годы её сердце окончательно покорил парень по имени Самсон. И поскольку их судьбы пересеклись и по жизни они пошли вместе, то я позволю себе далее объединить жизнеописание  Нади и Самсона.  Они работали вместе в одесском подполье. После установления Советской власти Надя работала в Одессе, а Самсон в составе части особого назначения очищал страну от различных банд, коих расплодилось, как блох.

         Вот так Самсон выглядел в 1920 году. В начале 1923 года он  окончил Военно-Политическую школу при Политуправлении Украинского военного округа (в будущем – Киевского) и был направлен в Севастопольскую крепость на батареи.

         В то же время Надя после окончания военно-политических курсов была направлена в г.Первомайск, где работала в детском доме №3.

А в 1924 году её делегировали на городскую конференцию: флаги от «Революционной кооперации» и отряда «Юных ...»,  много детей... Думаю, на конференции присутствовали делегаты от детских домов: заведующие, учителя, лучшие ученики, а  также представители кооперации, которые, как я понимаю, в дальнейшем примут посильное участие в помощи детским домам.

А тут и 1925 год подошел. Самсон и Надя стали мужем и женой.

 После рождения сына, моего папы Марка, Самсона направляют служить в Киев, и там Надя работает в Областной киевской сберкассе. В 1932 году они едут отдыхать в Кисловодск, и сразу по возвращении в Киев  Надю отзывают в Одессу на курсы ЦК ВКПб. Перед отъездом они успели сфотографироваться.

 

 

 

 

 

 

 


В 1935 году Самсон уже был в звании полковника, и ничто не предвещало скорой мясорубки. Я думаю, это были действительно счастливые семейные годы. 

           В 1936 году авиаполк, где служил Самсон, перебрался под Красноярск. А  Надя едет в санаторий  РККА в Крым, в г.Саки. Как я понял, на снимке – жёны командиров Красной  Армии, а слева от бабушки Нади – зам.начальника санатория  А.И.Доболин.

 После ареста мужа Надя с сыном возвращается в Одессу. Тяжелейшее время для неё. Пока муж под следствием и нет приговора, она работает в Горсоюзпечати. Но после смерти мужа она автоматически становится женой «врага народа», да и здоровье сильно подорвано – до самой смерти сильнейшая гипертония...

Не перестану повторять: в жизни в сложных ситуациях всегда рядом  находятся люди, готовые прийти на помощь – это истина, проверенная самой жизнью.


Я знаю, что этого человека зовут Яков. С Надей они работали в Одесском подполье. Это он помог ей с работой и помогал вплоть до эвакуации 1941 года. И судя по тому, что его фотография находится в семейном архиве – он действительно был надежным товарищем, без всяких намёков на личную близость.

С осени 1938 по май 1939-го  Надя была без работы. Найти работу для человека с клеймом в те годы...  И тем не менее в июне на два летних сезона Яков устраивает Надю в Центральный парк культуры и отдыха им.Т.Г.Шевченко кассиром в стрелковый тир. И работа на свежем воздухе дала свои плоды. Осенью 1940 года Надя работает в городском отделе связи, где занимается оформлением подписки периодики для населения. А весной 1941 года она уже работает кассиром (и где!) в Одесском показательном универмаге по ул. Карла Либкнехта, 26. Смею заметить, что с улицы в такое учреждение людей не брали. Потому как даже имея на руках удостоверение, в сам универмаг просто так не зайдешь.

Для входа в само здание требовался пропуск.

Признаюсь: имею глубокие подозрения, что товарищ  бабушки  Нади Яков занимал далеко не маленький пост в Одессе. И мои выводы базируются на дальнейших событиях, а именно: 30 сентября 1941 года в Одессу поступила директива Ставки о эвакуации войск ООР (одесского оборонительного района). А за два дня до этого Надя уволняется с работы.

Это в трудовой книжке записано «по собственному», а на самом деле достаточно взглянуть на удостоверение – и всё встанет на свои места.

Вы понимаете, как интересно сложилась мозаика: этот самый Яков знал, что будет эвакуация войск, и поторопил Надю. А почему поторопил? Ну во-первых, не будем  говорить о судьбе евреев при фашистах, а во-вторых, эвакуироваться тоже непросто. Это не в купейном вагоне укатить. Но удивительно другое: увольнение, получение удостоверения и сам отъезд произошел в один день. Вот собственноручная запись бабушки:

 А теперь поразмыслив здраво, зададим элементарный вопрос: кто способен провернуть такое за один день?

 И вот конечное место эвакуации: Казахстан,  Кустанайская область, Семиозерный район, поселок Семиозерное.  Первая отметка о прибытии – 4 октября 1941 года и так до 15 октября, когда был решен вопрос с жильём.

О годах в эвакуации сведений крайне мало. Бабушка работала кассиром-счетоводом в местной школе механизации, папа учился в школе. В 1944 году папу призвали на действительную военную службу. И в августе 1945 года бабушка  возвращается в Одессу одна. Ближайшие два года она работает кассиром-секретарем в артели «Реммебель», а с января 1949 года – кассир-инкассатор завода фрезерных станков им.Кирова.    

Ну ладно, я понимаю – просто кассир, но еще и инкассатор! Это потом, гораздо позже – машина, водитель, оружие. А тогда..? На заводе работало около 800 человек. Представьте сумму денег, получаемую в банке. А деньги  далеко не всегда удавалось получить  до 17.00 вечера. И до позднего вечера часто выдавали. И представьте себе одинокую женщину, сидящую дома с огромной заводской получкой и вздрагивающую от любого ночного шороха. Каково..? Да, и неоднократно приходилось бабушке вот так проводить ночи. И это не выдумка, а её письма к сыну. Прошу обратить внимание – ни слова об оружии. Зато утром деньги для людей находились в кассе завода.

Скорее всего, такая тяжелая по ответственности работа с течением времени спровоцировала рецидив гипертонии. В сентябре 1949-го её признали инвалидом II группы, и через месяц она была вынуждена оставить работу. С этого времени болезнь уже не отпускала её. Из армии сын сколько мог помогал деньгами, она пользовалась всеми льготами как мать солдата. Для получения пенсии по инвалидности не хватало всего пяти месяцев трудового стажа.  Денег не хватало, и она, вспомнив еще дореволюционную профессию, устроилась в пошивочную артель. Заказов было много, работали по 11 часов в день. Кто норму не выполнял, тот не получал НИЧЕГО. Она думает подыскать не такую тяжелую работу, делится планами в письме к сыну. Грипп приковал к постели, высокая температура. Но она, дописав письмо, едет на Почтамт, это с Кирова,1 до Садовой – для гипертоника и больной гриппом с температурой очень даже нелегко. А она едет, её греет только одно: если письмо отправить с Почтамта, то сын получит его на несколько дней быстрее. Получилось всё не так. Письмо было еще в пути, когда в воинскую часть, расположенную в далёкой Средней Азии, пришла телеграмма Костовецкому Марку Самсоновичу. Сообщение о смерти его матери Костовецкой Надежды Львовны.   

Ему предоставили срочный отпуск по семейным делам и он, лишь вернувшись из отпуска обратно в часть, получил письмо от мамы – последнее письмо длиною в жизнь.

Это оно, то самое последнее письмо моей бабушки Нади, которую я никогда не знал.

 Не думал, дописывая последние строки, что слёзы польются и руки будут трястись.

А ведь случилось...









<< Назад | Прочтено: 36 | Автор: Костовецкий С. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы