Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Европы
«Партнер» №12 (183) 2012г.

"Желая свержения коммунизма, я служил России"

Люди эмиграции

Ирина Парасюк (Дортмунд)

 


«Венчается раб божий Константин рабе божией Татьяне...»


Сложись жизнь по-другому - разве встретились бы они, разве соединили бы свои судьбы. Она - дворянка, дочь царского лейб-медика, подруга великой княжны Анастасии. Он - крестьянский сын, выбившийся на войне в поручики. Так и тянул бы армейскую лямку, глядишь, дослужился бы и до звания повыше, а то и личное дворянство получил бы за храбрость и преданность Отечеству. Но Отечеству его храбрость не понадобилась.

 

Oн дезертировал после Февральской революции и поехал сначала в Царское Село, потом в Тобольск - искать Татьяну. (Он влюбился в нее в московском госпитале, где лечился после ранения, а она, юная гимназистка, работала там сестрой милосердия.)

 

«Венчается раб божий Константин рабе божией Татьяне...» Маленькая церковь на окраине Тобольска. 1918 год.

 

Потом был Владивосток, куда они добирались в вагонах для скота, его служба в контрразведке Колчака. Когда город перешел к красным, Константину пришлось прятаться. От причалов Владивостока на переполненных кораблях люди стремились убежать из России. Татьяна металась по иностранным миссиям, пытаясь найти места хоть где-нибудь. Помощь пришла из прошлого. На сербском корабле помнили имя ее деда, лейб-медика царя Александра, воевавшего в Сербии. Корабль этот был последним. Так они спаслись.

 

24 октября 1927 года в местечке Рив-сюр-Фюр под Греноблем родился их третий ребенок. Сын. Мальчика крестили Константином.

 

Его бабка и дед Мельники, зажиточные волынские крестьяне, были убиты революционными моряками. Второй его дед, Евгений Сергеевич Боткин, погиб с семьей Николая Второго. Доктор Боткин не был монархистом, он просто был порядочным человеком и выполнил свой долг до конца. Для его дочери Татьяны, матери мальчика, жизнь кончилась со смертью отца и царской семьи - она была фанатично предана им. В изгнании она напишет «Воспоминания о царской семье». Кстати, когда во Франции появилась Анна Андерсон, выдававшая себя за чудом спасшуюся великую княжну Анастасию, Татьяна ее признала. Видно так ей, бедной, хотелось, чтобы хоть кто-то из той, прошлой жизни, остался в живых. Через два года после рождения сына муж Татьяны, Константин Мельник, ушел к другой женщине. Татьяна Мельник-Боткина переехала с детьми в Ниццу. Позже ее сын скажет:

 

«Я начал свою жизнь, как настоящий русский мальчик, в школе для русских детей. Только в Советском Союзе защищали Сталина и Ленина, а нас воспитывали в духе: «За царя, за веру, за Родину».

 

 

«Мы готовились к военному возвращению...»


Мальчик рос в Ницце. Позже он вспоминал: «Мы готовились к военному возвращению в Советский Союз. Такое воспитание объясняется тем, что отец моей матери был расстрелян с царской семьей, сама она была воспитана с великими княжнами в Царском Селе, значит она жила прошлым». Семья существовала на подачки других эмигрантов. Татьяна Мельник не очень заботилась о своих детях, наверное слишком сильно надломило ее пережитое. Но на сына она возлагала большие надежды. Он блестяще учился в лицее, но всегда был голоден.

 

1944 год. На Лазурном Берегу отдыхают американские военные. Два года Константин проработал у них переводчиком. Тогда он впервые в жизни ел досыта, а на первые заработанные деньги заплатил пошлину и получил французский паспорт.

 

Пройдут годы, и американцы предложат ему, личному другу Аллена Даллеса, американское гражданство и престижную, а главное, интересную работу. Он согласится, но в это время во Франции к власти вернется де Голль. Константин Мельник будет нужен Франции.


И он останется. Сам Мельник скажет об этом так: «Сказали: «Нужна Ваша помощь. У нас очень мало сил, чтобы построить новую Францию». С одной стороны, была очень интересная карьера в Америке, с другой стороны, – необходимость помочь де Голлю построить Пятую республику. Знаете, что девиз Боткиных: «Верою, верностью, трудом». Я решил остаться во Франции».

 

Но это все впереди. А пока прекрасно окончивший лицей и заработавший немного денег, он думает о дальнейшем образовании. Мать надеется, что он продолжит дело отца и деда - станет врачом, но Константин выбирает другую стезю.

 

Он рассказывает: «То, что меня всегда интересовало и что объясняет мою будущую карьеру – этот замечательный мир, который описывает русская литература или рассказы моей матери, развалился.... появилось новое, что подходит духу русского народа. И поэтому я стал аналитиком Советского Союза».

 

В 1946 году Мельник поступает в Парижский институт политических наук, изучает Советский Союз. Он живет не в Париже - на это нет денег, а в его предместье, Медоне, в доме отцов-иезуитов. Там он подружился с Сергеем Оболенским, потомком Льва Толстого, в начале двадцатых уехавшим на Запад и принявшим католичество. Под его влиянием Константин становится тайным агентом Ватикана.


Теория Ватикана, по мнению Мельника, была такова: «Коммунизм - это не политическая партия, это религия Маркса, Ленина, Сталина. Бороться надо не силой, а духовной силой». То есть посылать безбожникам учебники Закона Божия, Евангелие, направлять в СССР католических священников. Видимо, этим Мельник и занимался. Похоже, что связь с Ватиканом он не прерывал, ибо, по его словам, «Вся идея свободы идей и людей пришла из Ватикана. Это мы организовали из Парижа с адвокатом Ватикана». Речь здесь идет о Хельсинских соглашениях. Но я опять забежала на много лет вперед.

 

Блестяще закончившего институт Мельника приглашают на должность секретаря радикал-социалистической партии в Сенате. Там Мельник познакомился и подружился с Мишелем Дебре, впоследствии премьер-министром в правительстве де Голля. Председатель фракции радикал - социалистов и будущий глава МВД Шарль Брюн предлагает Мельнику сменить фамилию - иначе карьеру во Франции не сделать. Мельник отказывается. Наверное, в этом отказе заключалось всё: и чувство гордости, и память об отце, а главное, - он всегда считал себя русским. Tакое решение вызывает уважение: став министром, Брюн приглашает Мельника на работу в штаб МВД. Шел 1952 год.

 

В те годы во Франции были сильны симпатии к Советскому Союзу. Память о подвиге советских людей в годы войны, героизм французских коммунистов в Сопротивлении - всё это, безусловно, сыграло свою роль.

 

 Мельник считал, что, если речь идет о судьбе народа, нужно навести политический и социальный порядок на улицах, не допускать манифестаций и забастовок, а коммунистов, это организовывавших, разгонять силой. Конечно, у него был свой счет к коммунистам, он-то хорошо знал, чем подобные их действия заканчиваются. Он был сторонником жесткой политики, и будущее подтвердило его правоту.

 

В 1953 году умирает Сталин. В штабе маршала Жуэна, где служит аналитиком призванный в армию Мельник, интересуются преемником вождя. Позже он вспоминал, что несколько дней читал газету «Правда» и назвал имя, которое чаще всего там упоминалось. Это был неизвестный на Западе Никита Хрущев. Когда этот прогноз подтвердился, авторитет Мельника вырос многократно.

 

Его приглашает к сотрудничеству ЦРУ. Он работает в RAND Corporation, так называемой «Фабрике идей», а в 1955 году становится представителем этой корпорации в Париже. И вот лестное предложение: американское гражданство и работа в Америке. А Франция в это время на пороге гражданской войны, пылает Алжир. Cтарый друг еще со времен работы в Сенате, нынешний премьер-министр Мишель Дебре просит Мельника вернуться. И Мельник возвpащается. Много лет спустя он так объяснит свое решение: «Это влияние моего русского детства. Нас воспитывали: «За царя, за веру, за Родину». Для меня де Голль был царь, вера - в то, что он остановит алжирскую войну, а Франция - всё-таки моя родина».

 

C 1959 по 1962 год Мельник занимает пост советника премьер-министра по безопасности, он курирует все спецслужбы и МВД. В ответ на решение де Голля дать Алжиру независимость вспыхнул антидеголлевский путч генералов, над страной нависла реальная угроза гражданской войны.

 

Это был звездный час Константина Мельника. Его «друзья» из КГБ назовут эти дни «днями Мельника». Пять дней он фактически руководил Францией. Наплевав на демократию, он в два дня организовал прослушку телефонов путчистов, а еще через два дня мятежные генералы были арестованы. Путч провалился. Миновала угроза гражданской войны и в самой Франции.


В 1962 году провозглашается независимость Алжира. И... «мавр сделал свое дело». Мельник уходит из Матиньонского дворца. Сам он это объясняет так: «Мне припомнили, что я русский, сын белогвардейца. Не нравились мои связи с RAND». (Заметим, что черная неблагодарность - черта интернациональная.) С середины шестидесятых он занимается издательским делом, пишет книги. Говорят, что Рейган назвал Советский Союз империей зла после того как прочитал книгу Мельника «Третий Рим. Развал или экспансия Советской империи».

 

 

Бомба под советский режим


Вместе с адвокатом Ватикана мэтром Виоле Мельник готовит так называемую «третью корзину», условия подписания Хельсинских соглашений. В обмен на признание послевоенных границ Советского Союза – «свобода идей и людей». После подписания 1 августа 1975 года Хельсинских соглашений в Москве начинает действовать Хельсинская правозащитная группа, а Запад получает возможность хоть как-то влиять на судьбы диссидентов. Мельник считал это своей бомбой под советский режим. Он говорил: «Желая свержения коммунизма, я служил России». С развалом СССР закончился крестовый поход Константина Мельника. 

 

Константин Константинович Мельник впервые ступил на русскую землю в июле 1998 года, когда в соборе Петропавловской крепости вместе с останками царской семьи был похоронен его дед, Евгений Сергеевич Боткин.

 

P.S. Спустя восемьдесят лет внук доктора Боткина Константин Мельник прочитал письмо деда, написанное в ночь перед расстрелом и чудом сохранившееся в архивах. «Я не поколебался покинуть своих детей круглыми сиротами, чтобы исполнить свой врачебный долг до конца».

 

 


<< Назад | №12 (183) 2012г. | Прочтено: 1660 | Автор: Парасюк И. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Блокада Ленинграда. Новый взгляд

Прочтено: 65807
Автор: Коцюбинский Д.

Пергамский алтарь – удивительная история

Прочтено: 4121
Автор: Паталай О.

Елабуга помнит немецких военнопленных

Прочтено: 1922
Автор: Салимова Д.

Австро-Венгрия

Прочтено: 1886
Автор: Парасюк И.

"Желая свержения коммунизма, я служил России"

Прочтено: 1660
Автор: Парасюк И.

ОТКУДА ПРИСКАКАЛИ УЛАНЫ

Прочтено: 1273
Автор: Вагизова В.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 1116
Автор: Одессер Ю.

История войны для «чайников»

Прочтено: 964
Автор: Мучник С.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 932
Автор: Одессер Ю.

Под ударами двух агрессоров

Прочтено: 908
Автор: Нордштейн М.

«Железный занавес» военной кампании 1812 г.

Прочтено: 902
Автор: Горолевич И.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 882
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 812
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 807
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 789
Автор: Баст М.

Блистательная Порта

Прочтено: 765
Автор: Парасюк И.