Русский Deutsch
Menu

Прошлое - родина души человека (Генрих Гейне)

Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Темы


Воспоминания

Леонид Комиссаренко

 

Последние из Ламбарене


 


Весной 2007 года дочь познакомила меня с высоким сухощавым пожилым человеком, Зигфридом Нойкирхом. Он рассказал, что в течение семи лет, с 1959-го по 1965-й работал в больнице Альберта Швейцера в Ламбарене, написал книгу «Мой путь к Альберту Швейцеру». Книга издана на немецком и английском. Есть желание издать книгу на русском. Есть и переводчики, но заламывают неподъёмную цену. Не смог бы я взяться за перевод? Я к тому времени был уже на пенсии — время было, уверенности в себе только не было вследствие отсутствия опыта, о чём я заказчику и поведал. Посмотрел книгу — текст довольно простой, почему не попробовать! … Цена? Какую он назвал, такую я и принял.

Так как книга автобиографическая, то многое о заказчике я узнал из неё, остальное — в процессе общения. В результате стали мы с Зигфридом друзьями.


 

 

Работаем над переводом

О том как удалось книгу издать — несколько позже. Главное — удалось!

 

 

Обложка сигнального

экземпляра книги

 

Родился Зигфрид Нойкирх 10 мая 1930 года во Фрайбурге, Германия. В возрасте 14 лет на уроках немецкого языка он впервые услышал от своего учителя об Альберте Швейцере, и тогда же работать у него, помогать Швейцеру стало его юношеской мечтой. Зигфриду повезло родиться 1930 году и не быть поэтому призванным в гитлеровский фольксштурм. Родись он на год раньше, этого было бы не миновать. Он пишет: «Я был рад тому, что не попал на войну. Не из страха, но одна только мысль, что нужно было бы стрелять в людей, была для меня невыносимой».

В 1950 году получает аттестат зрелости. Вопрос о выборе профессии определялся конечной целью — к Швейцеру в Ламбарене. Но были ещё мечты о Северном и Южном полюсе, об эскимосах с нартами и ездовыми собаками, об Огненной Земле. «Хотел я также познакомиться с людьми из тех стран, с которыми мы вели войну. Я ведь знал о них только из нашей военной пропаганды, а теперь я хотел знать правду». Решено ехать в Канаду, чтобы изучать там филологию, и Канада должна была стать трамплином для осуществления мечты его жизни.

Но сначала нужно было заработать деньги, чтобы добраться до Канады. Стенография, машинопись, репетиторство по английскому и французскому языкам, работа на радио — и к 1952 году нужная сумма собрана.  

По прибытии в Канаду весь его капитал составлял 15 долларов. Мойщик посуды, мойщик машин, помощник садовника — и к началу семестра в кармане уже 240 долларов, сумма, необходимая для платы за обучение в Торонтском университете за два семестра. Но зато ни цента на еду, жильё, одежду, книги и пр.

 

 Официант вагона-ресторана


И здесь ему по-настоящему повезло: на бирже труда в течение длительного времени не могли удовлетворить одну заявку. Требовалась студентка для присмотра за тремя деьми - одиннадцати, девяти и пяти лет - с проживанием в семье. Не нашлось студентки — взялся студент. И не пожалел. Судя по тому, что связь с бывшими подопечными и их потомками не прерывается до сих пор, не пожалела и семья Девида Ахтерлони, органиста самого большого в городе собора, впоследствии директора Консерватории Торонто. Как признавался сам Зигфрид, «То, что я нашёл эту семью в начале своего обучения, стало самой большой удачей, которой судьба одарила меня в Канаде». Пять лет обучения, включая семестр в Сорбонне и семестр в Университете Мадрида, знание немецкого, французского, английского и испанского языков, старые навыки в стенографии и машинописи и новые — в ведении домашнего хозяйства, бухгалтерии, делопроизводстве, квалификация спасателя на водах, спортивная закалка (велосипед, теннис, плавание, фехтование, джиу-джитсу), неприхотливость в быту, искренняя, глубокая религиозность. Чем не полный набор для будущей работы в Африке, у Альберта Швейцера? И ещё черты характера, о которых он не говорит, считая их совершенно естественными: дружелюбие и редчайшая коммуникабельность.

К концу 1957 года Нойкирх принимает канадское гражданство. Всё готово к исполнению главной жизненной цели — Ламбарене. Но есть ещё и детские мечты: Север, Американский материк, Огненная Земля. План вызрел давно. Начало 1958 года он проводит на Аляске, в Фербенксе, добирается до самой северной точки штата — Пойнт Барроу. Здесь и иглу, и нарты с собаками, и медведи, и вообще весь северный набор, в том числе и приключений.

В апреле 1958 года Нойкирх уже в Ванкувере, откуда берёт старт предприятие, которое иначе чем авантюрным не назовёшь — на велосипеде, с багажом, вместившимся в две сумки, с сотней долларов в кармане, без транзитных виз он отправляется вдоль западного побережья Северной, Центральной и Южной Америки в сторону Огненной Земли.


В Андах, на высоте 4000 м                     Прибытие в Сантьяго-де-Чили,

                                                                                 сентябрь 1957 г.

Как ему это удалось с такой экипировкой и практически без средств? Даже прочтя (переведя) книгу, ответить на этот вопрос я не в состоянии. Ведь он к тому же не просто ехал к цели, а отклонялся в сторону достопримечательностей, Мачу-Пикчу, например. Если и есть ответ на этот вопрос, то он — в личности путешественника. Его на всём пути радушно принимали самые разные люди, в диапазоне от «Соляного короля» Америки Мортона до простого индейца в перуанской горной деревушке. Поэтому, когда он слишком эмоционально благодарит меня за какие-нибудь мелкие услуги, я отшучиваюсь: «Зигфрид, в своей жизни ты встречал только хороших людей, а  я просто не хочу быть исключением».

Так или иначе, но с множеством приключений добрался он до Огненной Земли и продолжил путь на север вдоль восточного побережья Южной Америки, до Буэнос- Айреса (всего 21 тысяча км), где нанялся помощником матроса на пароход. Добрался до Канарских островов, оттуда пароходом до Дакара, дальше пароходом до Порт-Жантиль на Берегу слоновой кости и в заключение — катером по реке Огове до Ламбарене.

 

      

Исполнение мечты детства —

прибыл в Ламбарене.  

 

27 января 1959 года он ступил на территорию госпиталя и сразу же увидел Швейцера. Увидел его и Швейцер. Подошёл, начал задавать вопросы. Услышав, что прибывший, прочтя в его книгах, что в госпитале найдётся дело для каждого, 15 лет готовился к тому, чтобы быть полезным, прежде всего, в работе с иностранной корреспонденцией, заметил, что это женское дело, но готовность помогать в практических работах принял охотно. А мог бы и не принять: европейский персонал перед выездом в Ламбарене проходил на родине несколько предварительных собеседований и проверок на пригодность, подавал заявление на визу, делал множество прививок. И в заключение - самое сложное: нужно было ещё найти для служащего жильё. Повезло Нойкирху и здесь — 84-летний Швейцер уже сам не оперировал, а занимался строительством и нуждался в помощнике, кроме того, нашлась — единственная свободная — комната.

Уже на следующий день после приезда Нойкирх под пристальным наблюдением А. Швейцера приступил к обязанностям бригадира строителей. Вскоре поле деятельности расширилось: на него была возложена задача обеспечения госпиталя основным продуктом питания пациентов — столовыми бананами. А их требовалось 5 – 6 тонн в неделю, что в условиях отсутствия собственного транспорта было очень непростым делом.

Но через короткое время доктор Швейцер получил в подарок от фирмы «Даймлер-Бенц» полноприводной пятитонный грузовик «Мерседес», поступивший в распоряжение Нойкирха.


Водитель Мерседеса

 

 

 

 

 С Альбертом Швейцером


За время работы в Ламбарене Нойкирх встречался с очень многими известными людьми, посещавшими А. Швейцера. Можно назвать хотя бы Лауреата Нобелевских премий (по химии и Мира) Лайнуса Полинга, Аббата Пьера. Судя по всему, он легко находил со всеми общий язык. Играя на флейте, участвовал вместе с гостями в концертах.


С доктором Такахаши                        На стройке. Справа — Аббат Пьер


5 сентября 1965 года скончался Альберт Швейцер. Через 10 недель, дождавшись замены, в середине ноября Нойкирх покинул Ламбарене и, опять на велосипеде,  направляясь домой, взял курс на Камерун.

Он пишет в своей книге: «Оглядываясь на прожитые в Ламбарене годы — почти семь лет — я благодарю судьбу за то, что мне выпало счастье жить именно так, как я мечтал в пятнадцатилетнем возрасте, за радость следовать своему призванию. Мне было даровано многому научиться и многое пережить».

Проехав через несколько стран Экваториальной Африки, Нойкирх к своему огорчению пришёл к выводу, что выбраться живым из «поднимающегося с колен» континента шансов у него нет. И, прервав путь к южному побережью Средиземного моря, развернулся на запад, к Атлантическому океану. Воспользовавшись знакомством с одним из друзей А. Швейцера и покровителей госпиталя, крупным судовладельцем Хуго Стиннесом, Нойкирх сел в Лагосе на пароход его компании и отплыл в Европу.

Нелегко ему пришлось здесь начинать всё сначала. Но справился. Любовь жизни — книги. Остался им верен, проработав до пенсии в библиотеке Института иностранного и международного права имени Макса Планка. И здесь помогает людям: когда стали появляться практиканты и стажёры из СССР, некоторые даже подолгу жили у него. Связь с ними потом никогда уже не прерывалась. Один из таких бывших стажёров — Председатель законодательного собрания Красноярского края профессор Александр Викторович Усс. Он-то и помог издать книгу воспоминаний на русском языке.

Ещё одно увлечение — языки. Изучил русский и японский. Поставил в своё время своеобразный рекорд: вопреки многовековой традиции, стажируясь в Японии, жил в семьях, а не в гостиницах.

 

Семья профессора Накамуры

 

И всю жизнь, где бы ни находился, пропагандирует идеи Альберта Швейцера. Одно из самых любимых Зигфридом изречений Швейцера: «Личный пример — не просто лучший метод убеждения, а единственный». Ему он и следует всю жизнь.

Много путешествует, побывал даже в Южной Африке. В последние годы часто бывает в России, где нашёл множество друзей среди молодёжи, выступает перед школьниками и студентами, и нет ничего удивительного, если, зайдя к нему, встретитишь гостей оттуда.

 

 С учениками школы № 27 г. Москвы


Поддерживает связь с бывшими работниками госпиталя Ламбарене, с потомками Альберта Швейцера, неизменный участник многих международных и национальных конференций и чтений, посвящённых Швейцеру, где выступает с докладами.

 

 Интервью телеканалу bibel.tv

 Встреча со студентами Сибирского федерального университета


Воскресенье, 10 мая 2015 года. Сегодня Зигфриду Нойкирху исполняется 85 лет. Приглашение я получил давно, но спросить о том, кто придет, не осмеливаюсь. У входа в общинный зал, где проводится торжество, гостей встречает сам юбиляр.

 

 

В зале человек 200, да больше бы и не поместилось. Зигфрид встретил последнего гостя и занимает место в первом ряду.

 

Жена Зигфрида, Ингеборг, даёт мне пояснения, кто есть кто.

Слева направо: сотрудница Всегерманского центра Альберта Швейцера (DASZ) Мириам Бёнерт, правнучка Альберта Щвейцера Каролин, юбиляр З. Нойкирх,

Йо Мунц (во 2-ом ряду), жена преемника Швейцера доктора Вальтера Мунца,

Первый председатель DASZ др. Айнхард Вебер, др. Вальтер Мунц (во 2-м ряду).

 

На переднем плане — ноты и стул, здесь займёт позже место за роялем аккомпаниатор дающего сегодня бенефис-концерт «Звёздного квартета Праги» Христиана Энгель, она же внучка Альберта Швейцера. Имена супругов Мунц и Христианы мне знакомы — они есть в книге Нойкирха. Есть в ней и их фото, но.... Ведь 50 лет прошло.

Давайте познакомимся с ними поближе.

В 1961 году — тогда 27-летний — швейцарский врач Вальтер Мунц прибыл в Ламбарене. Еще в юности, прочтя книгу А. Швейцера «Между водой и джунглями», он был впечатлен его трудами. То, что будет работать  вместе с самим Швейцером, он не мог представить себе в самых смелых мечтах. Мечта стала реальностью.

 

Врачи госпиталя, Вальтер Мунц первый справа


После трёх лет работы в Ламбарене он вернулся в Швейцарию. И практически тотчас же получил письмо от Швейцера с просьбой приехать и взять на себя обязанности главного врача. Но он считал себя слишком неопытным для такой гигантской задачи и отказался. Получил просьбу вторично. И вновь отказался. Но Швейцер не сдавался и в январе 1964 года в третьем письме совершенно неожиданно выразил благодарность за согласие: «В тебе есть что-то человечное. В тебе есть дух Ламбарене. Я рассчитываю на тебя и во имя сохранения этого духа человечности». После таких слов отказаться было уже невозможно, и Мунц вернулся, а в 1965 году после смерти Швейцера взял на себя и общее руководство госпиталем. Проработал в госпитале до 1969 года, вернулся в Швейцарию. За время работы сделал более восьми тысяч операций, в том числе таких, с которыми ранее знаком не был, глазными, например.

Йо Боддингиус, голландка из реформистской семьи, покинула в 23 года родительский дом и приехала в Южную Африку, где работала в Йоханнесбурге медицинской сестрой в больнице для сирот. Горький опыт апартеида заставил её искать альтернативу. В 1962 году она прибыла в Ламбарене.

Когда Вальтер Мунц во второй раз приехал в Ламбарене, Йо всё ещё работала там акушеркой, принамая по 400 родов ежегодно. Хотя Йо работала и раньше под непосредственным руководством Вальтера, искра между ними проскочила не сразу. Но однажды во время сложной операции она непроизвольно обратилась к нему на „ты“. С этого и началось. В январе 1969 года они поженились.

 

«ДА» в Ламбарене


Затем переехали в Швейцарию, где вырастили и воспитали трёх дочерей.

Когда в 1981 году госпиталь попал в трудное положение, Международный фонд А. Швейцера обратился к семье Мунц с просьбой вернуться. Йо опять приступила к работе акушеркой. К счастью, детей взяла под свою опеку учительница в Ст. Галлене.

Философия Швейцера «Благоговение перед жизнью» и поныне определяет мысли и действия Вальтера и Йо Мунц. Оба они далеки от идеализации или возвеличения Альберта Швейцера, для них важно донести, прежде всего до юного поколения, мысли великого гуманиста. Об этом — написанная ими книга. Супруги Мунц убеждены: «У мыслей Швейцера обязательно есть будущее, и даже в наше время». Каждый может найти Ламбарене рядом с собой.

 

 Супруги Мунц и Зигфрид Нойкирх


За восемь лет до выхода на пенсию Вальтер Мунц это Ламбарене нашёл — взялся за новое дело: с 1991 года он работал ведущим врачом социально-медицинского учреждения в Цюрихе. Пастор Эрнст Зибер основал этот госпиталь для лечения наркозависимых и больных СПИДом пациентов. На этом поприще Вальтер снискал признание по всей стране. Йо в течение семи последних лет профессиональной деятельности работала в контактной и приёмной группе Социального управления Городского совета Цюриха. Поле её деятельности — всеобъемлющая забота о той же, часто впавшей в бедность, маргинальной группе.

 

 Супруги Мунц, жена Нойкирха Ингеборг и сын Бенедикт

Последний раз супруги Мунц были в Ламбарене в 2013 году на торжествах по случаю 100-летия со дня основания госпиталя. Сейчас он выглядит так:

 

 Но вот заняла своё место за роялем любимая внучка Альберта Швейцера Христиана Энгель.

 

 Концерт завершён


Христиана Энгель, дочь Рены Швейцер-Миллер. Родилась в Цюрихе, пианистка и врач. Отвечая в одном интервью на вопрос о том, не деда ли это влияние, такого рода двойная профессия, она ответила: «У истоков этого решения стоял дед. Когда я, 16-летняя, впервые приехала в Ламбарене, чтобы поработать в госпитале во время школьных каникул, то была так воодушевлена его делом, что в конце пребывания в Африке решила изучать медицину, чтобы иметь возможность потом работать вместе с дедом. В Ламбарене зародилось чудесное, очень тесное к нему отношение. Моё прежнее решение стать пианисткой отошло на второй план».

 

С дедом в первый приезд в Ламбарене

 

 

Во время каникул у Швейцера, конечно, не было времени заниматься с ней у рояля, но иногда, когда она упражнялась, он к ней подсаживался и давал советы. Очень много ей давала и его игра поздно ночью, когда упражнялся он сам.

 

 Стала Христиана и практикующим врачом, и пианисткой, одной из признанных во всём мире интерпретаторов Моцарта. Почему именно Моцарт? «Моцарт — мой любимый композитор. В 6 лет я впервые услышала «Маленькую ночную серенаду», мелодию, которая удивительным образом тронула меня и долго ещё не отпускала. Позже я поняла причину этого восторга. Музыка Моцарта отражает мои собственные идеалы гармонии, любви, мира, сочувствия людям и понимания их, веру во власть высших сил».

Христиана выступает по всему миру как с большими оркестрами, так и с маленькими ансамблями, и это приносит ей радость. Очень часто даются бенефис-концерты в пользу фонда Альберта Швейцера «Детская деревня».

Живёт она сейчас в Лос-Анджелесе, у неё три дочери, две из которых приехали вместе с ней на юбилей.

 

  Христиана с дочерьми Каролин (слева) и Сэнди

И в заключение знакомства с Христианой - ещё из её интервью: «Духовное и практическое наследие деда я принимаю очень близко к сердцу. Философия Альберта Швейцера «Благоговение перед жизнью» имеет и в сегодняшнем мире решающее значение».

Теперь, когда читатель познакомился с основными действующими лицами, несколько фото без комментариев, чтобы почувствовать атмосферу этого вечера — истинного подарка судьбы.

 


 

 Гости из Японии:

вдова и дочь профессора Накамуры 

 

 

 

 

И в завершение — автопортрет с гостями:

 

 

 


 





<< Назад | Прочтено: 21 | Автор: Коммисаренко Л. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Авторы