Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Экономика и финансы >> ЕС
«Партнер» №10 (205) 2014г.

«Война санкций» Россия – ЕС

Кто выиграет, кто проиграет?

 

Между Россией и Западом разгорелась крупномасштабная торговая война. Запад прибег к экономическим санкциям, поскольку не видит иного способа остановить политику Москвы, которая после присоединения Крыма начала активно поддерживать вооруженных сепаратистов на востоке Украины. Ответные меры Москвы призваны наказать западные страны и снизить их готовность к дальнейшему ужесточению торговых запретов. Самые серьезные последствия будут иметь финансовые ограничения. Но пока в центре внимания находится продовольственное эмбарго. От него выиграют российские фермеры и европейские потребители.

 

Разговоры про «войну санкций» между Россией и Европой идут уже с весны, но в экономической сфере она реально началась лишь к концу лета, так что ее неминуемые последствия пока еще не успели проявиться в полной мере. Запад наращивал давление постепенно, ограничившись в марте-апреле запретом на выдачу виз узкому кругу российских политиков и чиновников. Когда эти предупреждения не дали желаемого результата, санкции в последующие месяцы были распространены на некоторые российские государственные компании и на фирмы отдельных олигархов, особо приближенных к президенту РФ Владимиру Путину. При этом США действовали куда более жестко, чем Европейский союз.

 

Разный подход к штрафным мерам

Экономические санкции в подлинном смысле этого слова были введены Евросоюзом лишь с 1 августа. На фоне эскалации вооруженных действий на востоке Украины ЕС запретил европейским фирмам, в частности, заключать с Россией контракты на поставку продукции военного назначения, экспортировать в РФ высокотехнологичное оборудование для добычи сланцевой нефти и для бурения в Арктике, а также лишил те российские банки, в капитале которых доля государства превышает 50 %, права размещать свои облигации на европейском рынке ценных бумаг.

 

Это были уже не точечные, а секторальные санкции, касающиеся целых секторов или отраслей экономики. При этом Евросоюз, как и другие страны Запада, придерживался концепции, согласно которой принимаемые меры должны бить по интересам российских государственных компаний и фирм отдельных олигархов, но не отражаться сразу и напрямую на широких слоях российского населения.

 

ЕС остался верен этой концепции и при подготовке второго пакета экономических санкций, которые были введены 12 сентября. Европейскому бизнесу ограничили или запретили сотрудничество с ведущими предприятиями военно-промышленного и топливно-энергетического комплексов России, а госкомпаниям «Роснефть», «Транснефть» и «Газпромнефть» отрезали доступ к европейскому рынку капитала.

 

В Москве, готовя ответные удары, руководствовались совершенно иным подходом. Сначала главной контрмерой стал запрет на ввоз в страну широкого ассортимента продуктов питания из Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии. Затем зашла речь об ограничении импорта автомобилей, одежды и холодильников – товаров, которые тоже непосредственно связаны с каждодневной жизнью россиян. В России в центре внимания СМИ и общественности, естественно, находится продовольственное эмбарго. Поэтому разговор о том, кто выиграет и кто проиграет от нынешней «войны санкций», мы начнем именно с этого «театра военных действий», хотя не он главный: несравнимо более масштабные последствия будут иметь ограничения в финансовой сфере. О них речь позже.

 

Фермеры потеряли большой рынок

Считается, что в экономических войнах не бывает победителей. Действительно, от торговых ограничений в конечном счете страдают все вовлеченные в конфликт стороны, хотя и в разной степени. Тем не менее всегда находятся и те, кто извлекает выгоду из торговых эмбарго. Если рассуждать максимально упрощенно, то эффект от нынешнего российского запрета на импорт продовольствия можно свести к такой формуле: в России выиграют фермеры, но пострадают потребители и экономика в целом. В Европе пострадают фермеры, но выиграют потребители, а макроэкономический эффект окажется незначительным.

 

Рассмотрим ситуацию более подробно. До лета 2014 года Россия была для аграрного сектора ЕС вторым по важности (после американского) экспортным рынком сбыта. Частично закрыв его, Москва, несомненно, нанесла удар по многим сельскохозяйственным предприятиям в Европе. Насколько он болезненный, пока сказать трудно. Скажем, польский фермер, чье хозяйство поставляло яблоки только на российский рынок может оказаться просто в отчаянной ситуации (Польша – крупнейший в мире экспортер яблок, а Россия – крупнейший их импортер).

 

Впрочем, мощное аграрное лобби в Брюсселе склонно преувеличивать возможный ущерб, чтобы выбить как можно больше субсидий из Евросоюза. Тот уже выделил аграриям помощь примерно на 180 миллионов евро, которые пойдут, в частности, на компенсации производителям скоропортящейся продукции или на оплату длительного хранения, к примеру, сливочного масла или сыров.

 

В 2013 году европейские аграрии продали в Россию продукции примерно на 11 млрд евро. Из них около 5 млрд обеспечили товарные группы, попавшие теперь под эмбарго. Нетрудно подсчитать, что до конца года (к следующему сезону фермеры смогут найти новых покупателей или сократить производство) прямые потери теоретически могут составить приблизительно 2,5 млрд евро.

 

В масштабах всего сельского хозяйства 28 стран ЕС – это совсем не много. Тем более, что далеко не вся предназначавшаяся для России продукция непременно погибнет. Что-то будет перенаправлено на другие внешние рынки (например, в арабские и азиатские страны), что-то пойдет на склады, но основная часть хлынет на внутриевропейский рынок. В этом-то и состоит самый неприятный эффект от российского эмбарго для всего аграрного сектора ЕС, ориентированного главным образом на внутренний рынок Евросоюза: избыток предложения приведет к падению цен на фрукты, овощи, мясную и молочную продукцию.

 

Где подешевеютпродукты питания?

Но если для фермеров это плохо, то для нас, европейских потребителей, это очень даже хорошо! Килограмм картофеля стоил в Германии год назад 1 евро, сейчас – от 45 до 60 центов. Упаковка масла подешевела у немецких дискаунтеров, начиная с Aldi, с 99 до 85 центов. Оптовая цена на свинину упала с 1,88 евро за килограмм убойного веса примерно до 1,60 евро.

 

В России – противоположная ситуация. В условиях внезапного широкомасштабного сокращения импорта сельскохозяйственные предприятия и фермеры, естественно, выиграют, поскольку смогут продать свою продукцию по более высоким ценам. По данным российского экономического портала РБК, сливочное масло, к примеру, уже к концу августа подорожало по сравнению с августом прошлого года почти на 22 %. А оптовая цена на свиные полутуши к началу сентября установила исторический рекорд в 190 рублей за килограмм, что на 55(!) процентов выше прошлогоднего показателя, сообщило информационное агентство ИТАР-ТАСС.

 

Всё это, естественно, бьет по кошелькам российских потребителей, которые и так уже страдают от быстро раскручивающейся инфляции. А высокая инфляция – это одна из тяжелейших социально-экономических болезней, которая подрывает покупательную способность населения, съедает его сбережения, делает неимоверно дорогими кредиты. Короче, разрушающе действует на всю экономику. Таким образом, в макроэкономическом плане от продовольственного эмбарго именно из-за роста инфляции в конечном счете больше пострадает сама Россия, чем Евросоюз, который имеет большой опыт с кризисами перепроизводства и обладает налаженной системой предоставления компенсаций из огромного аграрного бюджета ЕС.

 

Расцветет ли российское село?

В России широко распространено убеждение, активно поддерживаемое государственными СМИ, что закрытие границ для продовольствия из Европы даст мощнейший импульс развитию отечественного сельского хозяйства. Но для расширения собственного производства нужны, прежде всего, инвестиции! А где фермеры возьмут деньги на семена для новых посевов, на племенной скот для увеличения поголовья, на корма, на дополнительную технику, на строительство?

 

В условиях высокой инфляции банки выдают кредиты только под крайне высокие проценты. Частные инвесторы и так неохотно вкладывали деньги в развитие российского села с его огромными инфраструктурными (плохие дороги) и демографическими (вымирание деревни) проблемами. Почему именно сейчас они должны вдруг решиться на крупные долгосрочные капиталовложения? Тем более что власти постоянно грозятся, что будут контролировать цены на продукты питания, т.е. мешать свободному ценообразованию на рынке.

Остается опять, как и в советские времена, уповать на поддержку государства. Но оно вариант расширения финансирования отечественного сельского хозяйства даже не рассматривает! Весьма показательно прозвучавшее в середине сентября высказывание российского премьера Дмитрия Медведева: «Будем делать всё, чтобы поддержка в 2015 году была такая же, как в этом году». Правительство, как видим, не очень уверено, что сможет хотя бы сохранить финансирование на уровне 2014 года.

 

«Роснефти» срочно нужны деньги

И вот тут мы подходим к ключевой проблеме России, порожденной западными санкциями: финансовой. В ситуации, когда Запад отрезал российские госбанки и крупнейшие нефтяные компании от своего рынка долгосрочного кредитования, правительству РФ срочно нужны деньги, чтобы латать дыры, быстро возникающие у системообразующих российских предприятий. Ведь им уже в ближайшие месяцы предстоит обслуживать облигации и гасить долги на многие миллиарды долларов.

 

Раньше они просто размещали на европейском и американском рынках капитала новые облигации и брали там новые кредиты – это абсолютно нормальное явление в мировом бизнесе. Но теперь они лишены этой возможности. Остается надеяться на более дорогие китайские кредиты и просить помощь у государства.

 

«Роснефть» сразу же запросила 1,5 триллиона рублей. Для сравнения: в 2013 году российским аграриям на проведение сезонных полевых работ было выдано кредитов примерно на 250 млрд рублей. Получается, что одной-единственной компании, торгующей главным экспортным товаром страны, нужно в 6 раз больше денег, чем получает на сев и жатву всё сельское хозяйство России!

 

В бюджете подобные суммы (порядка 40 млрд долларов), естественно, не предусмотрены, а потому в пользу «Роснефти», а также газовой компании «НОВАТЭК», будут, по словам министра финансов России Антона Силуанова, «перераспределены» средства Фонда национального благосостояния (ФНБ). «Крупные компании, которые сегодня потеряли внешние рынки заимствований, – заявил министр в середине сентября, – могут рассчитывать на получение денег уже в этом году». Правда, конкретные суммы он не назвал. Крупномасштабное сокращение штатов в штаб-квартире «Роснефти» в Москве показывает, что энергетическому гиганту теперь приходится экономить.

 

Инвестиционныйклимат испорчен

Официальная формулировка про «перераспределение средств ФНБ» в пользу жертв санкций означает, что другим инвестиционным проектам будет сокращено финансирование или их просто отменят. Эта формулировка позволяет также предположить, что свободных денег в данном стабилизационном фонде уже не осталось. Так что задача оказания поддержки госбанкам и госкомпаниям, лишившимся доступа к западному рынку капитала, с каждым месяцем будет усложняться.

 

Одновременно будет ухудшаться финансовое положение частного бизнеса в России. Все последние годы он чрезвычайно выгодно кредитовался в Европе и Америке, поскольку там центральные банки снизили процентные ставки практически до нуля. И хотя на средние по размерам российские компании санкции ЕС не распространяются, многие западные банкиры и инвесторы скорее предпочтут упустить возможную прибыль, чем в сложившейся ситуации дадут деньги для инвестирования в России: слишком велики риски – не только политические, но и макроэкономические.

 

Ведь российская экономика, еще не так давно поражавшая высокими темпами роста, после резкого торможения в 2013 году сейчас на грани спада, рецессии. Чтобы остановить дальнейшее сползание России в кризис, ей срочно нужны не просто инвестиции, а подлинный инвестиционный бум. Но его, в условиях войны в Украине и войны санкций, не будет.

 

«Курс Консалтинг» (Кёльн)




<< Назад | №10 (205) 2014г. | Прочтено: 920 | Автор: «Курс Консалтинг» |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Рецессия в еврозоне наконец-то закончилась!

Прочтено: 1613
Автор: «Курс Консалтинг»

Избавление от газовой зависимости

Прочтено: 1095
Автор: «Курс Консалтинг»

Евро: что необходимо знать

Прочтено: 1041
Автор: ИнфоКапитал

Экономика еврозоны: резкое торможение

Прочтено: 951
Автор: «Курс Консалтинг»

«Война санкций» Россия – ЕС

Прочтено: 920
Автор: «Курс Консалтинг»

Якорь всплыл

Прочтено: 815
Автор: Кротов А.

Вот она, жизнь без инфляции!

Прочтено: 717
Автор: «Курс Консалтинг»

Еврозона засучивает рукава

Прочтено: 700
Автор: «Курс Консалтинг»

Греки уцепились за евро

Прочтено: 630
Автор: «Курс Консалтинг»

Тревожные сигналы из Афин и Парижа

Прочтено: 614
Автор: «Курс Консалтинг»

Долговой кризис:ситуация стабилизируется

Прочтено: 613
Автор: «Курс Консалтинг»

Говорим Греция – подразумеваем евро

Прочтено: 609
Автор: «Курс Консалтинг»

Афинских популистов заставляют стать реалистами

Прочтено: 556
Автор: «Курс Консалтинг»

Выйдет ли Греция из еврозоны?

Прочтено: 526
Автор: «Курс Консалтинг»

Почему евро будет падать

Прочтено: 522
Автор: «Курс Консалтинг»

Европейцы охотно раскошеливаются

Прочтено: 431
Автор: «Курс Консалтинг»

Греция загоняет себя в дефолт

Прочтено: 429
Автор: «Курс Консалтинг»

Европейский бюджет в новом году

Прочтено: 401
Автор: Листов И.

Надо ли нам бояться дефолта Греции?

Прочтено: 364
Автор: «Курс Консалтинг»

Что новый год нам приготовил

Прочтено: 360
Автор: Мармер Э.