Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Общество >> Государство и личность
«Партнер» №4 (235) 2017г.

Осень разума. Терроризм, ксенофобия и психоанализ

Точка зрения

Леонид Когосов (Дюссельдорф)

 

 

Недавняя попытка Трампа издать указ, запрещающий въезд в США гражданам ряда мусульманских стран, имеет символическое значение, выходящее за рамки единичного случая и заурядного административного акта. Запрет, касающийся, кстати, не только одних мусульман, расколол Америку и мир на его восторженных сторонников и непримеримых противников. Поэтому мне, хотя я и не мусульманин, представляется важным разобраться в сложившейся ситуации.

 

«Око за око – и весь мир станет слепым», – говорил Махатма Ганди. «Вздор! В борьбе со злом цель оправдывает любые средства», – словно отвечает ему Трамп своим указом. Значит, огульные групповые наказания и дискриминация по национальному и религиозному признаку теперь допустимы? Теперь можно, пусть неявно и под предлогом обеспечения безопасности, объявить всех мусульман без разбора потенциальными боевиками-джихадистами? Однако тогда должен быть позволен – в исторической ретроспективе – вопрос о причастности к терроризму также и христиан. Разве приснопамятные крестовые походы и святая инквизиция были менее бесчеловечными, чем современный джихад? Разве две мировые войны, унесшие почти 100 миллионов человеческих жизней, были развязаны мусульманами? Или, может быть, Иосиф Сталин и Пол Пот, на десятилетия погрузившие свои страны во мрак террора, поклонялись Магомету? И если это слишком давнее прошлое, вот события посвежее: вьетнамская и иракская войны – обе по надуманному поводу, как мы теперь знаем.

 

Безупречных наций нет, каждая имеет своих героев и злодеев. Среди мусульман всегда были пацифисты: Улугбек, Авиценна, нобелевский лауреат Орхан Памук. Или возьмем Германию: Холокост не смыть со страниц немецкой истории. Но должно ли ставить клеймо злодеев на всю немецкую нацию поголовно? Были немцы, строившие газовые камеры. Но были и те, кто, рискуя жизнью, укрывали евреев. А также те, которые теперь пригласили советских евреев в Германию, восстановили и охраняют их синагоги. Мы помним немецкого канцлера, покаянно вставшего на колени перед памятником жертвам Варшавского гетто. Это – тоже немцы.

 

Тем не менее, расизм неистребим. По меткому замечанию известного немецкого писателя, поэта и драматурга Ганса Магнуса Энценсбергера «групповой эгоизм и ненависть к чужакам суть антропологической константы, превосходящей всякие обоснования».

Но почему так? Почему мы привыкли, ничтоже сумняшеся, распространять мракобесие отдельных безумцев, место которых, несомненно, за тюремной решеткой или в сумасшедшем доме, на всю огромную нацию или социальную группу? Причем зачастую даже не имея никакого личного опыта общения хотя бы с одним из ее представителей, а только на основании броских газетных и телевизионных сообщений о терактах и изнасилованиях, случающихся, к сожалению, и у других наций.

 

Ответ на этот вопрос давно дал Эрих Фромм в своей блестящей лекции «Психология для непсихологов», разъясняя третье фундаментальное понятие психоанализа – перенос: «Важно подчеркнуть, что концепция переноса имеет значение, далеко выходящее за рамки психоанали­ти­ческой те­рапии. С самой общей точки зрения, перенос, пожалуй, – одна из главных причин человечес­ких заблуждений и конфликтов при оценке реальности. Благодаря переносу мы ви­дим мир че­рез очки наших желаний и страхов, путая иллюзию с реальностью. Мы видим окружа­ю­щих людей не такими, какие они есть на самом деле, а такими, как нам бы этого хоте­лось, или таки­ми, как мы опасаемся. Эта иллюзия, олицетворяющая другого человека, замещает в нашем соз­нании его реальный образ.

Мы воспринимаем другого человека не таким, какой он есть в действительности, а таким, каким он нам представляется, исходя из наших желаний или страхов, и ведем себя по отношению к нему не как к реаль­ному человеку, а как к продукту нашего воображения».

 

Кстати говоря, тот же самый механизм переноса побуждает миллионы сторонников Трампа восторженно видеть в нем мессию, не замечая теневых сторон высказанных им идей.

Но есть и иной, принципиально важный аспект, без которого нельзя до конца понять происходящее. Всё имеет свои истоки. Вспомним историю: когда начался всплеск исламистского терроризма и родился Талибан? Не после ли вторжения советских войск в Афганистан и последующих междуусобиц моджахедов? А когда возник ИГИЛ? Не после ли вторжения американских войск в Ирак и последующего притеснения суннитов? Агрессия в долгосрочной перспективе не рождает ничего, кроме ответной агрессии. И демократия столь же плохо поддается насильственному импорту, как и социализм…

 

Удивляться здесь нечему. Ведь монолог Шейлока из «Венецианского купца» Шекспира не утратил злободневности и спустя четыре века, хотя речь в нем идет о евреях, но подход универсален:

«Он … поносил мой народ, препятствовал моим делам, охлаждал моих друзей, разгорячал моих врагов; а какая у него для этого была причина? Та, что я – еврей. Да разве у еврея нет глаз? Разве у еврея нет рук, органов, членов тела, чувств, привязанностей, страстей? Разве не та же самая пища насыщает его, разве не то же оружие ранит его, разве он не подвержен тем же недугам, разве не те же лекарства исцеляют его, разве не согревают и не студят его те же лето и зима, как и христианина? Если нас уколоть – разве у нас не идет кровь? Если нас пощекотать ­– разве мы не смеемся? Если нас отравить – разве мы не умираем? А если нас оскорбляют – разве мы не должны мстить? Если мы всем похожи на вас, то мы хотим походить и в этом. Если еврей обидит христианина, что тому внушает его смирение? Месть! Если христианин обидит еврея, каково должно быть его терпение по христианскому примеру? Тоже месть! Вы нас учите гнусности – я ее исполню. И уж поверьте, я превзойду своих учителей!»


Многое изменилось со времен Шекспира: техника, транспорт, быт. Но не сущность человека. Мы не извлекаем уроков из своих ментальных ошибок, вновь и вновь наступая на одни и те же грабли. Там, где нужны анализ, диалог, взвешенность и постепенность, мы злоупотребляем силовым перевесом, стремимся к обманчиво быстрым решениям и прибегаем к насилию. Фанатичные пропагандисты только этого и ждут, придавая порой придуманной ими лжи убедительность и вербуя умелым промыванием мозгов новых боевиков и резидентов. На благоприятной почве нищеты, безысходности и слабости интеграционных социальных программ это выглядит особенно эффективно. Результат фатален: радикализм, Талибан, ИГИЛ. Порочный круг замкнулся.

 

Убежденных экстремистов можно одолеть только насилием, в изнурительных боях и ценой человеческих жизней. На этом этапе альтернатива безвозвратно утрачена. Крайне важно поэтому еще в самом начале намечающегося раздора не позволить ему зайти далеко.

Нам всем пошло бы на пользу перестать, наконец, ожесточенно воспринимать любой конфликт как состязание, выиграть которое можно, лишь обязательно сломив другого. Чтобы победить, не обязательно сражаться. Исключение: отпор тиранам и вооруженным безумцам. В иных случаях победа, достигнутая агрессив­ностью, насилием или грубостью, рано или поздно оказывается пирровой. Ведь оставленное после такой атаки чувство унижения неизбежно взывает проигравшую сторону к мести. Бумеранг всегда возвращается, спираль агрессии всегда имеет свое начало, да только не знает конца. И выявляет не победителя, а одних лишь ожесточенных, бесперспективно проигравших, но продолжающих несгибаемо соревноваться в наносимом друг другу ущербе. Год за годом, а нередко из поколения в поколение. Ненависть – безысходный сценарий…

 

Я знаю, многие в этом месте обвинят меня в безнадежно наивном пацифизме. Не беда! Пацифисты всегда платили за свои убеждения дорогую цену. Вспомним Льва Толстого, Махатму Ганди, Вилли Брандта, Ицхака Рабина... Вацлав Гавел был редким исключением: избежав физического и политического убийства, он умер своей смертью. Плоды их пацифизма остались: практически без кровопролития Индия освободилась от колониальной зависимости, бескровно распалась Чехословакия, объединилась Германия.

Да, пацифизм – медленный, мучительный и непопулярный путь. Но в длительной перспективе у него нет альтернативы. Тотальный контроль иллюзорен, на место одного уничтоженного террориста встает два новых. Непонимание этого – путь к катастрофе.

 

Подлинная, долговременная победа достигается не лобовой атакой и даже не бойкотом, а умением вступить в диалог, понять не только свои потребности, но и взгляды оппонента. Цель ясна: обратить противостояние в сотрудничество для преодоления конфликта. Тогда не останется ни явно проигравшего, ни чувства унижения, ни почвы для радикализма. Конечно, это – искусство. Проблема, однако, не только и не столько в том, чтобы освоить необходимое здесь ноу-хау – оно по силам каждому. Тех, кто интересуется вопросами построения мирных взаимоотношений, отсылаем к интереснейшим работам американского психолога Маршалла Розенберга, автора метода «Ненасильственных коммуникаций». Куда труднее сделать этот подход прочным и реально практикуемым внутренним настроем, преодолеть цепкую силу привычки, рефлекс возмездия, нетерпение и иллюзию быст­рой победы.

 

Награда: бескровное урегулирование ситуации и долговременно добрые взаимо­отношения, которые одни только и дают ощущение благополучия и защищенности. Как в политике, так и в нашей повседневной жизни.

 

От редакции: Раздумывая о том, стоит ли знакомить читателей со статьей Леонида Когосова, мы испытывали двойственные чувства: с одной стороны, нам симпатична миролюбивая, пацифистская позиция автора, но с другой стороны, она казалась нам не адекватной нынешней ситуации в мире, не мобилизующей человечество на борьбу с таким глобальным злом, каким является терроризм. В конце концов, мы решили выставить статью на суд читателей.

Дорогие читатели, мы хотим услышать и ваше мнение. Ждем ваших откликов.


<< Назад | №4 (235) 2017г. | Прочтено: 205 | Автор: Когосов Л. |

Поделиться:




Комментарии (2)
  • Гость
    Гость
    Согласен с позицией автора. Опасаюсь, правда, что оппоненты будут возражать не самому основному положению в статье, а вынимать из нее одно-два предложения и на них строить критику статьи. Например, мой принципиально миролюбивый подход к решению конфликтов совершенно не означает, что я буду дискутировать с человеком, нападающим с ножом на ребенка. Но автор статьи и не предлагает дискуссию в качестве решения подобных конфликтов. Но по отношению к людям, с которыми у нас разные взгляды, но ни та, ни другая сторона еще не схватились за оружие, общение - это метод, который в долгосрочной перспективе минимизирует потери.
    2017-05-02 15:50 |
  • Гость
    Гость









    Я шёл по улице в Барселоне
    и вдруг открыл для себя ужасную истину
    - Европа умерла в Аушвице. В Освенциме.


    Мы убили шесть миллионов
    евреев и заменили их на двадцать миллионов
    мусульман. В Аушвице мы сожгли свою
    культуру, мышление, творческий потенциал,
    талант.


    Мы разрушили избранный
    народ, избранный по-настоящему, ибо он
    породил великих и замечательных людей
    изменивших мир.


    Вклад этих людей
    ощущается во всех областях жизни: в
    науке, искусстве, международной торговле,
    но прежде всего - в том, что они подарили
    миру понятие "совесть".


    И вот, под маской
    терпимости, желая доказать самим себе,
    что мы излечились от вируса расовой
    вражды, - мы открыли ворота двадцати
    миллионам мусульман, которые принесли
    к нам глупость и невежество, религиозный
    радикализм и нетерпимость, преступность
    и бедность, вызванные нежеланием работать
    и поддерживать достойное существование
    своих семей.


    Они превратили прекрасные
    города Испании в часть третьего мира,
    тонущую в грязи и преступности. Они
    селятся в квартирах, предоставленных
    бесплатно правительством, и в стенах
    этих квартир строят планы, как убить и
    уничтожить наивных "хозяев".


    Таким образом, к нашему
    несчастью, мы обменяли культуру на
    фанатичную ненависть, творческий дар
    на дар разрушения, интеллигентность на
    отсталость и первобытные предрассудки.


    Мы променяли миролюбие
    европейского еврейства, его свойство
    заботиться о нормальном будущем для
    своих детей, его упорную привязанность
    к жизни, которая считается святой и
    неприкосновенной, на тех, кто ищет
    смерти, на людей, которые желают гибели
    себе и другим, нашим детям и своим детям.


    Какую ужасную ошибку
    совершила ты, несчастная Европа!






    2017-05-03 21:46 |
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Что позволено быку, не позволено Юпитеру

Прочтено: 2434
Автор: Амчиславская С.

МОББИНГ- психотеррор на рабочем месте

Прочтено: 2202
Автор: Цукерник Э.

Этюд о коррупции

Прочтено: 1637
Автор: Калихман Г.

Нужны ли Германии специалисты из-за рубежа

Прочтено: 1317
Автор: Мармер Э.

Миссия Марины Вайсбанд

Прочтено: 1314
Автор: Гринман Р.

СРЕДНИЙ НЕМЕЦ В ЗЕРКАЛЕ «ШПИГЕЛЯ»

Прочтено: 1197
Автор: Мучник С.

Быть патриотом в Германии

Прочтено: 1131
Автор: Шимановский Д.

МОББИНГ – психотеррор на рабочем месте

Прочтено: 1077
Автор: Цукерник Э.

Эрудиция - кратчайший путь к истине

Прочтено: 1030
Автор: Ухова Н.

Международный проект по программе «Грундтвиг»

Прочтено: 1011
Автор: Питерский Д.

КАК СОЗДАВАЛАСЬ НЕМЕЦКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА

Прочтено: 1005
Автор: Калихман Г.

По закону сообщающихся сосудов

Прочтено: 948
Автор: Кротов Ю.

Предупреждение (Abmahnung)

Прочтено: 876
Автор: Ангель П.

Поздние аборты

Прочтено: 758
Автор: Карин А.

Хорст Кёлер, президент и человек

Прочтено: 756
Автор: Борухсон Ю.

СРЕДНИЙ НЕМЕЦ В ЗЕРКАЛЕ «ШПИГЕЛЯ»

Прочтено: 753
Автор: Мучник С.

ШЕСТЬДЕСЯТ – ЭТО ПРЕЖНИЕ СОРОК

Прочтено: 753
Автор: Гайдукова Н.

О главном узнике России

Прочтено: 709
Автор: Шимановский Д.