Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Путешествия >> Путешествия по Европе
«Партнер» №7 (106) 2006г.

Ускользающая красота, или здравствуй, Флоренция! 2 / 2

 

 

Галина Цесарская (Ганновер)

 

Окончание. Начало в «Партнёр» № 6 / 2006



 Ежегодно в Тоскану приезжают более тридцати миллионов туристов, треть — иностранцы. Растет и количество русских, посещающих этот прекрасный уголок Италии

 

«И был день, и было утро: день первый»

Совам не повезло. Во Флоренции встают рано: многие церкви и музеи открыты только в первой половине дня. В назидание рассказывают, как разрешился в старину спор о границе Флоренции и Сиены. Рано утром, как только прокричат петухи, два всадника должны были помчаться навстречу друг другу. Место встречи определило бы границу. Но хитрые тосканцы поднесли своему петуху свечу до рассвета. Тот прокричал, всадник выехал затемно, и городу досталась больше земли («кто рано встает...»).


Рано позавтракав и взглянув на карту, мы приступили к выполнению плана: галерея Уффици. Площадь Синьории. Лоджия деи Ланци. Улица Торнабуони. Кампанила Джотто. Кафедральный собор Санта-Мария дель Фьоре. Баптистерий. По берегу Арно двинулись к Уффици, рассудив, что на свежую голову и в свободных залах можно лучше рассмотреть бессмертные полотна. Синоптики не врали: порывистый северный ветер «трамонтана» принес дождик, и над площадями, улицами, церквями повисли тяжелые облака. Так что по пути мы разглядывали естественные декорации к фильмам Дзеффирелли и Бертолуччи и раскланивались с встречными памятникам — Гарибальди и Россини.


В аркаде грандиозного здания Уффици ждала короткая очередь, и минут через 20, обилеченные за 6 евро, просвеченные и вооруженные путеводителем на русском (10 евро), мы поднимались на третий этаж, воздавая благодарность последней Медичи, подарившей городу Картинную галерею. 45 залов, в которых творения Чимабуе, Дуччо, Джотто, Мазаччо, Фра Анджелико, Учелло, Липпи, братьев Паллайоло... Когда на музейную сцену вышли «Весна», «Рождение Венеры» и «Поклонение волхвов» Боттичелли, пришлось присесть и перевести дыхание.


Реальность исчезала, шедевры затягивали вглубь, в мир дивных красок, божественных форм, стройных композиций, исполненного гармонии движения. Благо рядом юные японцы постигали с ментором-гидом основы итальянской живописи, что возвращало к действительности. Но с появлением в залах соотечественников стало ясно, что порой незнание языка — спасение. Погружение продолжалось — через шедевры нидерландских мастеров ван дер Гуса и ван дер Вейдена (каждый жест, цветок завораживали), «Благовещение» Леонардо да Винчи, картины Дюрера и Кранаха Старшего...


Следующая передышка: променад по коридорам. Из огромных окон видны (точно сошли с полотен) холмы, кипарисы, черепичные крыши, колокольни, облака... И встреча с Рафаэлем: «Автопортрет», портрет папы Льва Х и «Мадонна со щегленком». Вот уж воистину: «...Соперника древних, почти что дышащие образы созерцая, союз природы и искусства постигнешь без затрудненья» — из эпитафии. Теперь к «Венере Урбинской» Тициана, к Веронезе, Тинторетто, Рубенсу, Ван Дейку...


Три часа в «святая святых» не могли исчерпать музейный каталог — «никто не может объять необъятное». Но силы иссякли, и пора было подкрепиться чашечкой кофе на музейной террасе, а заодно полюбоваться часами на 94-метровой башне Арнольфо Палаццо Веккио, хранившего с XIII в. покой приоров . Фрески с флорентийскими гербами смотрелись сверху отлично, но всю грандиозность творения де Камбио можно было понять, спустившись на площадь Синьории.


«Rex regum et Dominus dominantium» — «Король правит, а Бог властвует». Под этим девизом на ярко-голубом медальоне Старого дворца жила Флоренция. А вот и конная статуя Козимо I, великого герцога Тосканского: благородство и богатство барельефов, рассказывающих события его жизни. Рядом «Бьянконе» (Белый гигант), морской бог из мрамора, правит четверкой коней посреди живописного фонтана «Нептун» . И тут же копия Давида Микеланджело (оригинал в галерее Академии). А напротив изящная Лоджия Ланци  — память о ландскнехтах Козимо I и торжественных заседаниях Синьории, ныне музей скульптуры: «Персей» Челлини, «Похищение сабинянок» и «Геркулес и Кентавр» Джамболоньи в окружении античных женских статуй...


Запечатлевшись на фоне вечности, стоило направиться к очередному ее символу — площади Дуомо, а по пути — поток туристов плыл по Via Tornabuoni — бросить взгляд на роскошные витрины магазинов. Говорят, таких больше нет: несмотря на почтенный возраст, Флоренция остается законодательницей моды (на заметку охотникам за стильными вещами).


Знакомство с ансамблем соборной площади лучше было начать сверху, с пятиярусной Кампанилы Джотто (84 м). Посетители, преодолевшие 416 крутых ступеней, могли насладиться великолепной панорамой: «Нет, кажется, человека, в ком этот хорошо известный „общий вид“ Флоренции не пробуждал бы чувства близости к высшей, чем земная, красоте» (Муратов). Вдали на холме церковь Сан Миньято, ближе — церковь Санта-Кроче. С другой стороны — краснеющие купола собора Сан-Лоренцо. Прямо — громада (43 м в диаметре) купола Брунеллески над Кафедральным собором: кирпично-красные изразцы, в контраст с пестрым мрамором стен, крошечная ротонда фонаря со шпилем и медным шаром. И — привет из 2006-го: туристы напротив, машущие со смотровой площадки купола (разглядывают колокольню) и крики футбольных болельщиков (неистовых итальянских «тиффози» и немецких гостей), вышедших с национальными флагами на площадь.



Внизу собор Санта-Мария дель Фьоре (http://florencia.narod.ru/photo_1.htm), плод удачного долгостроя XIII-XIX вв., смешения норманнской архитектуры и итальянской готики. Можно часами бродить внутри и вокруг: столько тут поразительного — от высоты и протяженности (в Италии уступает разве что собору Св. Петра в Риме) до пилястров, огромных арок, стрельчатых сводов, цветных мраморных полов, алтаря Бандинелли, фресок Учелло и дель Кастаньо. Еще одно чудо знаменитой площади — дверь в дверь — мраморный бело-зеленый восьмигранник Баптистерия, окруженный воротами. О Восточных воротах со сценами из Ветхого Завета, творении Гиберти, Микеланджело отозвался: «Они так прекрасны, что достойны были бы стать вратами рая».


Мы паломники-пилигримы и не достойны были войти в них. Но план дня был исчерпан, и можно было пуститься в «свободный полет». С наступлением сумерек Флоренция обрела иные лицо, свет, голос. Брести без цели по старым улицам, заглядывать во внутренние дворики и маленькие церкви, любоваться фасадами, смотреть с моста на мутные воды Арно, глазеть на витрины, сидеть за чашечкой кофе и наблюдать уличные сценки (особенно в народных кварталах по ту сторону реки, где местных жителей больше, чем туристов) — было несказанным удовольствием.


Идешь себе — и вдруг на via S. Margherita упираешься в маленькую церковь, возле которой Данте, по преданию, встретил Беатриче. Встреча изображена при входе на стене: «Я тот, кто пишет, когда побуждает к тому любовь...». Внутри музыка, влюбленные: Флоренция «до сих пор принимает явление каждой любви, готовая увенчать ее ветвями оливок и лавров.... Здесь нельзя поверить, что Беатриче Дантовой поэмы была лишь идеей любви» (Муратов). В двух шагах — дом поэта, точнее его копия (подлинный разрушили после изгнания)

). Но пора было спуститься на землю: время обеденное, а Флоренция — рай для гурмана. Созерцание местных красот по традиции сопровождают неспешной беседой за бокалом терпкого кьянти и простой едой. Стоило поискать уютное местечко, куда заходят не только туристы, но и местные жители (лучше только вторые), потому что там не подсунут кота в мешке, и можно побыть среди флорентийцев. Они считают себя самыми правильными итальянцами. Ведь и литературный итальянский вышел из тосканского диалекта, а Данте доказал, что высокое можно создать не только на классической латыни. Вообще народ тут веселый, ироничный, талантливый, падкий на зрелища. Жаль, что ни слова не понимаешь и лишь по улыбкам, жестам, смеху, обращению с детьми (обедать приходят семьями и компаниями) судишь о том, как хорош этот вечер.

Что вы предпочтете: ресторанчики вокруг рынков Сант Амброджо и Сан-Лоренцо (доступная цена, приятная обстановка, но шумно), бистро La Mescita (тартинки с сыром, ростбиф, салаты) или тратторию Da Benvenuto (шумный бар с тосканскими блюдами и домашними винами) — дело вкуса, наличия времени и кошелька (см.: http://italia.com.ua/index.php/florencia/Firenze_restoran). Может, захочется присесть за столик кафе на площади Синьории и насладиться закатом: камни Палаццо Веккио станут на ваших глазах медово-желтыми и начнут светиться, а статуи постепенно погрузятся в темноту.

Стоит сказать, что список вторых блюд возглавляет флорентийский бифштекс, а разновидностям «пасты» нет числа. Чтобы не заблудиться в спагетти, маккерони, букатини, вермичелли, каппеллини, мы остановились на пастиччо ди лазанье (запеканке из широких полос теста с мясом и сыром) и салате из свежих овощей, сдобренном оливковым маслом и политом уксусом, с хлебными палочками «гриссини». До популярного карпаччо (сырого маринованного мяса), легендарного овощного супа минестроне, местного сыра пекорино, мороженого (джелато) или торта тирамису места в желудке не нашлось (в родственных связях с Гаргантюа не замечены). Впрочем, возродить наши угасающие силы могла чашечка кофе: предстоял ведь еще путь до гостиницы.

 

«И был день, и было утро: день второй»

Сперва была пробежка под проливным дождем до Дворца Питти , где со стен галереи Палатина смотрели полотна Рафаэля и Тициана, Липпи и Боттичелли, Тинторетто и Веронезе, Россо и дель Сарто... Чтобы укрыться на минуту от пристального взгляда вечности, нужно было подойти к окну и прислушаться к стуку дождя по уходящим в даль аллеям Садов Боболи. Потом возвращались по Понте Веккио , приютившему с XIV в. череду старых домов с лавками ювелиров и торговцев драгоценностями. Обозрение сокровищ в витринах — аттракцион захватывающий: даже верхнему Коридору Вазари, служившему Козимо I переходом между двумя дворцами, трудно с ним поспорить.

Другое развлечение для туристов — самый большой открытый рынок, плотно обступивший древнюю церковь Сан-Лоренцо с Капеллой Медичи . Пробиться сквозь шумную толпу к Sagrestia Nuova (Новой Сакритсии) Микеланджело не просто. Но внутри «суета сует» исчезает: мастер возносит зрителя над неумолимым бегом времени и тленом . «Замыслив надгробия герцога Джулиано и герцога Лоренцо Медичи, он... пожелал, чтобы все стихии вселенной в этом участвовали и все четыре статуи их окружали... на одну из них он положил Ночь и День, а на другую Аврору и Сумерки. Статуи эти отличаются великолепнейшей формой их поз и искусной проработкой их мышц, и если бы погибло все искусство, они одни могли бы вернуть ему его первоначальный блеск» (Вазари).

...И снова суета на привокзальной площади, на пути к прекрасному фасаду Церкви Санта-Мария Новелла , притягивающему четким ритмом квадратов, инкрустированных мрамором. В интерьере (мягкая флорентийская готика переплетена со стилем французских цистерцианцев) три нефа с колоннами, поддерживающими огромные стрельчатые арки, великолепные фрески Мазаччо, Липпи, Боттичелли, Гирландайо, бронзовое распятие да Болонья, кафедра, созданная Кавальканти по эскизам Брунеллески (с нее Каччини разоблачал теорию Галилея).

Человеку, не искушенному в осмотре старых церквей, лучше поступить следующим образом. Вместе с билетом (главные флорентийские храмы — музеи, вход 2,5-5 евро) выдают буклет со схемой размещения произведений и их описанием. Стоит сразу присесть и углубиться в чтение, а потом начать движение вдоль стен и капелл. Осмотрев всё, можно вновь заглянуть в текст буклета и вашего путеводителя. О знаменитых фресках Гирландайо со сценами из жизни Девы Марии и Иоанна Крестителя Вазари писал: «Капелла эта почиталась произведением прекраснейшим, стройным и нарядным за живость красок, за мастерство и чистоту их наложения на стену... и главным образом за живость лиц, которые, будучи написаны с натуры, представляют для потомков живейшие образы многих знаменитых лиц». Если вам захочется унести эти образы с собой, загляните в сувенирный магазинчик при церкви.

За этим занятием нас застал закат, и вчерашнее кружение по городу продолжилось по еще не пройденным улочкам, площадям, набережным...

 

«И был день, и было утро: день третий»

Дорога, уже привычная, вела к Сан-Лоренцо. Рынок еще спал, и грандиозный Дворец Медичи-Риккарди главенствовал в старом квартале. По сути он — первое «место жительства» семьи Медичи (начиная с Козимо Старшего, заказчика), позже уступивших дворец маркизам Риккарди. Теперь он понижен в чине: служит префектуре Флоренции и Риккардианской библиотеке. А его двор, окруженный колоннадой (жемчужина Ренессанса), и сад привлекают тех, чей путь ведет в капеллу Микелоццо, расписанную прекрасными фресками Гоццоли. «Шествие волхвов» (аллегория венценосной семьи) возглавляет Лоренцо Великолепный в белоснежных одеждах и на белом коне. Оторваться от этих стен трудно, но и на втором этаже есть на что взглянуть: гуляя под сводами торжественного золотого зала, расписанного Джордано, так замечтаешься, что незаметно для себя пересечешь приемную префекта и под удивленным взглядом секретаря окажешься на пороге кабинета первого лица города. Впрочем, для публичного доступа открыта завешенная шпалерами гостиная, хотя в ней и начнется вот-вот заседание.

Явись сюда великие сыны Флоренции, они, пожалуй, посетовали бы: «Да, были люди в наше время...». Но чуда не происходит. Чтобы почтить их, надо отправиться в Некрополь — Базилику Санта Кроче (Святого Креста) и склонить голову перед надгробиями Данте (похоронен в Равенне), Микеланджело, Макиавелли, Галилея, Россини... Надгробными плитами устлан и пол церкви. Убранство ее — предмет всеобщего восхищения: «Благовещение» Донателло, «Легенда о Святом Кресте» Гадди, Распятие школы Джотто, алтарный полиптих Мадонны со Святыми Джерини, витражи XIV в. По капеллам и нефам огромного собора, строгим газонам внутренних двориков можно кружить часами, но, увы, время уезжать. В три дня Флоренции не вписались дворцы Барджелло и Ручеллаи, церкви Санто-Спирито, Санта-Мария дель Кармине, Святой Троицы, монастырь Сан Марко...

Mille grazie и arrivederci, Firenze! До свидания, чудный город, где время разлито в воздухе, помножено на шедевры, а человек ощущает величие мира, вечность истории и ценность каждого дня.


<< Назад | №7 (106) 2006г. | Прочтено: 867 | Автор: Цесарская Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

ПРОГУЛКИ ПО ГРАНАДЕ

Прочтено: 2666
Автор: Жердиновская М.

Старые парижские кафе...

Прочтено: 2516
Автор: Сигалов А.

Антверпен - город брошенной руки

Прочтено: 2202
Автор: Ладыженский Г.

Португальский инфант Энрике Мореплаватель

Прочтено: 2060
Автор: Аграновская М.

Барселона – чудо Испании

Прочтено: 2028
Автор: Слоним Т.

Тапас. Испанская чудо-закуска и стиль жизни

Прочтено: 1887
Автор: Аграновская М.

Выпить кофе в Берлине... Или слетать в Париж?

Прочтено: 1840
Автор: Мучник С.

Однодневки – стремительно и насыщенно!

Прочтено: 1765
Автор: Чкония Д.

Город-музей Амстердам

Прочтено: 1709
Автор: Циприс А.

Голландия – это не только Амстердам…

Прочтено: 1687
Автор: Карелин М.

Тысяча и одна ночь в испанском стиле

Прочтено: 1606
Автор: Сигалов А.

Изумрудный остров рядом с Великобританией

Прочтено: 1585
Автор: Сигалов А.

Этот неисчерпаемый Эльзас

Прочтено: 1549
Автор: Аграновская М.

Голландия – наша прекрасная соседка. Часть 2

Прочтено: 1512
Автор: Циприс А.

«Ici Paris!» – Говорит Париж...

Прочтено: 1469
Автор: Сигалов А.

Гибралтар: легенды и реальность

Прочтено: 1437
Автор: Парасюк И.

Библиотека Пикколомини в Сиене

Прочтено: 1421
Автор: Аграновская М.