Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Политика >> Германия
«Партнер» №10 (289) 2021г.

Выборы состоялись, но всё только начинается

Головоломная предвыборная чехарда, когда лидирующие партии теряли и приобретали благосклонность избирателей десятками процентов, завершилась. Прыгающие цифры застыли, теперь уже навсегда. Но главные итоги выборов – какой будет правящая коалиция и кто станет главой исполнительной власти – будут подведены не сегодня и не завтра.

 

Начало работы нового состава бундестага и избрание канцлера

Согласно статье 39 Основного закона новый бундестаг должен быть сформирован не позднее, чем через 30 дней после выборов. Избранные члены бундестага собираются в сессионном зале, избирают Президиум и утверждают порядок работы на предстоящий легислатурный период. Ангела Меркель будет по-прежнему исполнять обязанности федерального канцлера до тех пор, пока Бундестаг не изберет нового канцлера.

 

Парламентские фракции в Бундестаге должны сначала прийти к соглашению по кандидатуре и представить предложение федеральному президенту Франку-Вальтеру Штайнмайеру. Президент выставляет кандидатуру канцлера для голосования всеми депутатами. При необходимости могут быть проведены три тура голосования, причем в первых двух нужно набрать большинство голосов депутатов (50% + 1 голос), а в третьем достаточно простого перевеса голосов «за» над голосами «против».

 

Почему растет число депутатов бундестага

Номинальное количество депутатов бундестага – 598 человек, но их всегда больше. Это обусловлено особенностями избирательной системы Германии. Выборы проходят по смешанной системе – первый голос избиратель отдает за кандидата, избираемого по мажоритарной системе, а второй – по партийным спискам. Второй голос определяет структуру парламента: если партия получила 30% голосов избирателей, то в бундестаге она получит 30 % кресел, независимо от результатов мажоритарного голосования. 30% по партийным спискам – это 90 мест в бундестаге. Если по мажоритарным округам партия получает не 90, а 100 мест, то сумма мандатов (190) должна составлять 30%, и ни процентом больше. Это означает, что численность бундестага вырастает до 633 человек. Дополнительные («нависающие») мандаты распределяются между другими партиями пропорционально результатам голосования по партийным спискам.

Сейчас принято принципиальное решение о реформе избирательной системы, чтобы предотвратить рост численности депутатов бундестага, но детали реформы пока не оглашались.

 

Какие коалиции возможны

Мы помним, в каких мучениях родилась очередная «большая коалиция» после предыдущих выборов, какой кунштюк сотворил Кристиан Линднер, едва не спровоцировав кризис власти и повторные выборы, и как предотвратил этот кризис президент страны Франк-Вальтер Штайнмайер.

Что же будет сейчас, когда вариантов правящей коалиции как никогда много? Давайте перечислим эти варианты и оценим, каковы предпочтения главных игроков, которые сейчас уйдут со сцены за кулисы и там будут решать – кто будет формировать Кабинет министров на ближайшие годы:

  • первой назовем несостоявшуюся в прошлый раз коалицию «Ямайка» – Союз CDU/CSU, «зеленые» и FDP.
  • далее – красно-зелено-красные: SPD, «зеленые» и Левые.
  • коалиция с названием «светофор»: «зеленые», SPD и FDP.
  • коалиция в цветах германского флага: Союз, SPD и FDP.
  • наконец, коалиция «Кения»: Союз, «зеленые» и SPD.

Заметки на полях. Не надо быть Григорием Перельманом, чтобы выполнить некоторые арифметические действия и сообразить, что коалиция может состоять из двух сил, Союза и SPD, но «большая коалиция» набила такую оскомину, что этот вариант вообще никто уже не рассматривает. И еще. Вы же понимаете, что я пишу это, не зная окончательных результатов выборов. Ничего неожиданного в сравнении с положением вещей, сложившимся за пару дней до них, я не ожидаю, кроме одного: Левые могут не преодолеть 5-процентный барьер, и коалиция с ее участием станет невозможной.

В первой коалиции железные шансы стать канцлером получает Армин Лашет. Во всех остальных вариантах присутствуют социал-демократы, у которых кандидат в канцлеры Олаф Шольц имеет как минимум не меньшие шансы занять главный пост в стране.

 

Незадолго до выборов во время Triell («дуэли на троих») на телевидении Анналена Бербок ясно дала понять, что она предпочла бы коалицию с SPD. Олаф Шольц ответил взаимностью, заявив, что он предпочитает «зеленых». Оба будут удовлетворены, если Союз отправится в оппозицию. Для этого им нужно будет привлечь в союзники либо Левых (если те пройдут), либо FDP. С Левыми большинство, если оно и состоится, будет очень зыбким. Большинство с либералами будет более основательным, но только вот их лидер Кристиан Линднер не проявляет особого энтузиазма в разговорах о модели «светофор».

Что будет со страной, если коалиционные переговоры затянутся? Ничего страшного, мы это уже проходили. Ангела Меркель будет канцлером, пока не будет избран новый, и министры ее кабинета продолжат работу.

 

Какой будет роль партий второго ряда?

Лидеры партий, которые будут командовать парадом, более или менее обозначили свои позиции. А какая роль отводится партиям, которые могут рассчитывать только на роль младших партнеров по коалиции?

Если Левые всё же не преодолеют 5-процентный барьер, то свободные либералы станут главными действующими лицами коалиционных переговоров. Учитывая нелюбовь двух «больших» к третьему, во всех других вариантах коалиции без Левых FDP получает «золотую акцию», то есть именно ей решать судьбу, каким будет состав будущего правительства страны. Согласитесь, недурно для партии, которая является всего лишь 4-5 силой в стране.

«Альтернатива для Германии» ни в каких вариантах коалиции сегодня не рассматривается.

 

Как менялось отношение к Левым

Наблюдая за изменениями политического ландшафта в Германии, хочу обратиться к истории, а именно к выборам в ландтаг Гессена в январе 2009 года. Тогда социал-демократы во главе с Андреа Ипсиланти (Andrea Ypsilanti) смогли сравняться в результатах с CDU и принимали поздравления, поскольку образование красно-зеленой коалиции с Ипсиланти во главе казалось неизбежным. Но случилась сенсационная по тем временам история – нежданно-негаданно 5-процентный барьер преодолели Левые и отняли небольшое число мандатов у социал-демократов. Небольшое-то небольшое, но из-за этого у красно-зеленых образовался дефицит в два (!) голоса. Девять месяцев в земле решали известную загадку про волка, козу и капусту, поскольку тогда любое сотрудничество с Левыми представлялось неприемлемым.

 

Ипсиланти решилась на отчаянный (опять же, по тем временам) шаг – она вступила в переговоры с Левыми, и это навсегда прервало ее политическую карьеру. А сегодня Левые – парламентская партия федерального уровня, которую всерьез рассматривают как полноправного участника правящей коалиции бундестага. Это как было в СССР: в начале 60-х людей расстреливали за обмен нескольких долларов на рубли (или наоборот, рублей на доллары), а в начале 90-х менялы уже стояли на каждом углу.

Ау, Андреа, где ты? Не постучаться ли тебе снова в дверь большой политики? Ведь ты, оказывается, была не врагом демократии, а провозвестником новых времен…

 

Станет ли AfD приемлемым партнером для других?

Сегодня все партии морщат носы при слове «Альтернатива». Даже думать о возможности работать с этой партией в коалиции считается не комильфо. Сама партия де-факто разбилась на две. Если победит «Крыло» с Хёке (BjörnHöcke) и Кальбитцем (Andreas Kalbitz), то всё так и останется. «Программное» заявление бывшего видного деятеля «Альтернативы» Кристиана Люта (Christian Lüth), прозвучавшее по телевидению на всю страну – «Чем хуже для Германии, тем лучше для AfD» – не забудется. С такой программой рассчитывать на политическое будущее? Увольте.

Но ведь есть еще Йорг Мойтен (Jörg Meuthen) и его умеренное крыло. Если партия пойдет по пути служения стране, а не «чем хуже, тем лучше», то почему и ее не увидеть лет через восемь переговорщиком в деле создания правящей коалиции?

 

Коней на переправе … меняют

Известно ли вам, что канцлером страны может стать не тот человек, который в предвыборной кампании фигурировал как кандидат от своей партии? А между тем это так.

В статье 63 основного закона говорится об избрании федерального канцлера следующее: «Федеральный канцлер избирается бундестагом без обсуждения по предложению федерального президента. Избранным считается тот, кто имеет большинство голосов членов бундестага. Избранный кандидат назначается федеральным президентом».

Давайте порассуждаем строго в рамках этой конституционной нормы, как, например, федеральным канцлером может стать одна из сопредседателей SPD Заския Эскен (Saskia Esken), хотя партия выдвинула кандидатом на пост канцлера Олафа Шольца, а не ее? Сценарий выглядит так.

 

Часть первая – Шольц оказывается в цугцванге (любой ход ведет к ухудшению ситуации). В коалиционных переговорах одинаково возможными представляются красно-зелено-красная коалиция (КЗК) и «светофор». При «зондировании» программ выясняется, что идеи, высказанные фракцией Левых по вопросам Европы, внешней политики и политики безопасности, не согласуются с программными установками SPD.

В качестве вице-канцлера Олаф Шольц работает давно и слишком хорошо знает, что МИД и министерство обороны не решают больших вопросов, например, о размещении контингентов бундесвера за границей или о продолжении политики стабилизации еврозоны.

Эти вопросы всегда решались в канцелярии. Именно в полномочия федерального канцлера входит определять руководящие принципы для решения таких задач. «Зондирование» программ показывает, что Шольц, претендуя на должность канцлера, не может управлять государством в коалиции с Левыми. На карту поставлены стабильность и предсказуемость Германии.

 

Предположим, что, оценив ситуацию, Шольц решает прекратить переговоры с Левыми и обращается к FDP, переходя от формата КЗК к «светофору». Лидер FDP Кристиан Линднер оказывается в неудобном положении: пока социал-демократы зондировали КЗК, он вел переговоры в рамках коалиции «Ямайка».

Линднера засыпают письмами и звонками его последователи. Они убеждают лидера сдержать свое обещание не соскользнуть влево и придерживаться линии создания центристской коалиции.

Чтобы не потерять лицо, Линднер призывает к полному отказу от повышения налогов, отказу от введения налога на богатство и повторного введения долгового тормоза. Кроме прочего, Германии не следует вводить «Schuldenunion» на европейском уровне.

Часть вторая – Шольца «отодвигают». Это вызывает на сцену сильные левые крылья «зеленых» и SPD. Они громко заявляют, что должны, наконец, подчиниться «воле избирателей» и править Германией слева.

Заскию Эскен тоже засыпают письмами и звонками. Как и большинство функционеров SPD, она понимает, что именно благосклонность левого крыла партии обеспечивает большинство на партийных съездах. Не хуже это понимает и Рольф Мютцених (Rolf Mützenich), лидер партийной фракции в бундестаге. Он сомневается в успехе кандидата в канцлеры, если тот продолжит внешнюю политику Ангелы Меркель и ее политику безопасности, практически не изменившуюся за прошедшие годы в «светофоре» с Кристианом Линднером.

 

Во время предвыборной кампании главной фигурой в партии является кандидат в канцлеры. Но, заметим, такого статуса в конституции нет. После выборов решающих фигур становится больше, и, надо сказать, что в случае разногласий между ними после выборов оружие в руках избранного лидера партии (в нашем примере Заскии Эскен) и руководителя фракции в парламенте гораздо острее, чем у кандидата в канцлеры.

Эскен – лидер партии. Члены партии избрали ее на эту должность. Именно из этого она черпает свой авторитет. Насколько силен этот авторитет, было видно по избирательной кампании: Эскен удалось полностью успокоить левое крыло.

 

Мютцених – лидер парламентской группы SPD. Перед ним стоит ответственная задача: гарантировать надежность и единодушие членов фракции SPD при голосовании в бундестаге. Если он не поддержит Шольца в какой-либо момент, большинство для кандидата в канцлеры окажется в опасности.

Шольц хорошо понимает всё это. У Эскен и Мютцениха есть полномочия, вытекающие из их функции. Его же статус кандидата в канцлеры – это не должность, которая дает какие-либо формальные полномочия. Кандидат в канцлеры не фигурирует ни в одном партийном уставе или в институциональной структуре ФРГ.

Так что если Эскен и Мютцених проявят жесткость по отношению к Шольцу, у того будет два варианта: подчиниться или уйти. Подчинение не сочетается с фигурой Олафа Шольца. Что остается?

 

Итак, в нашей виртуальной игре час для Заскии Эскен настал. Обладая авторитетом избранного лидера партии и при поддержке парламентариев от SPD в бундестаге и «зеленых», она, в случае ухода Шольца, получит мандат на формирование левой коалиции.

Поскольку по окончании переговоров о коалиции будет составлено совместное коалиционное соглашение между социал-демократами, «зелеными» и левыми, левая коалиция также получает большинство в бундестаге на выборах канцлера. Заския Эскен проинформирует об этом федерального президента после завершения переговоров по коалиции. После этого Франк-Вальтер Штайнмайер предлагает парламенту избрать Эскен канцлером, что и происходит.

 

Заския Эскен становится новым канцлером Германии и в своем первом интервью после избрания она сообщает общественности, что, алаверды, предложит Федеральному собранию кандидатуру Франка-Вальтера Штайнмайера для переизбрания на пост главы государства в мае следующего года.

Вы скажете, мы никогда не слышали о подобных сюжетах в истории страны. Так мы о них никогда и не услышим. Такие вещи – не для широкой публики. Этот сюжет, хоть и теоретический, но отнюдь не из области фантастики и не единственный, их много сейчас активно обсуждается за кулисами политики, куда нас никогда не пустят. Я порассуждал только об одном возможном ручейке в дельте политической реки, чтобы иметь представление, сколь многообразна большая политика.

 

Думаю, коалиционные переговоры займут немало времени. Но всё проходит, пройдет и это. Будет коалиция, будет новый канцлер. Дай бог, будет и лучшая жизнь.

Поговорим через месяц.

 

Александр Кротов (Эссен)

 

Читайте также:

  1. Выборы в бундестаг – результаты непредсказуемы. Журнал «Партнер», № 9 / 2021, автор А. Кротов
  2. За восемь недель до выборов. Журнал «Партнер», № 8 / 2021. Автор А. Кротов
  3. Выборы в бундестаг – свет и тени предвыборной увмпании. Журнал «Партнёр», № 7 / 2021. Автор А. Кротов
  4. Чем обернется Союзу победа Лашета? Журнал «Партнёр», № 5 / 2021. Автор А. Кротов
  5. В Германии грядет зеленая волна? Журнал «Партнёр» № 4 / 2021. Автор А. Кротов
  6. Выборы в бундестаг 2020/2021: кампания началась. Журнал «Партнёр», № 3 / 2021. Автор А. Кротов
  7. Армин Лашет – новый лидер CDU. Журнал «Партнёр», № 2 / 2021. Автор А. Кротов.

<< Назад | №10 (289) 2021г. | Прочтено: 119 | Автор: Кротов А. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Гельмут Коль. Человек и политик

Прочтено: 4595
Автор: Калихман Г.

Беженцы в Германии

Прочтено: 3571
Автор: Листов И.

Канцлер Газпрома и его друзья

Прочтено: 2310
Автор: Векслер О.

Германия накануне выборов в бундестаг

Прочтено: 2265
Автор: Листов И.

Партии зелёных – 40 лет

Прочтено: 1778
Автор: Кротов А.

Турецкая Германия

Прочтено: 1726
Автор: Листов И.

Новое правительство взялось за энергетику

Прочтено: 1658
Автор: «Курс Консалтинг»

Хорошим отношениям с Россией нет альтернативы

Прочтено: 1593
Автор: Редакция журнала

Германия: «Атлас будущего»

Прочтено: 1484
Автор: «Курс Консалтинг»

Исламизация Германии

Прочтено: 1454
Автор: Векслер О.

Партии перед выборами: политические платформы

Прочтено: 1411
Автор: Пиевский М.

Новый вице-канцлер ФРГ

Прочтено: 1393
Автор: Борухсон Ю.

Германские партии – справа налево

Прочтено: 1383
Автор: Кротов А.