Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Путешествия >> Путешествия по Германии
«Партнер» №11 (86) 2004г.

Пушкинский некрополь в Висбадене

 

 

Русское православное кладбище в Висбадене – самое старое русское кладбище в Европе, не считая воинского кладбища в Лейпциге. Кладбище в Висбадене возникло в 1856 году, через год после освящения русской православной церкви во имя Праведныя Елисавет.

 

В ней была похоронена через 10 лет после преждевременной смерти русская принцесса Елизавета Михайловна, дочь великой княгини Елены Павловны и великого князя Михаила Павловича, брата императора Николая I. Почти год Елизавета Михайловна была супругой Адольфа фон Нассау, правящего герцога немецкого государства Гессен в центре Германии, столицей которого с начала XIX века был знаменитый курортный город Висбаден с термальными минеральными источниками.
 
Великая княжна Елизавета, ставшая герцогиней Нассау, умерла 28 января 1845 г. сразу   же после родов, ребенок умер вслед за ней. Причиной смерти великой княжны врачи сочли сильную простуду, полученную ею во время трехнедельного  переезда из Петербурга в Висбаден зимой 1844 г. Простуда, перешедшая в чахотку, не была вовремя распознана. Принцессе было 18 лет. Она похоронена вместе с ребенком в отдельном приделе церкви в беломраморном саркофаге прекрасной работы скульптора Э. Гопфгартена. Церковь, построенная архитектором Филиппом Гофманом -  надгробная. На крышке саркофага изображена безмятежно спящая юная принцесса.
Таково было впечатление Петра Андреевича Вяземского, присутствовавшего на освящении церкви. Само имя Вяземского уже создает мостик к пушкинскому окружению.
 
Вплоть до недавнего времени церковь носила устаревшее название  «греческой капеллы». Сейчас в немецких источниках ее называют «русской церковью». В 50-ти метрах от церкви расположилось кладбище, отделенное от мира живых не только кирпичной стеной, но и мощными пихтами, буками и зарослями дрока.
 
Земля принадлежит русской церкви заграницей, и на нее не распространяются жесткие кладбищенские правила Германии. Порядок на кладбище номинально поддерживается церковью, а на деле несколькими энтузиастами. Ряд могил ликвидирован в силу лишь естественного их разрушения.
 
Из приблизительно 800 похороненных в Висбадене персон 80 могил - захоронения современников А.С. Пушкина, живших до 1837 года в России. Из них мне удалось насчитать семерых друзей и знакомых, знавших Пушкина лично. К этим семерым надо добавить еще семь могил потомков Пушкина и их близких родственников.
 
Мемуарные, архивные и исторические разыскания в России и Германии неполны и не закончены, объем их неохватен, одна загадка тянет за собой другую. Но как неожиданные подарки рождаются и разгадки. Они позволили сделать некоторые уточнения к знаменитому тому Л. Черейского «Пушкин и его окружение» и некоторым другим изданиям пушкинистики.
 
Итак, в русской церкви в Висбадене похоронена принцесса Елизавета фон Нассау, урожд. великая княжна Романова, 14.5.1826 – 16.1.1845. Здесь и начинается наша тема.
 
Ее родители знали и отличали Пушкина. Правда, по-разному. Великий князь Михаил Павлович, обожавший солдатские остроты, приглашал Пушкина на прогулки, чтобы потом щегольнуть его каламбурами. Интересом к литературе он не отличался.
 
Великая княгиня Елена Павловна, до замужества и принятия православия Фредерика-Шарлотта-Мария принцесса Вюртембергская, получила отличное образование и сама была яркой личностью, участвовавшей в государственных делах, особенно во времена реформ Александра II. Она создала в России Красный Крест, русское Музыкальное общество, поддержала высшее образование для женщин. Она высоко ценила Пушкина,   приглашала его в домашний круг Михайловского дворца, стремилась познакомить с ним своих дочерей. Так, Пушкин был на именинах их дочери Екатерины 24 ноября 1835 года. Елизавете было тогда 10  лет. Черейский пишет, что Пушкин знал всех дочерей этой августейшей четы. Елена Павловна была, возможно, единственной из Романовых, кто тяжело и глубоко пережил гибель поэта.
 
Первой могилой, поразившей меня на этом кладбище, таком заколдованно-прекрасном и абсолютно русском, заросшем и заброшенном, на первый взгляд, но совершенно сохранном при моем знакомстве с ним  более десяти лет назад, была могила Никиты Всеволожского,
 
Одной из причин этого потрясения было, возможно, то, что на всем пути по Капелленштрассе до самой церкви, я не встретила ни одного человека. Был пасмурный декабрьский день и прекрасные виллы, мимо которых я шла, казались мне декорацией из «Земляничной поляны». Но пустынный город, не похожий на город, в моем понимании недавней ленинградки был только прелюдией. На кладбище я читала имена, так много говорящие сердцу: Репнин, Голицына, Оболенский, Энгельгард, Шереметев, Гагарин, Мусин-Пушкин, Воронцова-Дашкова...
 
На холодном покрытом мхом надгробном камне, прощупывая буквы пальцами, мне удалось с трудом тогда прочитать: Никита Всеволожский. Мне кажется, что именно в тот момент это кладбище стало частью моей души.
 
Пушкин назвал его лучшим из друзей молодости. Он был основателем общества «Зеленая лампа», сыгравшего особую роль в судьбе Пушкина в послелицейский период. В тот краткий момент молодости Никита Всеволожский явился для Пушкина воплощением легкости и беззаботности, за которыми только чуткий и прозорливый увидит истинную глубину личности.
 
 
...Счастливый сын пиров,
Балованный дитя свободы.
 
 
Это строки из стихотворения «Всеволожскому», 1819 г. Никита вместе с братом были свидетелями мрачного пророчества, данного Пушкину  петербургской гадалкой Кирхгоф, о «смерти от белокурого человека». Именно эти трое нанесли к ней визит, скорее всего спонтанный и легкомысленный, однако навсегда оставшийся в памяти всех троих.
 
Еще один важный факт в отношениях Пушкина и Всеволожского - это проигранная Пушкиным в карты, вернее, заложенная в счет тысячерублевого долга тетрадь стихотворений, так называемая «тетрадь Всеволожского». Через несколько лет Пушкин, будучи в ссылке в Михайловском, выкупил ее, правда не без помощи брата Льва. 
 
Сам Никита попал бы в Германии в долговую яму, если бы не внезапная смерть в Бонне, подробности которой были  сообщены Достоевскому священником русской церкви в Висбадене о. Иоанном Янышевым. Письмо священника было предостережением от увлечения рулеткой. Так что в орбиту судьбы Всеволожского, попавшего  в историю благодаря трем годам дружбы с Пушкиным, вовлечен Достоевский и один из самых просвещенных служителей православной церкви о. Иоанн Янышев. Кстати, он выручил однажды отчаявшегося после проигрыша Достоевского.
 
Остается добавить, что могила Всеволожского,  разрушенная временем и проросшей сквозь надгробный камень бузиной, с почти неразличимой надписью, в августе 2003 года была нами отреставрирована. Реставрация эта из-за недостатка средств длилась довольно долго.
 
В старом списке захоронений, составленном в конце XIX века, обозначено еще одно связанное с Пушкиным имя, это Ульяна (Юлия) Карловна Кюхельбекер (1.02.1795 – 9. 07.1869). 
 
Это младшая сестра лицейского товарища Пушкина Вильгельма Кюхельбекера, Кюхли. Их отец Карл фон Кюхельбекер, немец из Саксонии, учился в Лейпциге одновременно с Гёте и был хорошо с ним знаком. В Россию приехал в 70-х годах 18 века. Был управляющим Каменного острова в Петербурге.
Пушкин был знаком со всей семьей Вильгельма, двумя братьями и двумя сестрами, а также с матерью, приезжавшей на приемные экзамены в Лицей. Яркая индивидуальность Вильгельма у многих вызывала и восхищение, и насмешки. Современники видели в нем прототип Ленского.
 
Пылкий романтик, он принял участие в восстании 14 декабря 1925 г. и был наказан суровее многих. 10 лет провел Кюхельбекер в одиночном заключении в разных крепостях. Потом был переведен на поселение в Сибирь, где и умер в 1846 году. Ульяна Кюхельбекер была той тайной помощницей, которая осуществляла контакт опального брата с родственниками, друзьями и прежде всего с Пушкиным. Эту миссию она взяла на себя с такой же самоотдачей, как и последовавшие за мужьями в Сибирь жены декабристов. Из-за брата она была уволена из Екатерининского института, где состояла классной дамой.
 
В крепости Вильгельм вел дневник и наиболее часто в нем встречается фраза: «Получил письмо и книги от моей доброй Улиньки...». Е.Трубецкая в Сибири, а Ульяна в Петербурге по просьбе ссыльных декабристов копировали письма родственников, то есть переписывали их от руки, и рассылали по нескольким адресам. Так осуществлялась связь друзей и единомышленников.
 
К сожалению, значимость личности Ульяны Кюхельбекер в истории размыта и занижена. Имя ее фигурирует в исторической и мемуарной литературе с искаженными датами рождения и смерти, нередко даже неясно, о ком идет речь, об Ульяне или ее старшей сестре Юстине. Виной этому похожесть имен и русско-немецкая их вариантность, а также скрытный характер связи с декабристами, который тщательно соблюдался.
 
После смерти Пушкина бедствующая Ульяна Кюхельбекер получила предложение от княгини Бутера ди Радали поехать вместе с ней за границу в качестве компаньонки. Вместе они объездили Европу, долго жили в Париже и Германии. Умерла Ульяна Карловна в 1869 г., предполагаю, что в Кламаре, т.к. в письме, в котором сообщалось о ее продолжительной тяжелой болезни в течение нескольких лет и смерти, обозначено место его написания – город Кламар. В этом городе княгиня Бутера ди Радали купила особняк и, возможно, перевезла туда больную. Похоронить себя Ульяна Кюхельбекер завещала в Висбадене на недавно появившемся русском кладбище.
 
Добавлю, что эта могила, как и могила Никиты Всеволожского разрушенная временем, с утраченной надписью, сегодня отреставрирована силами русских волонтеров из Висбадена и профессиональным реставратором, ранее работавшим в Эрмитаже, Алексеем Николаенко. Подобные работы автор проводит  уже пять лет.
 
Связанной средой и судьбой с Пушкиным, его семейством и его друзьями, в частности, с Ульяной Кюхельбекер оказалась еще одна замечательная личность - княгиня Варвара Петровна Бутера ди Радали, в первом браке графиня Шувалова, во втором - графиня Полье, урожденная княгиня Шаховская (01.02.1796 – 24.12.1870).
 
В 1870 году, когда умерла княгиня Бутера ди Радали, завещав сыновьям похоронить себя в Висбадене, где она ранее не раз бывала, на кладбище возникла родовая усыпальница графов Шуваловых за границей.
 
Княгиня Бутера, как называли ее обычно современники в письмах и мемуарах, была дамой высшего света. Судьба  княгини Варвары Петровны была столь же экзотична, как и ее имена, хотя мемуаристы единодушно рисуют ее вовсе не экстравагантной, а напротив, простой, скромной, даже застенчивой доброй женщиной. По словам Вересаева, она была «чудовищно богата», и ее богатство увеличивалось с каждым новым браком, длящимся 4-5 лет, после чего она оставалась безутешной вдовой.
 
Первым мужем ее был граф Павел Шувалов, герой Отечественной войны, внук двух генерал-фельдмаршалов: Шувалова и Салтыкова. Он участвовал в походах Суворова, отличился в битве под Лейпцигом в октябре 1813 года. «Был враг злословия». Умер скоропостижно. Эти преданья старины глубокой привожу затем, чтобы привязать сохранившиеся следы типично русского барства, не потерявшего в беге времени ни корней, ни потомства. Для облика княгини Бутера ди Радали, которая была именно такой барыней-аристократкой, были характерны энергия, размах, широта и хозяйственная хватка. Она сама руководила штатом управляющих имений, дворцов и домов. Управление многими владениями не мешало княгине вести светскую жизнь, регулярно давать балы и приемы, горевать после смерти каждого следующего мужа и увлекаться вновь. Особенно грустила она по второму мужу Адольфу Полье, швейцарцу по происхождению, который занимался в основном благоустройством Парголовского парка и умер также внезапно.
 
В трагические для Пушкина дни она вошла в «женскую» партию, симпатизировавшую Дантесу. Вместе с третьим мужем Бутера ди Радали они были свидетелями на свадьбе Екатерины Гончаровой и Дантеса. Но поверхностные светские представления княгини были неоднозначны. В 1833 году она взяла в компаньонки Ульяну Кюхельбекер, поддержав этим жестом материально на много лет вперед целое семейство. До княгини доходило таким образом, хотя бы частично, мнение другого круга. К тому же Неаполитанский посланник Бутера ди Радали характеризовался как образованный и умный дипломат. Он не мог не влиять на свою жену в оценках главных событий времени. В двух депешах князь Бутера говорит о деле Пушкина, и мнение его хоть и дипломатично, но недвусмысленно. «Эта дуэль оценивается всеми классами общества как общественное несчастье».
 
Пушкин познакомился с графиней Варварой Петровной Полье будучи женихом Натальи Гончаровой. Ее тетка Екатерина Ивановна Загряжская проживала в 1830 году в Парголове у графини Полье, и Пушкин нанес дамам  визит, сообщив об этом в письмах невесте дважды, 20 и 30 июля.
 
17 марта 1834 года Пушкин написал  в Дневнике: «Из Италии пишут, что графиня Полье идет замуж за какого-то принца, вдовца и богача. Похоже на шутку, но здесь об этом не смеются и рады верить». Речь здесь идет о князе Бутера ди Радали.
 
5 февраля 1836 года Наталья Николаевна на балу у княгини Бутера. Здесь уже вовсю распутывали ту зловещую паутину, которая воспринималась в свете как «поэзия флирта».  
 
После смертельного ранения Пушкина сын княгини Бутера студент Андрей Шувалов был с друзьями на квартире поэта, после чего графиня Ю.П. Строганова вызвала Бенкендорфа из-за «демонстрации студентов». Реакция самой княгини не зафиксирована в источниках, но во всяком случае ее не было в осуждающей Пушкина партии.
 
В 1841 году после скоропостижной смерти третьего мужа она уехала из России. Оказалось, что почти на 30 лет, навсегда. Многие русские встречали ее за границей, она фигурирует во множестве воспоминаний, и все мемуаристы отзываются о ней очень тепло. Усыпальницу в Висбадене устроили ее сыновья. Они  и перезахоронили рядом с ней по ее завещанию второго мужа графа Адольфа Полье, умершего на 40 лет раньше ее. В мозаичной мастерской петербургского храма на Крови братья Шуваловы, ко времени смерти матери крупные сановники, заказали  великолепную икону Богоматери, которая украшает сегодня кладбище и смягчает сердца.
 
Здесь же позднее похоронены внучка Варвары Петровны графиня Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова (1865-1924 г.г.), до эмиграции статс-дама последней императрицы, а также внук Елизаветы Андреевны граф И.И. Воронцов-Дашков (1911-1982 г.г.). Надпись на могиле Варвары Петровны почти не читается, тем более что она выполнена старославянской вязью. Вероятно, поэтому захоронение не зафиксировано даже в немногих немецких описаниях кладбища, к слову сказать, изобилующих фактическими ошибками.  Таким образом семейная Шуваловская усыпальница в имеющихся немногочисленных справках называется захоронением Воронцовых-Дашковых.
 

Светлана Арро, Висбаден

 


<< Назад | №11 (86) 2004г. | Прочтено: 2093 | Автор: Арро С. |

Поделиться:




Комментарии (1)
  • Гость
    Гость
    Замечательный Некрополь. Красиивое место. Церковь на горе, как на небесах. Провела среди своих соотечественников целый день. Покидать многие родные могилы, не было желания.Царствие Божие всем лежащим и предстоящим Р.Б. Вечная память!
    2017-06-17 08:30 |
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Лимбург-на-Лане. Живое Средневековье

Прочтено: 2717
Автор: Баст М.

Пушкинский некрополь в Висбадене

Прочтено: 2093
Автор: Арро С.

Фрайбург – самый солнечный город Германии

Прочтено: 2014
Автор: Трайгер И.

Бременские музыканты. От сказки до мюзикла

Прочтено: 1858
Автор: Раевский Л.

Старый Берлин. Городской королевский дворец

Прочтено: 1579
Автор: Уманская И.

Зауэрланд - земля тысячи гор

Прочтено: 1254
Автор: Раевский Л.

Замок «Фогельзанг»

Прочтено: 1252
Автор: Дебрер С.

НЕБО НА ЗЕМЛЕ

Прочтено: 1100
Автор: Миртов Н.

Солнечный город Фрайбург

Прочтено: 1073
Автор: Баст М.

Бодензее - средиземное озеро

Прочтено: 1065
Автор: Аграновская М.

Отдыхаем на севере Германии

Прочтено: 1052
Автор: Листов И.

Кведлинбург – заповедник фахверков

Прочтено: 1043
Автор: Шаутберт Н.

Ульм: город, подаривший миру Эйнштейна

Прочтено: 1038
Автор: Переверзев Ю.

Бамберг – «национальное достояние Германии»

Прочтено: 1006
Автор: Переверзев Ю.

Баден-Баден. Приглашение к путешествию

Прочтено: 1005
Автор: Афанасьев C.

Три дня в Ульме

Прочтено: 1002
Автор: Переверзев Ю.

Дорогами фахверка

Прочтено: 996
Автор: Баст М.

«Ich hab mein Herz in Heidelberg verloren»

Прочтено: 994
Автор: Баст М.