Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Р. Шульц (Папа Шульц)  

 

СОВЕТСКАЯ АРМИЯ. В/Ч 36851

(военные новеллы, 1968-1970)

 


 

"КРЕПЧЕ ВОЛЯ, БЛИЖЕ ПОБЕДА!"

 

- в то время был такой девиз.  Когда было очень трудно, я писал такое:

 

Ты ведь мужчина.

                      Так будь же им до конца.

Не разводи сырость,

                       а то ты похож на  мальца.

Слёзы - участь слабых.

                     Сильные смотрят в глаза.

Не загрязняй совесть и воздух.

                      Будь молодцом, как всегда.

 

Только когда у тебя беда иль горе, только тогда ты начинаешь необыкновенно ясно понимать и мыслить.

В то время, в учебке, если зайдешь после отбоя в туалет, всегда можно было слышать, как горько плачут в кабинках молодые солдаты, впервые оторванные от дома, матерей, невест, друзей, родных, родины. Как трудно дается самостоятельность  под командой  чужого дядьки.

Солдата можно уважать только за то, что он отдал  армии свои лучшие годы. Солдат ждёт дембеля, как мать ребёнка. Мы писали домой письма в стихах:

 

Привет с Новгородского края,

Где берёзы и сосны растут,

Где за 40 секунд одевают

И в столовую строем ведут.

 

Что касается службы военной,

я не буду так много писать,

Потому  что тебе, дорогая,

Всё равно нечего не понять.

 

Ты идешь на работу спокойно.

Я в то время на плаце стою.

Ты гуляешь по улице вольно,

в этот час я шагаю в строю.

 

Ты сидишь, мои письма читаешь,

я сижу и уставы учу.

Ты весь вечер у дома гуляешь,

я с друзьями в наряды иду.

 

Ночью ты отдыхаешь в постели,

я дневальным по роте стою.

Над своей ты причёской колдуешь,

без волос я пока что хожу.

 

Как служить буду дальше, не знаю.

Я тебе всё потом расскажу.

Новый год ты встречаешь с бокалом,

но а я в строевой всё хожу.

 

За столом ты вино разливаешь.

Я в то время всех вас берегу,

и когда нам начальство на память

перед строем объявит наряд.

Эх, судьба я тебя проклинаю,

такой жизни теперь я не рад.

 

Если ты на судьбу не довольна,

о своей  вообще я молчу.

Ты постель заправляешь спокойно,

я как пуля с кровати лечу.

 

Тебя вежливо будит будильник.

Мне дневальный "подъём" проорёт.

А когда ты работаешь вилкой,

Я сильней подпоясал живот.

 

Ты кюветы обходишь и лужи,

никогда не увязнешь в снегу.

Я же утром в одной гимнастёрке,

как шальной на зарядку бегу.

 

Ты идёшь с своей милой причёской

и заметна средь добрых людей.

А у нас тут стандарт на причёску

от затылка до самых ушей.

 

Говоришь ты с начальством сидя.

Я же смирно стою перед ним.

От него ты уходишь спокойно.

Но а я ухожу строевым.

 

Ты мелодию под нос мурлычишь,

я бегу утомительный кросс.

Волос длинный ты свой поправляешь.

Я везде прохожу без волос.

 

А когда молодые ребята

вечерами целуют девчат,

Я стою на посту и мечтаю,

Прижимая к груди автомат.

 

Всё. Кончаю писать. До свиданья.

И надеюсь, меня ты поймёшь.

Улыбнёшься красивой улыбкой.

Вспоминая, тихонько вздохнёшь.

 

     Наша воинская часть стояла среди болот на реке Мста. Казарма построена ещё при Екатерине второй: трёхэтажное здание в форме буквы «Е», толщина стен – три метра. Раньше в подвалах размещались конюшни императорских гусар,  сейчас – умывальники и склады.

    Во время Великой Отечественной здесь располагался армейский госпиталь. На братском кладбище, где покоятся две с половиной тысячи советских воинов, высится мемориал.

    Самое почётное поощрение по службе – это встать на пост номер один – охранять знамя полка, а как наказание – ночной наряд вне очереди на кухню. Огромная столовая кормила тысячи человек каждый день. Нас загоняли в погреб. Через окно по жёлобу высыпали целый самосвал картошки, которая к завтраку должна быть почищена. Мы рассаживались вокруг картофельной горы. Часто, чтобы не уснуть, на вершину сажали гармониста, и он играл всю ночь. Мы пели песни, а когда музыкант засыпал, в него летели, как снежки, чищенные и нечищенные клубни. Он просыпался и играл ещё громче. К рассвету картошка была готова, и мы шли спать, когда другие только вставали.

 

 

 

         

 





<< Назад | Прочтено: 29 | Автор: Шульц Р. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы