Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Леонид Комиссаренко  

 

Главы из книги воспоминаний

«Начальные обороты»

 

Самый первый день

 

Если и есть какая-то знаковость в первом рабочем дне, то мой был именно таким. Не мог я знать 19 сентября 1958 года, что все 34 года на этом заводе пройдут для меня в непрерывной войне с его технологической отсталостью, какие бы должности я потом не занимал. А тогда вошёл я в технологическое бюро инструментального цеха инженером-технологом с окладом 790 рэ. Представил меня А.А. Герасименко, начальник бюро, сотрудникам, показал рабочее место и засел за свои дела. Сижу, присматриваюсь. Вокруг начальника – суета: готовят письмо в Москву, на завод координатно-расточных станков по поводу заказа нестандартных шестерён высокой точности. Отличить в первый день работы серьёзную суету от несерьёзной – задача трудная. Но обстановка, даже на взгляд новичка, была уж слишком нервозной. Спрашиваю у девушки за соседним столом (все технологи в бюро были женского пола), каждый ли день у них такое творится? В ответ слышу короткий рассказ об ответственном заказе, срывающемся уже который месяц из-за невозможности изготовить ролики для накатки резьбы.

 – Почему? – спрашиваю.

 – Нет нужных шестерён для настройки гитары станка.

 (Гитара устройство для закрепления шестерен, кинематически связывающих вращательное движение заготовки с поступательным движением инструмента).

Я поинтересовался маркой станка. Названа известная немецкая фирма. Странно звучит, так как на лабораторках по кинематике станков тогда ещё ст. преп. Бурьян неоднократно напоминал, что трудно найти такую резьбу, которую нельзя взять стандартным набором шестерён даже отечественных станков-аналогов. Или резьба уж слишком заумная, или набор неполный. Резьба действительно непростая: дюймовая, многозаходная.

Провела меня технолог Валя к станку. Все шестерни в комплекте, шлифовщик выглядит авторитетно, типичный мастеровой с советского плаката «Рабочий-Колхозница-Интеллигент». Валя на колхозницу по внешним данным потянула бы запросто, ну а мне, очкарику, кроме интеллигента, никого и не осталось. Шлифовщик с гордостью заявляет, что к помощи технологов при настройке ещё ни разу не прибегал, да они в этом ничего и не смыслят (тут он оказался на 100% прав), что у него 30-летний стаж и т.д. и т.п. Хотя я и чувствовал себя перед ним пацаном, но всё же не совсем, так как на тот момент уже понял, что нужную резьбу без расчёта с использованием кинематической схемы станка не настроить. А он таковую никогда и в глаза не видел, она, по его словам, ему и на фиг не нужна: во-первых, он всё знает наизусть, а, во-вторых, чего не знает, то есть в таблице на бабке станка. Взгляд на таблицу – и ясно, что не всё, чего он не знает, там есть. Зато у механика цеха есть паспорт станка с нужной кинематической схемой.

Вернулся в бюро, посчитал и быстро получил численное значение передаточного отношения. Но это ещё не шестерни. Для перехода к ним нужны специальные таблицы (Сандакова). Это всего-навсего перевод десятичных дробей в простые с указанием величины погрешности. В этом весь фокус – допуск на шаг резьбы в третьем знаке после запятой, а погрешность настройки по таблицам можно выбрать в районе пятого-девятого. Но, похоже, на тот момент на всём громадном заводе никто, кроме меня, этого не знал, так как оказавшаяся, к счастью, в библиотеке книга за последние пять лет ни разу востребована не была. В итоге к концу моего первого рабочего дня комплект роликов был нарезан. Позже я узнал и о резонансе – так как инструмент был на контроле у директора, то он, естественно, поинтересовался, каким это способом вышли из положения. Как известно, только поражение – сирота, а у победы много отцов, но, каким-то образом, я тоже оказался в их числе.

Всю первую неделю я только и занимался подобными расчётами для всех накопившихся нерешённых проблем, так что чувствовал себя почти как в студенческие годы на кафедре станков. Основания для удовлетворенности собой, конечно, были, но ничего особенного, так, рядовая лабораторка. Для особо экзотических случаев составил таблицы, которые лет через 30 случайно обнаружил в техбюро цеха. На этих роликах висело доказательство способности чисто снарядного завода делать гражданскую продукцию, тем более в год, когда Н.С. Хрущёв начал артиллерию вообще прикрывать, поверив собственной байке о способности выпускать ракеты, как сосиски. По поводу сосисек у нас никаких сомнений не было уже тогда: запудрить можно мозги, но не желудок. А о ракетном блефе узнали лет через сорок.

Моя же ракетно-артиллерийская война с, мягко говоря, не очень компетентными технологами, начавшись так мирно в тот памятный для меня первый день, продолжалась всю дальнейшую производственную жизнь. Так что тогдашняя моя радость была несколько преждевременной.

И ещё один штришок, даже два. Во-первых шестерни, которые собирались заказать, всё равно бы в гитару не стали, а, во-вторых, рассчитаны они были и кинематически неправильно.

К сожалению, на том интересная часть работы на несколько месяцев для меня и закончилась. Рутинная же мне довольно быстро поднадоела. Состояла она главным образом в написании техпроцессов изготовления деталей штампов, приспособлений и инструмента на обратной стороне синек чертежей, изредка – нестадартный инструмент или оснастка. Все эти: «Строгать с шести сторон, разметить, фрезеровать по разметке...» и прочие подобные «технологии» никакого удовольствия не доставляли. Да и нужно это было только нормировщикам (простите, инженерам – нормировщикам!) потому что стандартные технологии мастера и работяги знали и сами.

Помог тот же Хрущёв. Во время его визита в Англию договорились о передаче нам многих образцов всякой техники. Не знаю, как там было с копирайтом, но со сдирайтом всё и тогда было относительно неплохо. Относительно китайцев, конечно: те могут содрать абсолютно всё, а мы – только то, что можем.. На нашу долю Московский НИИ им. Скочинского содрал гидравлическую стойку шахтной крепи (делается с постоянными модернизациями по сей день), а Донецкий Гипроуглемаш – каску и светильник с аккумуляторной коробкой для шахтёров. Вот над прессфромами для светильника и каски пришлось потеть мне. Главная трудность заключалась даже не столько в технологии, сколько в укоренившейся привычке в неё не смотреть. Так что все мои хитромудрые решения разбивались в прах на первых же операциях, а потом всё выбрасывалось в брак и песня начиналась сначала, но по тем же нотам. Пришлось наиболее сложные детали сопровождать по операциям в три смены. Но удовольствие получил – нашлось применение институтским знаниям. С тех пор каска эта и гуляет по стране. И премию за освоение новой техники получили. Которую и пропили, «на бугорке» - так называлась полянка в ближайшем лесу. И не просто пропили, а по предложенной мною технологии – коньяк (тогда появился венгерский «Цепной мост») с шампанским вместо обычной водки и самогона.

Даже начерталку пришлось вспомнить, когда в цех, на координатно-расточной станок, передали расточку крышки боевой части крылатой ракеты.. Корифеям-расточникам задача обработки в трёх плоскостях с поворотом детали вокруг трёх осей была не по зубам. Тут и мне пришлось поломать голову над установками углов, глубин и искажениями размеров в разных проекциях. Когда я принёс работягам таблицы с дробными углами и размерами, не совпадающими с чертёжными, они очень засомневались и предупредили, что за брак буду платить из своего кармана. Я же риска не боялся – по начертательной геометрии у меня оценка совпадала со знанием предмета.

Отработав в инструментальном цехе технологом, мастером и затем даже старшим технологом три с половиной года, перешёл начальником техбюро в снарядный цех под руководство пожирателя таких начальников (удерживались у него не больше года-двух) Михаила Ивановича Сахно, с которым прекрасно работали до самого его ухода на пенсию.

Вот таким был мой путь к снарядам. Не по специальности? Да. Но зато пришлось потом всю жизнь учиться. А это, как в демографии – какое удовольствие доставляет сам процесс!

 

На стр. автора





<< Назад | Прочтено: 35 | Автор: Коммисаренко Л. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы