Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях



Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Европы
«Партнер» №8 (251) 2018г.

Семеро смелых на Красной площади. 50-летие Пражской весны

21 августа 1968 года войска стран Варшавского договора вошли в Чехословакию. Таков был конец Пражской весны

 

В 1988 году с группой журналистов я приехала в чехословацкий город Оломоуц. Охваченные энтузиазмом Перестройки, мы на встречах с коллегами с жаром рассказывали о том, что происходит сейчас на родине. Реакция была – прохладной. «Холодная нация, – думали мы, – а еще славяне». Отрезвила нас встреча с руководством города, на которой немолодой элегантный господин, держась корректно, но без особого тепла, сказал: «А когда у нас 20 лет назад была наша «весна», наша «перестройка», что сделали вы? Вот здесь, – он показал рукой на площадь за окном, – стояли ваши танки…» Стало стыдно. А ведь тогда я даже не знала того, что узнала сейчас, а именно: как раз в окрестностях этого прелестного старинного города Моравии дислоцировалась основная часть Центральной группы советских войск…

 

Август в нашей истории часто называют черным. Ждановское Постановление ЦК ВКП(б), когда «подонками и пошляками» были объявлены Ахматова, Зощенко, Шостакович, – август 1946; путч – 1991; первая чеченская война – 1996; вторая чеченская война – 1998; гибель атомной подводной лодки «Курск» – 2000; пожары, теракты, дефолты, катастрофы, – август оправдывает свою репутацию.

И Прага, август 1968-го – в этом же мрачном ряду.

 

Семь месяцев Пражской весны

Пражская весна начиналась в январе.

Переводчица Лариса Сильницкая, свидетельница и участница пражских событий, вспоминает: «Это было незабываемое и бурное время! Мы взахлеб читали западную литературу, а раньше этих книг не было. В кино появились фильмы Милоша Формана. В театре шли пьесы Беккета, Ионеско, Гавела… И повсюду музыка, рок-н-ролл! Он звучал даже в католических храмах. Люди собирались, говорили, спорили. После избрания Дубчека подул свежий ветер перемен. Страсти кипели у коммунистов, в партии. Там зарождались реформы «социализма с человеческим лицом»…

Вацлав Гавел, писатель, драматург, диссидент, последний президент Чехословакии и первый президент Чешской республики писал: «Было ощущение, что мир сдвинулся с мертвой точки. Моду диктовали Битлы, Энди Уорхол и независимые студенческие движения. Пик шестидесятых – «Пражская весна», забастовки студентов в Америке, студенческая революция в Париже… И в Чехословакии в противовес официозному Коммунистическому союзу молодежи стали быстро возникать независимые организации, не обремененные идеологической фразеологией. Это была «инициатива снизу», никто не заставлял, да и не мог заставить свободных молодых людей объединяться».

 

…Как прав был тот человек из Оломоуца: свобода приходит одинаково. Веселая, с молодым лицом, с умной книгой под мышкой и гитарой в руках, спускается она с театральных подмостков под звуки рока и выходит на площадь…  И в России конца 80-х всё было точно так же. Вначале. И даже понятия мы заимствовали у чехов. «Социализм с человеческим лицом» – произносили глашатаи перестройки (в первый же ее год, в 1985-м, М.С. Горбачев сказал: «Нам нужен социализм с человеческим лицом…»), эти слова пришли к нам из Праги 1968-го. Александр Дубчек, отец политических реформ 68-го года, либерализовавших режим, автор «социализма с человеческим лицом», первый секретарь компартии ЧССР, будет исключен из партии и отправлен в ссылку, вернется в политику только в 1989-м, за три года до смерти.

В Чехословакии время перемен, они отменили цензуру, у них свобода собраний… В СССР почувствовали угрозу. Брежнев резко раскритиковал чешских товарищей. «Следует отметить, что безответственные выступления в прессе, по радио и телевидению под лозунгом «полной свободы» выражения мнений, дезориентирующие массы, не получают отпора со стороны руководства КПЧ…» – говорилось в секретном письме ЦК КПСС.

 

Это было в марте. А в июне в самиздате вышла статья академика Сахарова, та самая, знаменитая «Размышления о прогрессе, мирном сосуществовании и интеллектуальной свободе». Андрей Дмитриевич писал о Пражской весне: «В Чехословакии происходит то, о чем мечтали многие в социалистических странах: социалистическая демократизация (отмена цензуры, свобода слова), оздоровление экономической и социальной систем, ликвидация всесилия органов безопасности внутри страны с оставлением им только внешнеполитических функций, безоговорочное и полное раскрытие преступлений и ужасов сталинского периода. Даже на расстоянии чувствуется атмосфера надежды, энтузиазма, нашедшая свое выражение в броских, эмоционально-активных выражениях – «Пражская весна», «социализм с человеческим лицом».

 

Статью опубликовала западная пресса, она звучала по «Немецкой волне», ВВС, «Голосу Америки». Вынести сор из избы! Это было уже чересчур.

17 августа было принято решение «оказать военную поддержку народу Чехословакии» – формулировка из секретных протоколов заседаний стран Варшавского договора в Москве. Они, эти пять толстых томов с документами под грифом «Совершенно секретно», будут переданы президентом Ельциным президенту Чехословакии Вацлаву Гавелу. Но это будет уже 1992 год.

 

Черный август Пражской весны

В ночь с 20 на 21 августа 500-тысячная армия стран Варшавского договора с пятью тысячами (!) танков вошла без предупреждения на территорию Чехословакии. Вторжение шло одновременно от границ ГДР, Венгрии, Польши и СССР.

Снова переводчица Лариса Сильницкая: «В три часа утра 20 августа 1968-го нам позвонил приятель, который жил возле аэропорта, и сказал, что русские прибыли, при полном вооружении. Мы с мужем вышли на улицу. Общественный транспорт не работал. Танки были повсюду, и здание ЦК уже было окружено. Мы пошли в Институт истории ЦК КПЧ, который еще не был оккупирован. Там мы собрали группу переводчиков. Мне вскоре удалось связаться с директором моего института, и он предоставил нам помещение и множительную технику. Обращение к солдатам оккупировавших Чехословакию стран было переведено и раздавалось им. А вскоре начало работать и подпольное чешское радио, которое предупреждало население о планах Советов арестовать активистов. На следующее утро после ввода войск горожане увидели на стенах домов Праги сообщения, что «в ночь с 20 на 21 августа скончалась советско-чехословацкая дружба».

 

Ни у кого не было сомнений, что оккупация Чехословакии советскими войсками – это надолго. И вскоре мы с мужем и двенадцатилетним сыном покинули страну».

А теперь Вацлав Гавел: «В толпу на площади въехали танки, люди попали под гусеницы. Началась автоматная стрельба. Я видел, что стреляли до смерти напуганные, обезумевшие парни в советской форме, которые не знали, где и почему оказались, не понимали, что происходит. Видимо, из-за этой трагедии танки ушли из города. И сразу следом начались массовые митинги. Наше сопротивление заняло неделю – до возвращения делегации во главе с Дубчеком из Москвы».

 

36 часов длилась операция «Дунай». Ростки свободы в Чехословакии были раздавлены танками. Началось время завинчивания гаек, жесткой цензуры, преследования инакомыслящих. 500 тысяч коммунистов были исключены из партии за «противодействие социалистическому режиму», началась крупномасштабная эмиграция.

Семь месяцев Пражской весны не прошли бесследно, остался этот вкус свободы, который помог вернуться ей осенью 1989-го.В Советском Союзе был Горбачев. В Чехословакии в результате «бархатной революции» президентом был избран Вацлав Гавел. При нем страна спокойно разделилась на два государства – Чехию и Словакию.

Оккупация закончилась. Войска были выведены в 1991-м.

 

Москва. 1968-ой

Напуганные событиями в Чехословакии, в Москве. стали закручивать гайки. Весь год добивали «Новый мир», уничтожали лучший литературный журнал и ее главного редактора А.Твардовского. В январе 68-го состоялся «процесс четырех», суд над Гинзбургом, Галансковым, Добровольским, Лашковой, которые опубликовали в самиздате сборник документов о деле Синявского и Даниэля. В июле новый арест – правозащитника Анатолия Марченко. Он выступил с Открытым письмом к советской интеллигенции об угрозе вторжения советских войск в Чехословакию. В июне 68-го академик Сахаров уволен со всех должностей. Лишен всех наград и звания Героя соцтруда он будет позже, он получит сообщение об этом вместе с приказом о своей высылке из Москвы. «Горькая ссылка в город Горький», – горько будут шутить друзья. Но это уже другая страница великой биографии. А в 68-м был ее пролог.

 

Три минуты свободы

25 августа 1968. Москва, Красная площадь, ровно полдень. Они подошли к Лобному месту с разных сторон, как договаривались. Их было семь человек – Наталья Горбаневская, Константин Бабицкий, Лариса Богораз, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов и Виктор Файнберг. Наталья Горбаневская держала флажок ЧССР, остальные развернули плакаты. Они были на чешском и на русском: «За вашу и нашу свободу!» «Да здравствует свобода и независимость Чехословакии!». Да, был еще один участник демонстрации. Очень важный. Это был грудной сын Горбаневской Иосиф. В его коляске Наталья провезла на площадь плакаты. Через три минуты к протестантам подскочило семеро штатских с военной выправкой. Плакаты из рук вырвали, стали избивать. Виктору Файнбергу выбили все передние зубы. Когда били, ему кричали «Жид!»

 

Павел Литвинов, физик, советский, потом американский, правозащитник, политзаключенный, затем политэмигрант, вспоминает: «О нашем намерении выйти на площадь КГБ знал заранее, еще до вторжения в Чехословакию, потому что это носилось в воздухе. Среди нас были профессиональные слависты: Наташа Горбаневская, Лара Богораз и Костя Бабицкий. Они переводили статьи из чешских газет. Например, они перевели манифест чехословацких интеллектуалов «Две тысячи слов». То есть мы внимательно следили за тем, что происходит в Чехословакии. Начиная с апреля-мая в советской прессе стали появляться античехословацкие материалы. Нам стало ясно, что вторжение неизбежно, и надо выходить на площадь. Судили нас по статье 190/1 – «Клевета против советского строя». Никто из нас в содеянном не раскаялся».

 

Три минуты свободы и плата за них – сломанные судьбы. Кто получил годы тюрьмы и ссылки, кто принудительное лечение в психбольнице. У каждого появился свой опыт страданий. Но, как говорит Павел Литвинов, никто из них в содеянном не раскаялся. Удивительные люди, судьба каждого из них – настоящий роман об истории XX века.

Наталья Горбаневская, поэт, писательница, переводчица с чешского, польского, словацкого, французского, единственная из семерых оставленная на свободе как кормящая мать, отправила письмо в западную прессу:

 

«Мои товарищи и я счастливы, что смогли принять участие в этой демонстрации, что смогли хоть на мгновение прорвать поток разнузданной лжи и трусливого молчания и показать, что не все граждане нашей страны согласны с насилием, которое творится от имени советского народа. Мы надеемся, что об этом узнал и узнает народ Чехословакии. И вера в то, что, думая о советских людях, чехи и словаки будут думать не только об оккупантах, но и о нас, придает нам силы и мужество».

Ввод войск в Чехословакию тогда же, в 68-м, осудили А.Солженицын, А.Твардовский, А.Галич, Б.Чичибабин, Е.Евтушенко, К.Симонов.

С оттепелью в стране было покончено. Надежды и иллюзии шестидесятников погибли под гусеницами танков, шедших по Чехословакии.

 

Вот что пишет Юрий Оклянский о сменившемся времени: «Если Пражская весна была для нас временем надежд, то осень того же года стала ступором тупика. Сама по себе солнечная и тихая, она дышала грустной безнадежностью. Навевала как будто растворенные в воздухе флюиды будущих тревог и потрясений. После ввода войск в Чехословакию всё воинственней и агрессивней становится напор сторонников идеологического реванша в сталинском духе. Из очагов отечественной крамолы уцелеть не должен никто и ничто – ни Театр на Таганке Ю. Любимова в прежнем качестве, ни экспериментальная студия Мосфильма, ни тем более редакция «Нового мира». Пришло время брежневского застоя».

«Можешь выйти на площадь?» – пел Александр Галич. Да, семеро смогли. Вышли. Изменило ли это что-нибудь? Нет. Но сам факт сопротивления дает надежду. Единственный способ остановить зло – это сопротивляться ему.

 

Использованы воспоминания участников событий

из разных источников

 

Наталья Ухова (Бохум)

 

Читайте также:

  1. Вацлав Гавел. Жизнь честного политика. Журнал «Партнёр», № 10 / 2016. Автор В. Воскобойников
  2. Конец «Пражской весны», или начало конца СССР. Журнал «Партнёр», № 8 / 2008. Автор А. Клеванский
  3. Пересечения. Журнал «Партнёр». Сайт «Воспоминания». Автор Э. Якобсон
 

<< Назад | №8 (251) 2018г. | Прочтено: 31 | Автор: Ухова Н. |

Поделиться:




Комментарии (1)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Блокада Ленинграда. Новый взгляд

Прочтено: 65671
Автор: Коцюбинский Д.

Пергамский алтарь – удивительная история

Прочтено: 4051
Автор: Паталай О.

Елабуга помнит немецких военнопленных

Прочтено: 1839
Автор: Салимова Д.

Австро-Венгрия

Прочтено: 1792
Автор: Парасюк И.

"Желая свержения коммунизма, я служил России"

Прочтено: 1583
Автор: Парасюк И.

ОТКУДА ПРИСКАКАЛИ УЛАНЫ

Прочтено: 1207
Автор: Вагизова В.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 1036
Автор: Одессер Ю.

История войны для «чайников»

Прочтено: 902
Автор: Мучник С.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 859
Автор: Одессер Ю.

Под ударами двух агрессоров

Прочтено: 838
Автор: Нордштейн М.

«Железный занавес» военной кампании 1812 г.

Прочтено: 827
Автор: Горолевич И.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 815
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 735
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 729
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 716
Автор: Баст М.

Блистательная Порта

Прочтено: 703
Автор: Парасюк И.