Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Леонид Комиссаренко  

 

Главы из книги воспоминаний

«Начальные обороты»

 

 Наместник

       

Началось всё  в Нижнем Тагиле, на Старателе. Так как южмашевские ракетчики к тому времени уже оттяпали для своих нужд 8 км. Павлоградского полигона, первые партии корпусов на кучность по местности 152 мм ОФС «Наместник» к орудию «Мста» работали в Тагиле, что было сопряжено с невероятными трудностями. Снарядить где-либо на Урале было невозможно, приходилось, в нарушение всех действующих правил, отправлять боевые снаряды гражданскими грузовыми самолётами до Свердловска – Кольцово, а оттуда обеспечивать  перевозку автотранспортом полигона до места. Бывало, возили машинами от самого Донецка. И так каждую партию –  о льготных условиях говорить было рано. Так в муках всё до поры до времени и катилось без неприятностей собственно при испытаниях. До тех пор, пока не ударили уральские морозы. Очередная партия, и вместо уже ставшего привычным «Ярлык  №.... принят» – сообщение о трех молчащих. На следующее утро – я уже на Старателе. Скажу откровенно, до сих пор не представляю себе, как они смогли выкопать неразорвавшийся снаряд с боевым взрывателем. Но два достали. Даже не знаю с какой глубины, но на углах подхода максимальной дальности мало не было, это уж точно. Оба снаряда без переходной втулки и, естественно, ввёрнутого в неё взрывателя. Это ведь только в боевиках (и не только американских) Шварценеггеры, Сталлоне и Сигалы под замирание сердец подавляющей массы зрителей и смех специалистов голыми руками разворачивают резьбы, затянутые моментными ключами на герметиках и эпоксидках. Здесь же этих суперменов, по причине отсутствия у них соответствующей формы допуска, не было, но и втулок тоже. Поработал мёрзлый грунт. Стрельба велась на О (мгновенное действие) с колпачком и, не думая о мгновеньях свысока, я сообразил, что настало время мне понять, наверное, что негоже здесь применять такую короткую резьбу, да ещё с шагом 1,5 мм.   

Их, этих мгновений, с лихвой хватило, чтобы вывернуть (не вывинтить) злополучную втулку ко всем чертям. А теперь они явно засвистят у моего виска. Сам виноват. Нужно было, пребывая на стрельбах, почаще наведываться в поле. И при этом зимой, чтобы там не только ветерком до костей проняло, но и до мозгов. Тогда бы лучше знал, как ведет себя снаряд в грунте, а тем более в мёрзлом, какие пируэты он там выписывает и какие на него при этом могут действовать силы и их же моменты. «Молчание ягнят» состоялось при установке  на О,  а что было бы на З (замедленное действие)?  Очень уж наглядно это при копке, которую и ведут-то не вдоль, а поперек входа. Но теперь  поздно.  Теперь – прямая дорога на верхнюю ступень пьедестала почета, где будем мы стоять обнявшись с Ю.П. Варехом и Н.Н. Телегиным из НИМИ, но только поливать нас будут не шампанским. Это нам за резьбу. А вот за другой элемент, могущий здесь иметь место быть, придется отдуваться самому. Дело в том, что при разработке  «Наместника» серийный завод (мой) был подключен моими же стараниями, вопреки категорическим возражениям производственников, на самых ранних этапах. Это позволило, при дружественной поддержке НИМИ, естественно,  внедрить пару идей, прошедших со снарядом весь путь отработки (в отличие от рацов, возникающих как черт из табакерки и защищенных в, лучшем случае, двумя десятками выстрелов). В данном случае речь о креплении переходной втулки без применения стопорных винтов. Мелочь, но приятно, так как избавляет производство от кучи технологических проблем. А для меня – еще и дело чести.

Всё ясно. Надо менять элементы конструкции. Все эти мысли были, очевидно, столь крупными буквами прописаны на моей физиономии, что стоявший рядом представитель НИМИ, ни при каких обстоятельствах никогда не унывавший Роман Спивак, выдал единственно правильное решение: «А не пойти ли нам выпить?». И лучше выдумать не мог!

Назад в Донецк и дальше, в Москву. Никаких больших совещаний. С Телегиным и Варехом всё и решаем, докладываем начальнику отделения Лещинскому. Военные ведут себя в высшей степени кооперативно, даёт плоды очень многолетняя совместная работа. Здесь хотел бы отметить исключительно благоприятно для меня, по крайней мере, сложившуюся персональную ситуацию на всех уровнях: с кем  25 лет назад начинали рядовыми инженерами –  стали начальниками отделов в НИМИ и министерстве, а кое-кто и повыше; старлеи вышли в полковники, все друг другу истинную цену знают, прошли вместе кучу комиссий, коллегий и еще черт-те чего. Дело от этого только выигрывало.

Вся документация  сделана и утверждена в считанные дни. Так что производство почти и не стояло. И ещё повезло к тому же с испытаниями: пришла  настоящая зима, и появился в Павлограде свой, уже тогда «нэзалэжный» украинский мёрзлый грунт толщиной-глубиной аж 40 см. Понятно ведь, что после всех передряг всё возможное стрелять было в программах предписано именно по нему. Так как кучность боя «Наместника» по местности к тому времени ни у кого сомнений не вызывала, ГРАУ дало согласие стрелять её не на максимльную дальность, а на 2/3 её, что соответствовало имеющимся возможностям.   

Но пара проблем всё же есть: снега насыпало столько, что до площадок не доберёшься, а если доберёшься, то попробуй выкопать прочности: времени-то почти нет (до конца месяца, естественно, дальше оно продолжается независимо от выполнения плана). Первую проблему в значительной степени решал сам, так как местное руководство, к моему великому огорчению, должного рвения не проявило. Формально бульдозер выделили, но с водителем никто даже не поговорил, так что пришлось мне садиться в кабину и включать  валютный двигатель, потому что водитель  примерно после каждого пробитого километра начинал мне расчёт времени до конца смены. Затыкать ему рот приходилось очередным червонцем, что, согласитесь, по тем временам немало. Вторую проблему взял на себя и успешно решил в теории и на практике мой друг РО Пашков. Нужно было, сообразуясь с условиями местности, найти идеальную точку падения, т.е. такую, на которой снаряд по возможности останется как можно ближе к поверхности или, еще лучше, на ней. Перелёт – зароется так, что из мёрзлого грунта не выкопаешь; недолёт – уйдёт с рикошета, не найдёшь. Я решил занять место в поле. Идеальный выстрел выглядел впечатляюще: снаряд после падения взвивается вертикально вверх, на  высоте  метров 100 на мгновение зависает, так что видно бешеное  вращение, и падает, почти не зарываясь. Зрелище незабываемое, тем более, что найти после него снаряд труда почти не составляет. Вот таким салютом и закончился   (благополучно) ещё один полигонный эпизод.   

Но, прежде чем снаряд дойдёт до полигона, его ещё надо сделать. Несмотря на новизну конструкции, сложные технологические проблемы почти не возникали. Говорю почти, потому что одна была – запрессовка ведущего пояска. Заготовка его представляла собой профилированное кольцо из медноникелевого сплава внутренним диаметром 152 мм, шириной 35 мм. Такой ширины пояски до этого нигде не применялись и, соответственно, оборудования для их запрессовки попросту не существовало, а у имеющегося в наличии не хватало усилия. (Кольцевые заготовки обжимаются кулачками на прессе с горизонтально расположенными по окружности 32-мя гидроцилиндрами.) А времени на отработку технологии почти не оставалось: сроки поставки заводской партии на полигонные испытания определены даже не приказом Министра, а (бери выше!) Постановлением ЦК и Совмина. Вот тут спектакль и начинает идти по не раз проверенному сценарию: если у технологов не получается – вызывается на ковёр конструктор и получает задание: или меняешь конструкцию, или подключаешься сам к отработке технологии, что и произошло в данном случае.  

И принялись мы с замом главного технолога Толей Кононовым за эксперименты. Выбор вариантов был невелик – профиль заготовки пояска и профиль кулачков. Проблему решили, подобрав эти параметры с разделением операции на два этапа – предварительную и окончательную. Технология потянула на авторское свидетельство (АС 284764).

Кстати, как мне стало известно, попытка после отделения Украины освоить производство «Наместника» на Невьянском машиностроительном заводе на первых порах успехом не увенчалась – так и не смогли запрессовать ведущий поясок. Пришлось заказывать, уже в качестве импорта, в том же Донецке.

 


 





<< Назад | Прочтено: 19 | Автор: Коммисаренко Л. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы