Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Германии
«Партнер» №9 (264) 2019г.

Меня спас русский язык

Я познакомилась с Ульрикой Шульце в сквере на улице Dоrtustraße. Был жаркий июльский день, я возвращалась домой с покупками. Сумка была довольно тяжелая, и я села отдохнуть на скамейку. Подошла женщина, приветливо поздоровалась и тоже села, поставив рядом большую сумку. Пожаловалась на погоду. Я согласилась и добавила, что в Германии, вернее, в Потсдаме, это бывает недолго. Конечно, она сразу поняла по моему акценту, что я не немка (не говоря уже о построении самой речи), и спросила, откуда я приехала, не из России?

 

– Да, – ответила я, – из Украины, в общем, из Советского Союза.

Она обрадовалась и перешла на русский язык. Говорила правильно, но, конечно, с немецким акцентом, который так же неистребим, как и русский.

 

– А откуда вы знаете русский язык? – спросила я.

– Я работала переводчицей, – ответила она, – закончила славянское отделение Лейпцигского университета.

Оказалось, что Ульрика живет недалеко от меня, и уже пять лет на пенсии. Она спросила, кем я работала до эмиграции. Я сказала, что заведовала кафедрой биологии в Харьковском медицинском институте.

 

Ульрика вздохнула:

– Вы достигли таких успехов, а сейчас что будете делать здесь, в чужой стране?

– Я чувствую себя здесь хорошо, – ответила я. – У меня скромные потребности, и мне достаточно того пособия, которое я получаю. Мы живем с мужем в отдельной квартире, имеем медицинскую страховку. И морально мы тоже чувствуем себя хорошо. Я благодарна Германии. А тоска по Родине... Это, конечно же, есть. Но это, скорее, тоска по тому, чего уже в значительной степени нет, страна теперь уже другая…

Мы дружески расстались, обменялись телефонами. Через несколько дней она позвонила и пригласила меня к себе. Она жила одна в небольшой, но уютной квартире в высотном доме на берегу реки. История, которую она мне рассказала, стоит того, чтобы о ней написать. По своей привычке я ее записала сразу же, вернувшись домой. Вот она дословно.

 

Рассказ Ульрики

 

Когда Гитлер пришел к власти, мне было 10 лет. Но я отлично помню, что большинство людей приветствовало его политику. Это и мои родители, и соседи. Все устали от инфляции, безработицы, а фюрер обещал со всем этим покончить.

Первые легкие победы в войне с Францией и с Польшей (фактически была покорена вся Европа) всех вдохновили. В Германии была просто эйфория. Такой же легкой представлялась и военная кампания в России... Но прошли месяцы, год, два... А конца не было видно. И не слышно о новых победах. Берлин бомбят. С востока идут эшелоны с ранеными.

 

Вместе с другими молодыми девушками я была мобилизована для работы на военном заводе. Мы жили на казарменном положении: завод выпускал вооружение, которое сразу отправлялось на фронт. Работали по 12-14 часов. С фронта приходили тревожные вести. Мы молча слушали бодрые речи Геббельса и его заверения, что близок час победы над русскими варварами. О политике мы не говорили, каждый думал о своем.

Только одна моя близкая подруга была откровенна: «И зачем нам нужна эта огромная Россия? Хоть бы уже скорее закончилась эта страшная война». У нее брат был на Восточном фронте.

Шла битва на Волге, и все мы ждали известий из Сталинграда, ведь нам говорили, что после падения Сталинграда война закончится. А город всё держался, и конца этому не было видно.

Конец всё-таки наступил, но не тот, который нам обещали. И вот страшное известие: разгром и капитуляция армии Паулюса. Объявлен траур, на заводе – патриотический митинг, выступления, клятвы верности фюреру. Но и я, и многие стали понимать, что это начало конца. И тогда я решила, что надо готовиться к приходу русских. Я никому не говорила, но была уверена: они сюда придут, раньше или позже, но это произойдет.

Я достала учебник русского языка и стала учить слова, ночью выходила в туалет и читала. Потом, во время работы, всё время мысленно их повторяла.

Прошел год, два… Немецкие войска отступали всё дальше на запад под напором русских. Уже оставили Украину, Белоруссию и Польшу. Война пришла к нам, на нашу землю. Геббельс заверял, что именно в Германии совершится чудо и русские будут разгромлены. Но мы слышали и знали о наступлении Советской армии.

Чуда не произошло, 8 мая 1945 года в Берлине была подписана безоговорочная капитуляция Германии. В Потсдаме – советские войска, а недалеко от моего дома находится военная комендатура.

 

– А скажите, Ульрика, все сейчас пишут о насилии над немецкими женщинами, о грабежах. Это было? В прессе, особенно в последнее время, приводится цифра уже более двух миллионов, причем именно от советских солдат.

– Я могу говорить только о том, что я знаю лично, и то, что слышала от моих знакомых. Конечно, не обошлось без этого, особенно в самые первые дни. Но мы знали и другое: в Советской армии действовал приказ, что виновные будут расстреляны по приговору военного трибунала. И это делалось. Из моих знакомых молодых женщин никто не пострадал. А уже через два-три дня порядок был восстановлен.

 

 Вообще, я очень сомневаюсь в достоверности количества пострадавших женщин, причем в прессе почему-то при обсуждении этой темы говорится только о советских военных и умалчивается о том, что происходило в американской, английской и французской зонах оккупации.

К тому же после войны, когда были запрещены аборты, женщины могли получить на это разрешение, если заявляли, что были изнасилованы. Отсюда и статистика.

Мы, девочки-подростки, без страха ходили на площадь, где стояли советские полевые кухни, и солдаты наливали в наши кастрюльки суп и давали хлеб.

Но всё же один случай я вам должна рассказать. И было это со мной.

 

Уже прошло две недели после вступления советских войск, когда к нам во двор зашли солдаты. Они осмотрели двор и ушли, а один задержался. В это время я шла в подвал. Иду по ступеням вниз, открываю дверь и слышу, что кто-то идет за мной. Это был тот молодой солдат. Я хотела вернуться, но он загородил дорогу. Я стою с корзиной, хотела набрать картошку, и отчетливо представляла, что сейчас будет… Он молча подходит ко мне, снимает автомат, ставит его в угол, что-то говорит. Я думаю: «Что делать, кричать? Он тогда разозлится, зажмет мне рот. Стать на колени просить? Опасно: повалит на пол, и всё... И зачем я пошла в этот проклятый подвал?»

Он подошел ближе и привлек меня к себе. И тогда я вдруг вспомнила русские слова и прерывающимся от страха голосом сказала: «Ньет-ньет! Я дьюмала, штё русския хорошия льюди». Он стоял молча, потом отпихнул меня, посмотрел исподлобья, вытер свое потное лицо пилоткой, сердито махнул рукой и открыл дверь:

– Иди!

Я не поверила своему счастью и продолжала стоять, как будто ноги отнялись. Он взял автомат, одел его на плечо и снова крикнул:

– Иди! – И что-то добавил, что я не поняла. Он пошел по лестнице, громко стуча сапогами. Дверь оставалась открытой.

Когда я, наконец, собралась с силами и вышла, то увидела, что во дворе стоит тот солдат, около него двое военных, которые уводят его, а он пытается что-то сказать и не хочет идти с ними. В стороне стоит мой сосед, который почему-то повторяет: «Gut, gut».

 

Он шепнул мне, что сообщил в комендатуру, что немецкую девушку потащил в подвал советский солдат. Я сразу поняла, что ему грозит трибунал и расстрел. Мы ведь знали о таких случаях. И я побежала следом за ними. От волнения забыла все русские слова, только плачу и кричу «Nein, nein! Er hat nichts gemacht. Er ist unschuldig!».

Пришли в комендатуру. Сосед пришел тоже и говорит начальнику, что он сам видел, «как солдат тащил меня в подвал». Я плачу и кричу «Nein, nein!», и по-русски: «Он ничьего делать! Bitte, bitte». Мне поверили, и солдата отпустили. Я плакала уже от радости. Недоволен остался только сосед.

А потом я поехала в Лейпциг учиться. Закончила отделение славистики в университете и стала работать переводчицей. Я очень люблю русский язык.

 

Всё, что здесь написано, – это рассказ Ульрики, без сокращений и добавлений.

 

Светлана Жукова (Потсдам)

 

Читайте также:

  1. Воспоминания немецкого военного летчика: Сталинград. Журнал «Партнёр», № 8 / 2019. Автор С. Жукова
  2. В чем я виноват? Журнал «Партнёр», № 11 / 2014. Автор С. Жукова

<< Назад | №9 (264) 2019г. | Прочтено: 66 | Автор: Жукова C. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Символы германского государства

Прочтено: 3198
Автор: Листов И.

СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ ГЕРМАНИИ

Прочтено: 2795
Автор: Листов И.

План Маршалла

Прочтено: 1576
Автор: Викман С.

Веймарская республика

Прочтено: 1468
Автор: Клеванский А.

Детективная история немецкого гимна

Прочтено: 1431
Автор: Одессер Ю.

Лили Марлен, топ-хит Второй мировой

Прочтено: 1390
Автор: Одессер Ю.

ХРИСТИАНСКО–ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЮЗ

Прочтено: 1340
Автор: Листов И.

Брат мой, враг мой

Прочтено: 1307
Автор: Шимановский Д.

НЕМЕЦКИЕ ЖЕНЩИНЫ. ИХ ПУТЬ В НАУКУ

Прочтено: 1269
Автор: Харманн Г.

О ЕВРЕЯХ-АШКЕНАЗИ И СТРАНЕ АШКЕНАЗ

Прочтено: 1139
Автор: Глейзер С.

ТАЙНА ШАХТЫ «АННА»

Прочтено: 1125
Автор: Фишман В.

За что немцы любили Фюрера

Прочтено: 1119
Автор: Редакция журнала

Коминтерн и Германия

Прочтено: 1020
Автор: Клеванский А.

Версаль. 28 июня 1919 года

Прочтено: 999
Автор: Викман С.

Что рисуют на деньгах

Прочтено: 980
Автор: Майзингер Р.