Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Европы
«Партнер» №3 (246) 2018г.

Новый взгляд на войну 1812 года?

В 2017 году в издательстве АСТ вышла в свет книга историка Евгения Понасенкова «Первая научная история войны 1812 года» объемом 800 страниц и тиражом 5000 экз. Этот фундаментальный труд еще раз подтверждает справедливость тезиса о том, что Россия – страна с непредсказуемым прошлым. Большинство российских историков встретили книгу отрицательно. Однако ее поддержали два авторитетных специалиста по эпохе 1812 года, а именно многолетний директор Института российской истории РАН Андрей Николаевич Сахаров и профессор Николай Алексеевич Троицкий.

                                              

Евгений Понасенков и его книга

 

Эта книга полностью разрушает устоявшиеся в нашем сознании стереотипы о войне 1812 года. Нас учили – и мы этому безоговорочно верили, – что Наполеон во главе огромной армии вероломно напал на Россию, что отступление русских войск от границы до Смоленска и далее от Смоленска до Москвы – это был «скифский план», стратегия, направленная на то, чтобы заманить противника на свою безграничную территорию и тем самым заставить его растянуть коммуникации; что Бородинское сражение – это величайший триумф русского оружия, а Михаил Илларионович Кутузов – талантливый русский полководец, спаситель России. Такой взгляд на войну 1812 года существует в массовом сознании еще со сталинских времен, и у нас, воспитанных по учебникам того периода, не было никаких оснований в этом сомневаться. Сведения об Отечественной войне 1812 года – так называлась и сейчас называется война России против Наполеона – попали в учебники истории из книги академика Е.В.Тарле «Нашествие Наполеона на Россию. 1812 год», написанной в 1937 году по личному заданию Сталина. Разумеется, эта книга, не содержащая никаких документов, в значительной степени является конъюнктурной. Однако она не лишена своей научно-познавательной ценности.

 

Понасенков, опираясь на сотни архивных документов, которые он приводит в своей книге, опровергает все приведенные выше утверждения. Поэтому я ничуть не удивлюсь, если его как человека, подрывающего основы российской государственности, привлекут к уголовной ответственности согласно федеральному закону «О противодействии попыткам фальсификации истории», принятому Государственной Думой Российской Федерации в 2014 году. Но пока он жив и здравствует, давайте рассмотрим, какую же «крамолу» он там написал и как это согласуется с устоявшимися представлениями об этом периоде русской истории.

                                                    

«Поджигатели войны»

 

Кто «заварил эту кашу»? Понасенков утверждает, что Александр I. Так ли это? Давайте разберемся. Русско-французские отношения были на тот момент очень непростыми. Для этого были веские причины. Основная претензия Наполеона к Александру заключалась в том, что Россия не соблюдает условия континентальной блокады Англии. Кроме того, был еще ряд мелких шероховатостей. У Александра I конкретных претензий к Наполеону не было. Просто русский царь его люто ненавидел и панически боялся. Он ненавидел Наполеона за то, что тот является «наследником» Великой французской революции и что вся Европа лежит у его ног.

 

А главное, царь ненавидел Наполеона за те чувствительные поражения, которые тот нанес русской армии, и за те не менее чувствительные унижения, которые причинил лично Александру. Особенно тяжелое, несмываемое оскорбление Наполеон нанес ему в 1804 году. Тогда царь выразил протест против бессудного расстрела герцога Энгиенского, одного из Бурбонов, который жил в Бадене и ничем лично перед Наполеоном не провинился. Наполеон ответил Александру I издевательским письмом, в котором написал, что, если бы царь искал убийц своего отца (Павла I) по всей Европе, то лично он (Наполеон) этому бы не противился, а только содействовал. Тем самым он публично заявил, что царь является сообщником убийц, которые находятся в Петербурге и которых никто не собирается искать и наказывать. Понятно, что у Александра I были все основания ненавидеть Наполеона, и впоследствии он неоднократно пенял Кутузову за то, что в конце войны тот не пленил французского императора, а дал ему возможность форсировать Березину. На фоне этого личного противостояния и происходили события 1811-1812 гг.

 

Какие факты о начале войны приводит Е. Понасенков? Он ссылается на переписку Александра I и Наполеона, из которой якобы следует, что у Наполеона и в мыслях не было нападать на Россию. Можно подумать, что монархи в своих письмах пишут только правду и ничего, кроме правды. Понасенков пишет также, что в октябре 1811 года Александр I отдал приказ о нападении на Францию. Вот это новость! И что же его тогда остановило? Оказывается, в России не нашлось ни одного подходящего полководца. Обратились к трем иностранным генералам, но все трое отказались возглавить русскую армию. Трудно судить, какова достоверность документов, на которые ссылается историк. Но чисто по-человечески кажется маловероятным, чтобы Александр I, который, будучи в коалиции с Австрией и Пруссией, неоднократно терпел поражения от Наполеона, вдруг настолько осмелел, что решился в одиночку выступить против грозного противника, союзниками которого в тот момент были именно Австрия и Пруссия, а также все прочие европейские державы, за исключением Англии, Испании и Швеции.

 

Понасенков утверждает, что Наполеон вовсе не собирался нападать на Россию, а просто собрал огромную армию, чтобы припугнуть Александра I и заставить его соблюдать русско-французский договор. А.П. Чехов  говорил, что, если на стене висит ружье, в конце спектакля оно обязательно должно выстрелить, иначе нет смысла его вешать. По аналогии: если на границе собрана громадная армия, то, в  конце концов, она должна идти в бой. Бессмысленно и опасно кормить и держать без дела несметное количество солдат. Тарле считал безусловным зачинщиком войны Наполеона. Он первым нарушил границу, и 12 (24) июня 1812 года пересек пограничную реку Неман и вторгся в пределы России, что и явилось началом войны. Это факт, который никто не может оспорить.

                                         

Начало войны и отступление русской армии

 

Какими силами располагали противоборствующие стороны к началу войны? У Наполеона, по разным оценкам, было от 400 до 500 тыс. солдат, у русских – примерно 150 тыс., причем они были разделены на две армии:  основную под командованием военного министра Барклая де Толли и вспомогательную под командованием Багратиона. Принимать бой при таком соотношении сил означало заведомо обречь армии на поражение.

 

Барклай начал отступать – сначала на Вильну, затем на Витебск и далее на восток к Смоленску, где он, наконец, соединился с армией Багратиона, который, искусно маневрируя, с трудом избежал окружения и разгрома. Следует отметить, что это отступление воспринималось крайне негативно не только в русском обществе, но и в армии и в самом штабе Барклая. Его считали изменником или, в лучшем случае, трусом. Багратион, командующий второй армией, ненавидел Барклая, не верил ему и высказывал свое отношение при генералах и офицерах.

 

У Барклая оказалось достаточно силы воли и твердости духа, чтобы в невыносимой для него обстановке, когда собственный штаб во главе с Ермоловым тайно агитировал против него в его же армии и когда Багратион, командующий второй армией, открыто обвинял его в измене, продолжать делать для спасения армии то, что повелевали ему опыт и воинский долг. Недаром в Петербурге на площади перед Казанским собором в соответствии рескриптом Александра I от 1818 года установлены скульптуры двух полководцев: М.И. Кутузова и Барклая де Толли.  Следовательно, отступление русской армии не было заранее спланировано и не явилось коварным «скифским планом». В этой части Понасенков прав. В начале войны никто в русском штабе не имел понятия о той роли, которую сыграют в этой войне колоссальные пространства России.

                                                

Бородино: победа или поражение

 

В отличие от бравурного лермонтовского «Бородино», А.С. Пушкин писал о непобедимости русского оружия совсем иначе:

 

...Когда не наши повара

Орла двуглавого щипали

У Бонапартова шатра.

 

Итак, Бородинская битва – это победа или поражение? Вопрос непростой, и на него трудно дать однозначный ответ. И вообще, кто может с уверенностью сказать, что следует считать победой, а что – поражением? Когда армия отступила или панически бежала с поля боя (как это было, например, в битве под Аустерлицем), когда невосполнимые потери составили более половины личного состава, когда были утрачены стремление к победе и моральный дух армии – всё это безо всяких оговорок следует считать поражением.

 

Что касается Бородинского сражения, то можно сказать, что французы победили по очкам. Да, они захватили все основные укрепления русских: Багратионовы флеши, батарею Раевского и, в конце концов, поле боя осталось за ними. Правда, затем Наполеон отвел свои войска с места сражения на исходные позиции. Русские войска понесли большие потери, но и французы потеряли немногим  меньше. Русские воины не бежали с поля боя, моральный дух и стремление к победе не были потеряны. Они хотели сражаться дальше и отстоять Москву. В результате обе противоборствующие стороны вполне обоснованно объявили Бородино своей победой.

 

Считается, что Бородинское сражение было самым кровопролитным в человеческой истории: за один только день были убиты и ранены около 100 тыс. человек, чего раньше никогда не было. Общепринято, что когда речь идет о боевых потерях, потери противника всегда преувеличивают, а собственные – преуменьшают. Сегодня, анализируя данные из разных источников, считают, что русская армия потеряла убитыми и ранеными примерно половину личного состава, а французы – около одной трети, причем Наполеон не вводил в бой свою 20-тысячную гвардию. При таком раскладе сил Кутузову предстояло принять самое важное и самое ответственное в своей жизни решение: дать новое сражение или сдать Москву без боя. Он небезосновательно считал, что еще одно сражение, равное Бородинскому, приведет к полной потере армии, что, в свою очередь, приведет к потере России. В то же время сдача Москвы не означает потерю России. Дальнейшее развитие событий полностью подтвердило его правоту.

                                                                        

М.И. Кутузов

 

Говоря о Кутузове, Е.Понасенков употребляет самые нелестные эпитеты, которые я здесь не хочу повторять. Вполне возможно, что у Кутузова были недостатки, о которых пишет историк. Однако наряду с этим следует предположить, что у него были и существенные достоинства, о которых автор почему-то не упоминает. В противном случае трудно объяснить, почему в такой критический для России момент именно его назначили главнокомандующим, причем вопреки желанию царя, который, мягко говоря, не любил Кутузова.

 

И всё-таки какие-то добрые слова о фельдмаршале Кутузове можно и нужно привести. Во-первых, известно, что он был не только выдающимся полководцем и любимцем Суворова, но еще и прирожденным дипломатом и не раз участвовал в сложнейших переговорах. Именно он накануне войны с Наполеоном (16 мая 1812 года) заключил мирный договор с турками, что позволило использовать Дунайскую армию в надвигающейся войне. Он обладал необыкновенной личной храбростью. Дважды был на волосок от гибели: пули два раза попали в один и тот же глаз и прошли навылет.

А вот отрывок из характеристики, написанной после его смерти: «Кутузов был известен великодушием к слабым, ответственностью перед рядовыми людьми и систематической заботой о них. Так, В 1812 году он, вопреки предписаниям верховной власти, прекратил практику «выжженной земли», считая ее слишком тяжелой для населения. Он тщательно следил за тем, чтобы свои и чужие мирные жители не страдали при прохождении его войск, заботился о своих солдатах и о вражеских военнопленных». Перед походом в Европу он в приказе по армии среди прочего написал: «Не последуем примеру врагов наших в их буйстве и неистовстве, унижающих солдата».

 

Хочу привести общеизвестный пример личного мужества Кутузова. 13 сентября 1812 года в деревне Фили состоялся Военный совет, на котором кроме командующего присутствовали еще 11 генералов. Обсуждался только один вопрос: отдать Москву без боя или дать новое сражение. Кутузов был против сражения, его поддержал Барклай де Толли, остальные генералы высказались за то, чтобы дать еще один бой. Совет продолжался всего час с небольшим. Вдруг неожиданно для всех присутствующих главнокомандующий прервал заседание и, поднявшись с места, объявил: «Я приказываю отступление властью, данной мне государем и отечеством». После этого он, не слушая возражений, вышел из избы, где проходило совещание.

 

Чтобы произнести эти слова, необходимо было мужество гораздо большее, чем стоять под градом пуль при штурме Измаила. Он прекрасно понимал, какое неудовольствие и гнев вызовет это решение в Петербурге, и был подавлен взятой на себя ответственностью. Лично для него было гораздо безопаснее, почетнее и проще присоединиться к мнению большинства. Но именно благодаря этому решению он вошел в историю как спаситель России от Наполеоновского нашествия.

                                                     

«Дубина народной войны»

 

Это выражение ввел в оборот Л.Н. Толстой. Что такое «народная война»? Народная война – это когда все сословия объединяются и вместе идут бить врага.

 

Не было и в принципе не могло быть такой войны. На тот момент прошло всего 35 лет со времени восстания Емельяна Пугачева, которое до основания потрясло Российскую империю. Между помещиками и крепостными крестьянами, бывшими бесправными рабами, всегда был антагонизм, и как только французы вторглись в Россию и ослабели вожжи власти, первое, что начали делать крестьяне, это жечь усадьбы помещиков и убивать их владельцев. Конечно, были исключения, но лишь исключения. Безусловно, были сугубо крестьянские отряды, которые нападали на французских фуражиров и просто на отставших солдат, были партизанские отряды под командованием офицеров, но практически не было крестьянских отрядов под командованием помещиков.

 

Известно, что в результате всех сражений во время русской кампании Наполеон потерял менее одной трети своей огромной армии. Остальные погибли от болезней, холода и голода. Их перемололи ледяные челюсти русской зимы, которая в тот год была экстремально холодной. Какая уж тут «дубина народной войны»? И что за геройство напасть с дубиной на солдата, полумертвого от холода и голода? Можно вполне согласиться с Понасенковым, который отрицал «народную войну». Кстати, термин «Отечественная война» был введен в оборот пропагандистами лишь через несколько десятилетий после окончания войны с Наполеоном.

 

Говоря о всеобщем ликовании по случаю победы над Наполеоном, можно вспомнить, что все сословия российского общества получили какие-то льготы и привилегии. Однако крепостных крестьян «царская милость» никак не коснулась. В своем Манифесте от 30 августа 1814 года Александр I провозгласил: «Крестьяне, верный наш народ, да получат мзду свою от Бога». Просто и убедительно! Дать какие-то послабления крестьянам означало бы подорвать абсолютную власть помещиков, на что царь, конечно, не мог решиться.

 

Заключение

 

Я предоставляю читателю, который захочет прочесть эпатажную книгу Евгения Понасенкова, возможность самому судить о том, насколько убедительны аргументы и бесчисленное множество документов, приведенных автором. Осмелюсь предположить, что эта книга не столько внесет ясность, сколько еще больше подогреет непрекращающиеся споры о драматических событиях 1812 года. Может быть, именно этого автор и добивался.

 

Григорий Калихман (Дортмунд)


 Читайте также:

  1. Отечественная война 1812 года и немецкие государства. Журнал «Партнёр», № 6 / 2012. Автор В. Фишман
  2. Бородино. Победа или поражение? Журнал «Партнёр», № 7 / 2012. Автор И. Горолевич
  3. «Железный занавес» военной кампании 1812 г. Журнал «Партнёр», № 8 / 2012. Автор И. Горолевич
  4. Полководец. К 250-летию со дня рождения М. Барклая де Толли. Журнал «Партнёр», № 12 / 2007. Автор А. Клеванский



<< Назад | №3 (246) 2018г. | Прочтено: 187 | Автор: Калихман Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Блокада Ленинграда. Новый взгляд

Прочтено: 65725
Автор: Коцюбинский Д.

Пергамский алтарь – удивительная история

Прочтено: 4084
Автор: Паталай О.

Елабуга помнит немецких военнопленных

Прочтено: 1880
Автор: Салимова Д.

Австро-Венгрия

Прочтено: 1834
Автор: Парасюк И.

"Желая свержения коммунизма, я служил России"

Прочтено: 1621
Автор: Парасюк И.

ОТКУДА ПРИСКАКАЛИ УЛАНЫ

Прочтено: 1236
Автор: Вагизова В.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 1073
Автор: Одессер Ю.

История войны для «чайников»

Прочтено: 930
Автор: Мучник С.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 894
Автор: Одессер Ю.

Под ударами двух агрессоров

Прочтено: 873
Автор: Нордштейн М.

«Железный занавес» военной кампании 1812 г.

Прочтено: 863
Автор: Горолевич И.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 843
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 772
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 761
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 749
Автор: Баст М.

Блистательная Порта

Прочтено: 728
Автор: Парасюк И.