Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Анна Шаф

 

 

Переходящее Красное знамя

 

 Валеру ко мне привела знакомая страховщица. Это случилось так. Однажды, перебирая мои страховки дома на диване, - очень уж ей хотелось перевести меня в фирму, где она работала тогда, - она язвительно улыбнулась.

- А ты всё одна? Не надоело? Слова сказать некому, работа не в счет! Всё так и будешь из себя девочку корчить?

Я спокойно ответила:

- Ничего, я привыкла. Мне так даже лучше - сама себе хозяйка. Не клята, не мята.

Страховщица улыбнулась уже загадочно.

- Вот что! У меня есть один знакомый в городе, - а надо сказать, она жила в большом промышленном центре в городе Вуппертале, это примерно километров за двадцать от нашего маленького уютного городка.

- Этот парень как раз на распутье, ему женщина нужна. Позвоночник сорвал, на работе неприятности, а по жизни - на всё годится. Возьми, если не лень. Правда, не знаю, что у вас получится. Ты, как я вижу, не готова с мужиком жить - отшельница. Кошка, что гуляет сама по себе, - хмыкнула она.

Конечно, эта страховщица очень осуждала меня за такое поведение, сама-то она от одиночества не страдала. А вот почему-то решила Валерку отдать. Под таким давлением я смутилась и не смогла отказать.

- Ну приводи, - выдавила я из себя, подумав о подруге Валентине, которая срочно нуждалась в мужчине для благоприятного времяпрепровождения.

...А сейчас мне хочется описать встречи земляков за чашкой чая, которые проводятся по всей Германии, и наш городок тоже не обошли. Обычно они проходят интересно, с песнями и стихами, с разговорами на разные темы, тут же отмечаются праздники и дни рождения. Я возьми и пригласи страховщицу на ближайшую среду.

- С радостью приеду, - мгновенно прореагировала она. - И Валерку когда-нибудь привезу к тебе. Созвонимся! А пока поговори с людьми, приготовь мне парочку человек из ближайшего окружения, тех, что без страховок, чтобы не ездить зазря!

Я обещала. На том и расстались. За суматохой будней как-то было недосуг вспоминать про это дело.

 

- 1 -

Цвела весна. Солнце радостно покрывало землю яркими лучами. Нарциссы красовались на каждом свободном участке земли. Желтые кустики светились среди голых веток просыпавшихся деревьев. Кошка ходила по дому сама не своя, мяукала и каталась по полу, несмотря на скормленные таблетки. Моя подруга Валюша всё сильнее жаловалась на скуку, ругала своего последнего ухажера, так неудачно закончившего с ней свой трехгодичный роман. Долгие его запои сменялись всё более короткими трезвыми передышками. Вале страшно надоело таскать по всему городу позорное имя любовницы алкоголика. После очередного скандала она объявила себя свободной женщиной и бывшего любимого на порог не пускала ни с бутылкой, ни без бутылки.

Понимая ее тяжелое положение, я старалась вывести подругу на орбиту шахматных баталий, но все усилия мои были напрасны. Ей надо было мужика! И он, наконец, появился, обольщая жаждущих женщин лучезарной улыбкой.

Земляки-русаки - тетушки и дяденьки - сидели в просторном зале за чаем в ожидании новых впечатлений. Человек сорок народу за накрытыми столами давно слушали ведущую встречи.  Вдруг дверь открылась, и на пороге появилась яркая, веселая страховщица, а за ней с улыбкой во весь рот – высокий стройный брюнет.

- Извините за опоздание, дела важные. Вот проездом забежала посмотреть, что за общество интеграции в вашем городе. Меня Анна пригласила. - Страховщица так непосредственно и уверенно говорила, что я испугалась, не начнет ли она сейчас вербовать в свою страховку наш доверчивый народ.

- Я смотрю, вам тут делать нечего, вот и посиживаете, бездельничаете. А у меня клиенты заждались! Так что с вами посидеть не получится! Оставляю вам вот этого молодого человека. Пользуйтесь! - Она сделала широкий жест в сторону оглядывавшегося брюнета. Он улыбнулся еще шире, хотя куда еще....

- Нет, кофейку бесплатного я все-таки выпью, - решила страховщица, и худое, нервное лицо ее немного смягчилось.

Парочка уселась рядом со мной, тут как раз находились свободные места. Внимание людей было приковано к нам. Прихлебнув кофейку и затолкав шоколадные конфеты в сумочку, страховщица отчалила. Брюнет в неглубоком поклоне склонился ко мне и, представившись, поцеловал руку. Народ просто выпал!

Аккуратно подставив стул поближе, Валера принялся поедать меня глазами, всем своим видом показывая принадлежность ко мне.

- Очень, очень милая... Я так и знал, что вы мне понравитесь. Отрастите волосы, вам пойдет. Ну что это за молодежная  короткая стрижка... Нет, нет, с длинными волосами вы будете просто неотразимы, - нашептывал он мне в ушко.

Как подтянулись наши дамы, это надо было видеть! Глаза горят, переглядываются между собой. Мужички одобрительно кивают мне головами, подмигивают. Кое-как дождалась я конца посиделок. Помогать убирать со столов и мыть посуду уже не стала - не до того, ведь за локоток новый знакомый держит.

Обычные попутчицы не рискнули сесть в мою машину, мол, пешком дойдем, погода хорошая. Все потянулись к выходу.

- Ну что ж, двинулись? - сказала я сокрушенно и повела Валерку на стоянку машин. - Куда поедем? - cпросила, глядя в его темные бегающие глазки. Ну никак не могла уловить их выражения! – Может, в кафе какое или на природу? Погуляем, пообщаемся, познакомимся поближе, - предложила я.

- Да чего уж там! Мы люди простые. Поехали к тебе домой. Кофе мы напились, закуски всякой было довольно, теперь - за дело! Будем конкретно знакомиться в домашней обстановке! - Валера уверенно взялся за дверцу моей машины.

Сложно передать мою реакцию, но немножко смешно было. По дороге Валера говорил не переставая. В собственной машине он не нуждается, поскольку живет в центре города, а там общественный транспорт ходит часто и без опозданий, не то, что у нас в маленьком местечке. Он рассказывал, как ему грустно одному, особенно по выходным, как завидует женатым знакомым и сослуживцам, ругал работу на конвейере и жизнь в Германии, поминал плохими словами свою бывшую супругу, русскую немку, которая сорвала его с родины, привезла в Казахстан к своей родне, а по приезде в неметчину и вообще бросила, несмотря на то, что он был очень заботливым мужем и отцом, он приносил хорошие деньги в дом. Я помалкивала, прикидывая, каким образом я приведу первого встречного, даже и с положительной рекомендацией, на глаза почти взрослой дочери, не привыкшей к появлению мужчин в нашем доме.

И правда: у дочки вытянулось лицо, когда она отвечала на жаркое рукопожатие незнакомца.

- Иди в свою комнату, - сказала я, отводя глаза в сторону. - Мы тебе мешать не будем.

- Не будем, не будем, нам есть чем заняться, - засуетился Валера.

Сели мы на диван. Валера сразу принялся активно обнимать меня.

- Закрой двери! Дочери скажи, чтоб не заходила!

Руки негибкие какие-то, коленки острые, смех меня разбирает.

- Можно на "ты"? - спросила я.

- Валяй! - разрешил Валера.

- Вот что, Валера, - я отвела его руки от себя, сложила их решительно на его костлявые коленки. - У меня есть планы на тебя.

- Какие еще планы? Чего тут рассуждать! Мы дети, что ли? - Он удивленно наморщил лоб, и стало видно, что ему уже за пятьдесят, хотя спортивная фигура и легкомысленная улыбка до времени скрывали возраст. Его желание непременно дотронуться, обнять, приблизить показалось мне навязчивым.

- В чем дело, я не понял?! - Голос его стал резким. - Или я не нравлюсь тебе? Может, к другим привыкла? - рубанул он.

А вот ссориться я не планировала.

-Погоди, не сердись, - заторопилась я .- Я познакомлю тебя со своей подругой. Будешь доволен! Она славная, красивая, может, понравитесь друг другу. Она тоже из деревни казахстанской. Глядишь - выйдет пара. - Я с надеждой взглянула в его глаза, представляя, как обрадуется Валюша, что я ей такого ухажера подкатила.

- А ты сама? - удивленно поднял брови Валера.

- Я не гожусь.

- Ах, ты подпорчена воспитанием! Так и скажи. Знаю я таких баб! Я всяких знаю. Таких, как ты,  много - никудышние. Для семьи не годятся. Всё про смысл жизни толкуют, а каши, чтоб не пригорела, не сварят. Не о такой я мечтаю. Давай, тащи свою подружку, может, из нее толк выйдет. Я по-серьезному хочу, чтоб сойтись как люди и жить, мне не для баловства! - С него сошел внешний лоск, он стал выражаться просто, по-крестьянски. Решительно встал, походил по комнате, посмотрел в окно, уставился на книжные полки. Я пошла на балкон, закрыла дверь и позвонила Валюше.

- Приходи поскорей, - страстно зашептала я в трубку. - Такой мужчина! Ну, прямо для тебя создан. У него серьезные намерения!

- Анка! Дорогая! Вот это сюрприз! Сейчас прибегу! Спасибо тебе большое! Век не забуду! Если что получится, с меня бутылка!

Как будто эта бутылка мне нужна! Я для подружки стараюсь.

Не успели мы обменяться с Валерой парой фраз, в дверь уже позвонили. А дорожка ко мне не такая уж близкая!

- Ну, Валера, желаю тебе успеха! Может, судьба твоя... Валюша – баба верная, добрая, открытая. Не промахнись. Не один раз мне спасибо скажешь! Новую страницу своей жизни перевернешь!

Я направилась открывать двери.

- Давай! Поглядим, что за красавица! Я и сам кое-чего стою. Какой-нибудь дешевкой меня не охмуришь! – Его глаза горели любопытством.

Дверь распахнулась, в нее буквально влетела моя Валюша. Черноглазая, румяная, полная, в ярко-красном костюме, с высокой прической - она была обворожительна! Настоящая народная красавица! И эта природная красота здоровой, еще молодой женщины требовала соответствующего ухода. Понятно, что сильный мужчина был необходим.

С гордостью за подругу я обернулась к Валере.

-Ну, как тебе?

Тот обомлел. Глаза его из пустых и блеклых стали горящими. Тело напряглось.

- Вот это да! Загляденье! Как тебя зовут? Я забыл, - обратился он к Валюшке, - меня Валеркой. - Он поперхнулся. - У такой женщины всегда всё на столе есть! Чего тут тянуть! Пошли к тебе! - Он решительно взял ее за руку.

Валюше моей Валерка тоже очень понравился. Она показала мне большой палец, мол, мировой мужик!

Кажется, она не расслышала, что предложил Валерка.

- Какая весна на улице! Идемте гулять, что дома сидеть в такую погоду! Пошлите! - громко заговорила героиня дня.

- Да чего там гулять! Что мы, дети? Может, еще за ручки возьмемся? Ха-ха-ха! - Валерка раскатисто рассмеялся. - Давай к тебе, Галина или как там тебя... Поужинаем и в постель. Ты мне очень нравишься, - Валерка поправил воротничок рубашки.

- Ты мне тоже понравился, - румянец на щеках Валюши усилился. - Я согласна.

Вдруг след какой-то мысли отразился у нее в глазах.

-А ты конфеты и шампанское принес? - уже другим, строгим, тоном спросила Валюша кавалера.

Валерка помрачнел.

- Ну вот, опять как всегда... Причем тут шампанское? Какие низменные интересы! Тут судьба, может, решается, а тебе такие мелочи нужны! Как не стыдно, это же предрассудки! Давай уже так пойдем!

Но Валюша не унималась.

- Если нет шампанского, то купи хоть выпивки какой-нибудь в магазине. Тут рядом. Зайди и купи. Так положено, чтобы мужчина выпивку с собой приносил. А ужин на стол я поставлю.

Я с удивлением наблюдала эту перепалку. Лицо Валерки перекосилось. Он повернулся ко мне.

- Кого ты мне подсунула? Мне, может, эта баба в постели не подойдет. А я ей уже водку поставлю. Какой расход! Я что, миллионер, что ли?

Тут я поняла, что он не миллионер. В глазах Валюши появились слезы обиды. Она никогда, ни при каких обстоятельствах не плакала - не тот человек! Сдержалась и тут.

- Ну что ж, подружка, прощай! Мне нахлебника не надо. Видно, мой голубок где-то затерялся. Найдется, не иголка ведь в стогу сена. Будет и мне когда-нибудь счастье, - она посмотрела мне в глаза. - А тебе за заботу спасибо!

И чудо в красном исчезло.

- Не везет мне...- плечи Валерки опустились. - Все какие-то бабы непутевые попадаются. - Он тяжело вздохнул.

Я промолчала.

- А все-таки дай мне ее телефон. Может, еще уговорю ее, - он опять вздохнул.

Я записала ему телефон, свернула бумажку, сунула в карман.

- Меня дела ждут. Тебя проводить до автобусной остановки или сам сориентируешься?

- Сам.

Перед тем как уйти, Валерка буркнул себе под нос:

- Вот какая мелочная попалась! Это надо же так, а!

Когда за ним захлопнулась дверь, я теперь точно знала, почему я предпочитаю быть одна и не боюсь одиночества.

Дочка вышла из комнаты, обняла меня:

-Мам, ты чего грустная? У тебя всё в порядке?

-Да, мое золотко, у меня всё хорошо. Главное, чтоб тебе счастье настоящее встретилось.


- 2 -

История эта имела продолжение. Целыми вечерами Валерка названивал Валюше. Не имея надежды заполучить эту женщину, он сделал ее своим поверенным лицом: рассказывал о своей прошлой жизни, жаловался на непонимание его впечатлительной души, на людей, окружавших его, на жестокость судьбы. Особая тема была о покинутой родине. Валерка мучился угрызениями совести, что покинул горячо любимую землю, а он был русским, Казахстан считал второй родиной. Постепенно эти разговоры перешли в привычку. Валюша жалела его от нечего делать, но к себе не приглашала, не поступалась принципами. Эта телефонная дружба продолжалась бы еще долго, если бы Валюша не познакомилась с веселым парнем из бывшей Югославии. У нее начался бурный роман, плавно перешедший в разряд настоящей любви. Любовники были счастливы, щедрая Валюшина душа отдавала кусочки счастья Валерке. Валюша рассказывала ему, как ей хорошо, как страстно ее любит новый друг. От зависти Валерка скрежетал зубами, умоляя ее познакомить с какой-нибудь одинокой женщиной. Зная недостаток залетного, Валюша всё же смилостивилась и дала телефон Эрны, женщины доброй и к тому же еще тихой, не скандальной. Эрна была родом из немецкой деревни в Казахстане. Она любила порядок и не представляла свою жизнь без крепкого мужского плеча. Похоронив серьезного, мастерового мужа, женщина напряженно ждала, когда судьба подарит ей такого же на оставшуюся жизнь. Когда Валюша предложила ей встречу с Валеркой, у Эрны от радости выпала тарелка из рук. На первый ужин она наготовила еды как на Маланьину свадьбу. Валерка же, наученный горьким опытом и уступая настойчивым советам Валюши, купил-таки шампанского для знакомства.

Как там у них там сладилось - никто не знает. Эрна, женщина немногословная, ничего никому не рассказывала. Пожил он у Эрны пару месяцев. Этого как раз хватило, чтобы все русаки в городе увидели, что у Эрны есть сожитель. Что там произошло у них, почему непритязательная, простая, спокойная женщина не стала жить с Валеркой, осталось тайной. Сам же он опять стал звонить Валюше, жалуясь на жестокосердную судьбу и вспоминая горячо любимую родину.

 

- 3-

Приближалась осень. Дети радовались остаткам каникул, солнце оправдывало ожидания, бассейн под открытым небом полнился загорелыми телами, и только Валерка был неукротимо несчастлив. Не получая от Валюши, занятой своим любовником, достаточного утешения и признания собственной исключительности, он стал звонить мне. Было немного жаль непутевого претендента, немного смешно слушать его рассуждения о жизни, но в первую очередь скука и недостаток общения толкали меня поддерживать эти телефонные разговоры. Валерка просил адресок, обещал любить и заботиться о своей женщине, мечтал о ней. Однажды он рассказал, как подвернул ногу и растянул мускул. О нём некому было позаботиться: бывшая жена с детьми переехала к новому мужу на юг Германии, а сестра бывшей жены, которая жила рядом с ним, занята на работе, неблагодарные племянники забыли дорогу к его дому.

- Наверное, ты сам испортил отношения с бывшими родственниками, - предположила я.

-Да что ты! Я к ним всей душой! - заверил Валерка.

С больной ногой Валера намучился. На костылях кое-как добирался до магазина, покупал продукты, складывал их в висящий на шее пакет. Вот так и выживал.

- Ах, если бы у меня была женщина, она бы пожалела меня, накормила и обстирала. А я бы ее любил страстно каждую ночь. Как мужчина я ненасытный! Но нет для меня доли, виноват я, что не могу найти свою дорогую любимую. Ты не соглашаешься стать моей, Валюша изменила, Эрна не подходит по характеру - разные мы с ней. Дай, пожалуйста, телефончик, есть ведь у тебя знакомые одинокие женщины, жаждущие любви и ласки.

Потом обычно Валерка рассуждал о надвигающейся старости, о поддержке супругов в несчастьях и болезнях, приводил примеры, как женщины дохаживали своих любимых, вспоминал о верности декабристок. Я слушала и поддакивала, хорошо зная по себе тоску по понимающему и любящему человеку. Но в летний бассейн с Валеркой идти я не соглашалась, предпочитая своих нехитрых простых подружек. Ходили мы туда обычно по субботам.

Однажды в бассейне я встретила Татьяну - давнюю знакомую по общежитию переселенцев. Радостно обменявшись новостями, наплескавшись в воде, мы растянулись на цветных полотенцах. Таня была крупной крашеной блондинкой с серыми внимательными глазами, с аккуратным маникюром на длинных ногтях. По характеру немного консервативная, смешливая и добрая, она очень нравилась мне. Открытый бассейн был полон, народ расслаблялся на солнышке, расположившись на зеленых лужайках. Мы провели с Татьяной прекрасный день на воздухе, отдохнули и оздоровились. Таня сама рассказала мне, что недавно осталась одна, без друга. Она погоревала о том, что многолетняя дружба с монтером пропала из-за его переезда на юг Германии. Фирма уехала, и он уехал за ней. Значит, работа оказалась дороже любви! Конечно, он звал Татьяну с собой, но она не могла оставить детей, внучку и налаженный быт. Писем и звонков не нужно ей, а надо живое в руках. Таня рано стала бабушкой, охотно возилась с внучкой, ухаживала за больной старенькой матерью и свято верила, что всё, что происходит в жизни – в конечном счете приводит к лучшему.

Поскольку в запасе у меня не было любовных историй, а Татьяне очень хотелось послушать что-нибудь душещипательное, я рассказала ей о Валерке. Конечно, ситуацию осветила поначалу с положительной стороны. Если захочет познакомиться, то, подумала я, отрицательные стороны характера заметит сама. Татьяна с энтузиазмом восприняла идею встретиться с одиноким страждущим мужчиной, пусть даже и с почиканной судьбой. Ее не оттолкнул негативный опыт товарок.

-Что в жизни важнее любви? - Вопрошала она меня, округлив выразительные глаза.

Я разумно отвечала, что существует многое, например, воспитание детей, внуков, существует творчество, вера, чистая дружба.

- Ах, - отмахивалась Татьяна, - главное, чтоб тебя любил мужчина, а ты любила его. В этом, только в этом и есть весь смысл жизни.

В России Татьяна работала поварихой, позже - заведующей столовой. Ей приходилось принимать на обед высокое начальство. Она знала, как и чем угодить важному гостю, понимала желания людей. Смышленая и проворная, она считала себя знатоком человеческих сердец. Здесь, в Германии, Татьяна работала в столовой местной больницы, где ее ценили за ответственность и веселый нрав.

Возле воды, на траве мне хорошо лежалось рядом с роскошной блондинкой, тепло было не только от горящего в небе позднего августовского солнца, дороже была теплота ее сердца. Чтоб не попасть потом впросак, я решилась открыть Татьяне, что Валерка патологически жаден. Не хотелось, чтобы потом она упрекнула меня в его недостатке, которого я не могла не знать.

Татьяна отнеслась к этой новости с легкостью:

-А пусть! Я не денег ищу, у меня своих вполне хватает. Его прокормлю. Мне мужика надо. Главное, ты говоришь, что высокий и крепкий. Вот это и проверю! Можешь дать ему мой телефон, я разрешаю. Много лет был один друг, теперь много лет будет другой. Так и скажу своему бывшему, мол, незаменимых нет! Ты меня оставил из-за работы, вот и спи теперь с работой! А я не буду горевать, так тебе и надо! Такую женщину, как я, найти тебе вовек не доведется! Буду теперь для Валеры варить и печь. Пусть узнает, какие блюда я умею готовить - это сказка! Пусть питается у шеф-повара высшего разряда. Всякая фантазия меркнет перед моими блюдами. А ты, Анна, приходи в гости ко мне, всегда сытая будешь! У нас с Валерой сладится, ну что нам может помешать? Никто не может устоять против вкуснятины. А ты будешь всегда желанна у меня дома за моим столом!

Я с благодарностью пожала руку Татьяне, ведь сама-то я не больно готовить люблю, всё больше по полуфабрикатам специалистка. Глядя в выпуклые серые глаза веселушки, я прямо чувствовала, как обрадуется Валерка выпавшей, наконец, удаче! Себя я ощущала почти настоящей свахой. Какие еще неоткрытые таланты скрываются во мне?

 

- 4 -

Вечером, отдохнувшая и довольная, я позвонила Валюше:

- Как дела?

- Прекрасно, - отозвался ее голос в трубке. - Весь день грилили с моим другом и его друзьями. Он от меня не отступал, - и полился рассказ.

Я, конечно, доложила свои новости. Валюша Татьяну немного знала, как знают друг друга все русаки поколения, приехавшего сюда из Союза. Это уже наши дети только кивают друг другу при встрече. Да и то не всегда. А мы-то чувствуем свою родственность. Вот так быстро идет интеграция - в одно поколение!

Валерка позвонил, как обычно, перед сном. Доложил, как провел день и завел старую песню про тоску и одиночество.

- Тебе сюрприз! Есть телефончик, - победоносно вскричала я.

Валерка задохнулся от восторга.

На следующий день в обед нарядный Валерка уже сидел за накрытым столом у Танюши и со смаком поглощал разнообразную еду русской и немецкой кухни.

- Какой изыск! Ты выше всех похвал! - только и успевал прохрипеть он между блюдами.

Симпатичная женщина, расположенная к нему, ухоженная квартира, стол с поставленной выпивкой и закуской привели Валерку в трепет... Но долго в таком состоянии пребывать претенденту не пришлось. Татьяна, посмеявшись плоским шуткам кавалера, решительно повела его в спальню. И вот тут радостный настрой обоих сменился полным разочарованием. Наш герой позорно оплошал! Сколько ни старался он не подвести в судьбоносной акции, ничего не получалось.

- Отвык, - бормотал он смущенно. - Но это ничего... Так просто, по-первости... Потом я еще покажу, какой я! Ого-го! Все бабы визжали. Такое бывало!..

Татьяна, жаждущая продолжения отношений и ничего не получившая взамен, выкинула незадавшегося любовника из квартиры, бросив за ним в подъезд его матерчатую сумку, в которой он принес, как положено, подарок. Бутылка раскололась, по лестнице полилась жидкость, зашипела пена.
  Ох, и досталось же тут мне! Страшна женщина, оставшаяся неудовлетворенной!

- Это что за кавалер такой у тебя? Порядочным людям еще предлагаешь! Ни обнять, ни поцеловать путем, ни что еще сделать! Коленками поцарапал! Жрать только горазд! Чего ходить, голову морочить, если не способен? Сиди дома один, импотент проклятый! Так раззадорил! Похваляться - это у него хорошо получается!

- Прости дуру, - защищалась я как могла. - Проверять - это не моя компетенция, сама знаешь - у меня комплексы. Не могу предварительную проверку устраивать. Вот и получилось, что кота в мешке предложила. Я ж тебя предупреждала, что непроверенный!

Татьяна в сердцах бросила трубку.

- Ах, ты зараза такая! - Закричала я вечером в трубку, когда Валерка позвонил как ни в чем ни бывало. - Что же ты меня так подставляешь! Я тебе верю, отношусь по-человечески, знакомлю тебя с полноценными женщинами. А ты меня так позоришь!

Валерка заныл свою песню.

- Что ты! Я вполне нормальный! Просто случайность произошла, так бывает с непривычки. Больно женщина страстная попалась, испугался я! Ну, ничего, я исправлюсь. Уговори Татьяну на повторную встречу, всё у нас сладится! Очень она мне понравилась. Такая красивая и хорошая!

- Звони сам! Нашел крайнюю! - Раздраженно ответила я.

- Она трубку не берет, когда я звоню. Буду тебе век благодарен, помири меня с этой любушкой. Это моя судьба! Я на ней женюсь!

Слушала я его и думала, за что мне такие напасти на голову? Но всё же надо помогать тем, кому можешь помочь. Пошла я в гости к Татьяне - по телефону такой разговор не склеится. Как и чем убедила я женщину – сама удивляюсь! Основную роль в ее согласии на новую встречу сыграло одиночество, преследовавшее брошенку. Милосердие наших женщин не знает границ. Поддалась и эта ягодка.

 

По дороге домой я зашла в городской парк. Осень завораживала печалью и нежностью. Разноцветные листья уже лежали на дорожках, по которым ступали мои туфли, шуршали и двигались, как живые. Все вокруг(: ) – небо в редких облаках, оголяющиеся ветви старых деревьев, узкая тропинка над ручьем - словно говорили мне: "Жизнь прекрасна, но она конечна. Всё пройдет, всё суета сует. Только Бог вечен, он предстает перед людьми своими творениями. Человек, умей же понять язык Бога!"
  Гуляющих почти не было, я долго стояла на мостике, перекинутом на другую, пологую сторону ручья, всматривалась в бегущую воду. Подошла старая собака, обнюхала меня, поковыляла к хозяину. Много на моей памяти было хороших деньков, но эта прогулка как-то особенно запомнилась.

 

Вечером, не расположенная к разговору с Валеркой, я только сообщила ему:

-Можешь позвонить Татьяне.

Перед сном пришла мысль позвонить самой, узнать, как дела, но я тут же раздумала. Так и знала, что Валерка на чём-то всё равно проколется и вылетит от Татьяны. Оставалась только надежда, что теперь он по вечерам станет звонить ей, делить свои переживания на двоих. Двести лет жизни наших предков в России наложили отпечаток на их души, мы впитали в себя русский менталитет, сердобольность стала второй натурой наших женщин. Ну, какая коренная немка стала бы терпеть бесконечные россказни стареющего ловеласа?

Надежды мои не оправдались. Татьяна, помучившись с Валеркой, отправила его восвояси, взяв с него обещание забыть адрес и телефон.

Значит, опять я была на очереди.

- Это не баба, а конь в пальто! - кричал раздосадованный Валерка в трубку. - Ей разве подойдет такая впечатлительная, ранимая натура, как я! У нее никаких духовных интересов! Я ей начал рассказывать о бедах нашей дорогой родины, о политике, о психологии, а она и слушать не захотела! Чисто физические удовольствия подавай! Зачем такие люди вообще на свете живут? Ведь они позорят высокое звание человека! Человек - это звучит гордо! Да, это Максим Алексеевич, но я с ним полностью согласен! А она - она недостойна такого звания!

Валерка не называл Татьяну по имени, повторяя "она", как будто даже имя ее было ему противно.

Я послушала немного высокопарную тираду, потом внесла конструктивное предложение.

- Послушай, Валерка, может, ты будешь дружить с кем-нибудь из своего города? Там определенно есть много одиночек, которые возьмут тебя под свое крыло. Или уже все в округе раскусили твой зловредный характер и отказались даже от мысли такой? Видимо, ты исходил ближние дорожки за несколько лет до знакомства со мной?

Валерка тихонько выругался.

- Никто меня ни под какое крыло не брал. Я сам мужик, сам опора для любой женщины. Я умею окружать заботой и вниманием тех, кто это ценит. Тут весь вопрос в том, какая женщина! Нет путевых на моей жизненной дороге, избаловались все, как приехали в Германию! Вот в России и Казахстане – там нашего брата берегут! Там бы я прекрасно жил с любой, понюхавшей одиночество. Они после сорока лет мужиками не разбрасываются! А тут мучаюсь один, ни с кем разделить свое горе не могу. А дома я всё сам делаю, я хозяин хороший, хоть стирать, хоть убирать, хоть варить. Я, знаешь, какой супчик заварганиваю! А картошечку как жарю! А таких, как Татьяна, у меня в городе пруд пруди. Такие не нужны мне! Они ограниченные, а я натура утонченная, мне необходимо разнообразие интересов по большому счету. - Валерка всхлипнул.

Но я не сдалась.

- Не звони ты мне больше, прошу тебя, - взмолилась я. - Не могу я грузить твои проблемы на себя, я не верблюд. Есть же интернет, ищи себе сам знакомых. В такие годы мужчин намного меньше, чем женщин. Вот и найдется похожая на тебя. Определенно где-то есть женщина твоего уровня и интересов. А у меня нет никаких телефончиков для тебя, и я не сестра милосердия перевязывать тебе раны.

Тут Валерка не на шутку обиделся.

- Хрен с тобой! Ты такая же балда, как и все твои подруги, только еще хуже - никого себе не ищешь! - В трубке раздались жалобные гудки.

Я облегченно вздохнула.
   

- 5 -

Пару месяцев о Валерке ничего не было слышно. Иногда Валюша спрашивала, как и что с ним, но я только покачивала головой. Валюша с другом иногда приглашали меня к себе на выходные, мы грилили в хорошую погоду.

Однажды в центре города в магазине я столкнулась с Татьяной. Высокая, круглолицая, румяная - кровь с молоком - она дернула меня за рукав у полок с крупами.

- Привет, Анюта! Как живешь? Полюбуйся на моего нового друга! - она с гордостью кивнула в сторону крепкого сероглазого бородача. - Из кучи объявлений в газетах выцепила! - радостно сообщила мне она. - Вот ездим теперь в выходные по округе, краеведами сделались. У него страсть - всё новое узнавать о Германии. Ну и я с ним. Инженером на фирме. А какой мужчина! - она округлила и без того круглые глаза. - Сказка!

Я понимающе улыбнулась. Неприятное чувство зависти выпустило коготки в мое сердце - мне бы тоже хотелось иметь такого умника и силача. Но я тут же строго оборвала эти думки и стала усиленно отыскивать на полках кус-кус.

 

Вечером, лежа на диване за просмотром очередной серии по русскому телевидению, я положила телефонную трубку рядом на столик в надежде, что кто-то вспомнит про меня. И точно! Раздался звонок, и на черном поле телефона высветился номер Вупперталя.

- Валера, ты? - спросила я с любопытством.

- Я, подружка моя! Кто же еще тебе позвонит, бедняге одинокой? - бодро заговорил Валерка, растягивая гласные.

- Ты что, напился? - удивилась я. Валерка никогда раньше не звонил мне выпивши.

- А в чем дело? Я взрослый человек, могу себе позволить! Какое-то недовольство с твоей стороны? Я не понял! - он явно торопился сказать мне что-то важное.

- Ну ладно, что там у тебя? - спросила я миролюбиво.

- Мы ходили с коллегой в выходной на набережную в Дюссельдорфе. Пиво пили на берегу, то да се, и знаешь, кого встретили? Угадай!

Я сразу догадалась.

- Татьяну с другом! Я сама их сегодня в магазине видела.

Валерка заныл, застонал в трубку:

- Вот паскуда! Меня бросила, изменяет с племенным жеребцом! Сразу видно, что у него тоже никаких интересов нет, одни животные инстинкты!

Мне и смешно, и обидно за подругу.

- Она тебя не бросила, сам оказался не на высоте. Не перекладывай с больной головы на здоровую! Мужчина у Татьяны хороший и умный, не чета тебе, Валерка. Прими уж эту пилюлю и не переживай ты за них так сильно! - успокоила я его.

- Я благородный, Анка. Не подумай чего плохого. Я желаю им счастья. Позвони Татьяне и так и скажи, что мол, Валера тебе счастья желает... Ну, пожалуйста. Позвони... Везде у меня несчастья, на работе шеф заедает, и ты не хочешь навстречу идти в такой маленькой просьбе!

- Позвони сам, - сказала я насупившись.

- Татьяна меня и слушать не станет! А тебя в прошлый раз во-он как послушалась! Даже второй раз меня пригласила, опять стол накрыла богатый. Теперь ей, конечно, не до меня. Жизнь идет... Может, у нее появился какой-нибудь телефончик действительно хорошей, порядочной, одинокой женщины?

У меня чуть телефонная трубка из рук не выпала.

- Опять за рыбу деньги! Неужели у тебя ничего не изменилось на личном фронте и ты не нашел себе зазнобу? Что же ты делал эти месяцы, пока не звонил мне? С кем делился всемирной печалью? - воскликнула я, позабыв на минуту, какие особенности имеет Валеркин характер.

Долго и нудно Валерка объяснял мне, что я не права в стремлении понизить его самооценку, а также приплел Эммануила Канта и права человека. Мне это так надоело, что я согласилась позвонить Татьяне.

- Даю полчаса на разведку обстановки, потом перезвоню, - заплетающимся языком пообещал Отелло.

Я сходила на кухню, выпила чаю, поговорила с дочкой и села за телефон.

- Добрый вечер, Татьяна!

- Привет, привет, дорогая! Как дела? Всё одна? Видала моего красавца? Пора и тебе такого заводить, не век же бобылкой сидеть! Я тебе свои газеты дам. Правда, там всякой ерунды полно, казанов и потребителей куча, потрудиться надо, чтобы вытащить рыбку из пруда, но вот я вытащила. Золотую! - Она счастливо засмеялась.

Мы поболтали просто и весело. На работе у Татьяны  новая шефиня, дома мама болеет, внучке отметили день рождения, в детском садике та выучила новую игру. Я рассказала о себе. Подошла очередь Валерки.

- Как там поживает мой незадавшийся кавалер? - первой спросила Татьяна. - Мы с другом встретили двух товарищей возле Рейна с пивными кружками за столиком. Просто мимо шли, на кораблике поплавать собирались.

- Говорит, что запил после этой встречи, не может тебе простить измены, - мы посмеялись. - А знаешь, жаль мне его, человек ведь. Тоскует, на работе у него тоже не ладится. Вот бы ему такую женщину встретить, как он сам - была бы пара.

- Слушай, - горячо откликнулась Татьяна. - Валерке надо даму постарше, чтобы секс не требовала, а была бы и тем довольна, что дышит рядом. - Мне показалась эта идея интересной, я вполне согласилась с подругой. - Давай прикинем, кто у нас в городе из таких? - она помолчала, задумавшись. - Ага, вспомнила! У меня есть знакомая из русачек, полы моет в детском садике, куда я внучку забирать хожу. Ей лет под шестьдесят уже будет, Эльвирой зовут. Хорошая женщина! Сама маленькая, а прическа высокая, моложавая, одевается модно, хоть и тряпкой машет. Такая приятная! Может, стерпит его? И ей развлечение: он ей про полеты в космос расскажет, про новые научные открытия, про политику, прежнюю жизнь в Союзе вспомнит. Он ведь мастак на всемирные темы болтать.

Сказано - сделано. Забирая внучку из детсада, Татьяна поговорила с Эльвирой. Та с некоторой боязнью согласилась дать свой телефон.

Мне надо было в центр по делам, на обратной дороге я зашла к Татьяне домой. Она обрадовалась, поставила на стол рюмки и тарелки. Я хоть и была сыта, но всё же присела.

- За любовь! - подняла первый тост Татьяна. - За то, что она была, есть и будет, несмотря ни на что!

Тост мне очень понравился, а вино оказалось сладким, такое я люблю.

- Мы вот дружно жили в Союзе. Много хорошего было, не зря Валерка прежнюю жизнь добром вспоминает. Конечно, и плохого много было, но мы-то были молоды, и это здорово! - Татьяна порозовела, глаза заблестели. - В нашем районе столовая, в которой я работала, заняла первое место в социалистическом соревновании. Нам присвоили звание образцовой и вручили при всём районном начальстве переходящее Красное знамя. Знамя поставили с почетом в Красном уголке. Но недолго оно там простояло, через пару месяцев его забрали следующие победители. Я что этим хочу сказать?

Я уставилась на Татьяну:

- Что именно?

- Наш Валерка как переходящее Красное знамя - передаем его из одних рук в другие, - Татьяна разлила по второй.
  От возмущения я даже поперхнулась.

- Ну, нет уж! Не позорь святое понятие знамени Валеркиным именем. Мы в коммунизм истинно верили, а знамя было символом этой веры. Так что говори, да не заговаривайся! Даже после третьей рюмки нельзя себе такие мысли позволять. Районная столовая! Подумаешь, какая солидная организация! - продолжала я, не обращая внимания на Татьянины протесты.

Но ее не так легко было сбить спанталыку, она твердо стояла на своем.

- Во-первых, я никого не оскорбляю! Коммунизм - это святое дело! Но сейчас он где?.. А? Не знаешь? Знамя передавали лучшим. Вот я лучшая - у меня Валерка был. Сейчас Эльвира его получит, она значит, теперь лучшая. Эрна его имела - ей тоже есть что вспомнить. Так что не грузи, подруга! - Татьяна весело рассмеялась. - Если Красное знамя тебе не нравится, то Валерка - вымпел переходящий. Ну, как?

 

Прошел месяц. Валерка подживался у следующей жертвы его потребительского отношения к жизни. Татьяне Эльвира не жаловалась, ведь сама согласилась познакомиться. Встречая бабушку с внучкой в раздевалке детсада, Эльвира лишь загадочно улыбалась им.

Приближалось Рождество. В магазинах нарядные витрины привлекали к себе покупателей, в городе встречались огромные кучи елок, продающихся прямо на улице, в домах на окнах и балконах зажигались по вечерам разноцветные огоньки. Дети радовались предстоящим каникулам.

Однажды днем, в субботу, зазвонил телефон. Валеркин голос!  

-Давно ожидаю! - приветствовала я его. - Что-то не слыхать было!

Валерка заспешил.

-Тоска без вас! Прямо не знаю, как жить без тебя и Татьяны! Валюше звонил, она не хочет разговаривать, говорит, не мешай - друг ревновать будет. К ней звонить мне резона нет, зачем людям неприятности приносить? Я человек с понятиями, такие вещи тонко чувствую и иду навстречу пожеланиям. Такой у меня характер! За это люди и ценят меня, я всё правильно понимаю и иду на компромиссы.

Я прервала его хвастливые излияния:

- Давай рассказывай, за что тебя Эльвира выкинула? - настроена я была критично, мне было некогда, ведь скоро праздник, а у меня еще квартира не готова. Я стирала шторы, вытирала пыль на шкафах - в общем, основательно убирала. Валеркины проблемы никак не вписывались в предстоящие торжества, которые обычно проводились в кругу родни. Рождество - семейный праздник со свечами, с запеченным гусем, с подарками и сюрпризами. Валеркины планы, по моему представлению, должны были соответствовать его настоящему положению. Он живет в семье, у женщины есть дети, у них свои дети, к тому же братья, сестры, конечно, есть, вот и пусть встречают праздник дружно с новым членом их большой, сплоченной родни. Но не тут-то было!

- Зачем мне старая квашня? Ей уже под шестьдесят покатило, а я молодой цветущий мужчина. Мне только пятьдесят четыре года! - я представила Валеркину щербатую улыбку. - Разве это возраст, чтобы губить себя? Мне девки нравятся крепкие, ядреные, молодые. Давай с тобой праздник встречать!

Я чуть не упала с легкой лестницы, на которой стояла, вытирая сверху пыль на полке! Мне-то тоже уже за пятьдесят завалило, и на ядреную молодушку я уж никак не тянула. Я стала уговаривать Валерку помириться, подладиться под его сегодняшнюю партнершу. Я предполагала, что Валерка за время, проведенное с нею, достал ее до печенки своим нытьем, но всё же надеялась, что в праздник она его не выставит за порог.

 

На следующий день с утра пошел снег. В Германии за последние годы сменился климат: лето стало жарче, а зима - холоднее. Теперь приходилось по утрам долго очищать машину ото льда и снега, машина стояла на прилегающей улице, ведь место в гараже стоило дорого. Вот и в этом году Рождество обещало быть белым.

Всю неделю перед праздником по вечерам я слушала, как Валерка страдает от эстетической неудовлетворенности. Мол, его последняя женщина простая, как три рубля. Она должна ноги целовать такому великолепному мужчине, как он, а она отворачивается, характер показывает! Подумаешь, принцесса! Какие могут быть претензии в шестьдесят лет? Да и к чему можно придраться в его поведении? Так, всё по мелочи. Он ведь всегда при всём: чистенький, аккуратный, руку не поднимает, водку зазря не пьет, только по основательной причине и по выходным, а если и пьет, то и ей всегда наливает. А вот не захотела она его своей родне на праздник представить! И вообще больше ничего от него не хочет. У него что, гордости нет? Ему и самому стыдно, что со старухой связался, по городу пройти невозможно. У него тут уже знакомые есть, спрашивают: "Теперь с этой кралей живешь? Эрна и красивее, и моложе была!" Пришлось отпираться, что нанялся к Эльвире ремонт в квартире делать. И сразу заявку получил на ремонт, опять выкручивался, что теперь поясницу схватило, не может, мол, даже стремянку поднять.

На Рождество Валерка сидел один в своей малюсенькой квартирке в Вуппертале. Смотрел телевизор и пил пиво.

Человек живет свою жизнь. Она у него одна. Куда идет время, силы и энергия - распоряжается он сам. Тут можно посоветовать, помочь, но прожить за человека даже одну минуту еще никому не удавалось. На закате жизни каждый спросит себя сам: "А что я успел сделать по большому счету?" И многие устыдятся, что львиная доля времени ушла на никчемные дела и разговоры, а важное и нужное пропущено. А что это - важное и нужное? Я думаю – то, что полезно другим людям, обществу, Богу и самому человеку, конечно. Остается память, и хотелось бы, чтобы она была светлой, чтобы кто-то шел за гробом, когда завершится эпопея жизни.

На том можно было бы и закончить рассказ о Валерке - переходящем Красном знамени, но нужно еще удовлетворить любопытство читателя. Чем же всё окончилось? Тут порадовать не могу. Валерка до сих пор проживает один, всё также ищет любимую женщину, жалуется на судьбу, жалеет покинутую родину, видно, родина тоскует по нему. Мне он звонит редко, обычно, когда расходится с очередной партнершей. Теперь он осваивает соседний небольшой городок, у него много хлопот, ведь от женщин, желающих поселить у себя дома видного и положительного героя, отбоя нет. Но это всё недостойные кандидатуры, не понимающие сложной и тонкой конструкции Валеркиной души! Так что вопрос, чем дело кончится, чем сердце успокоится, остается открытым.

 







<< Назад | Прочтено: 28 | Автор: Шаф А. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы