Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
История >> История Европы
«Партнер» №9 (108) 2006г.

Гражданская война в Испании

 

к 70-летию начала войны, унесшей жизни более 350 тыс. человек и приведшей десятки тысяч испанцев к изгнанию на чужбину

Предчувствие гражданской войны
Уже был написан «Mein Kampf» - тектоническая книга для мелкотравчатых душ и «перевернутых голов». Уже построены «империи масс», тех самых, коих еще на заре века один из русских серебряных мудрецов Дмитрий Мережковский нарек «грядущим хамом». Уже век становится отчетливо эмигрантским, и мечутся из страны в страну сорванные с родных мест тысячи блестящих умов, беспомощно наблюдающих, как «людям, потерявшим небо над головой, остается лишь отчаянная борьба с духом небытия». Уже «принюхиваются» друг к другу «черные свастики» и «красные звезды» накануне кровавой бойни.
Ареной генеральной репетиции этого мирового безумия суждено было стать Испании. Почему Испания? Разве не было у нее славной плеяды интеллектуалов с мировыми именами, живых пророков с огромным публицистическим пылом, которые пытались возродить национальную жизнь страны, остановить маятник братоубийственной непримиримости, предотвратить катастрофу. Но ни фраза М. Унамуно: «У меня болит Испания», прогремевшая на всю страну и ставшая крылатой, ни заклинания Х. Ортеги-и-Гассет, самого прозорливо мощного из них, взявшего на себя мужество сформулировать коренную суть трагедии века, услышаны не были.
Свои обожженные горечью книги «Бесхребетная Испания» и «Восстание масс» Ортега писал не для кабинетных дискуссий, видя, как раздирается на части испанское общество манипуляциями партийных демагогов, в то время, «когда быть левым, равно как и правым, стало лишь одним из бесчисленных человеческих способов быть глупым». Его тексты молнией били с полос крупнейшей мадридской газеты уже с середины 20-х годов XX века.
Великий праведник, философ чистого сердца, Ортега не мог не сказать своему народу безжалостную правду. Испанцы перестали быть нацией будущего, ибо нация, устремленная в грядущее, - это общество, организованное избранным меньшинством. Отказ следовать за ним неизбежно приводит к власти худших, будь то чернь или знать. Заурядность, прежде подвластная, решила властвовать, не понимая, что власть, не способная подавать пример, не может быть образцом и ведет к социальному хаосу. Ряженные в прогрессистов либо радикалов, вне зависимости от их либерализма или демократизма, они бессильны осознать непременные условия реальности, они рассуждают о том, «что и как должно быть», подменяя реальные возможности мнимыми. Их не интересует завтрашний день, они – «чрезвычайная власть, рожденная чрезвычайными обстоятельствами». Им важно навязать свою волю, их право – не будучи правыми, обладать правом произвола. Великие исторические сдвиги наступают обычно при сумерках разума, поэтому-то «революции начинаются умеренными, совершаются непримиримыми, а завершаются реставрацией».
 
«Я вижу всемирный потоп нигилизма». Ф. Ницше
Вот ступени испанского обвала. В 1898 г., после поражения в испано-американской войне, Великая Испанская империя в одночасье превратилась в европейское захолустье, а национальная самоуверенность сменилась растерянностью и разбродом. Первый удар пришелся по армии, преданной политиками, исполненной презрением к ним. В 1909 году армия, оказавшись как бы в ссылке в африканском Марокко, превратилась в пушку, не знающую куда стрелять, она была готова не для битвы, а лишь для веры, что битва уже выиграна.
В 1917 г. подогретые выступлением армии социалисты подтолкнули рабочих и республиканцев начать свою «ничтожную революцию», чтобы просто взять власть, «валяющуюся на дороге». В 1923 г., после вялых классовых боев и провала колониальной авантюры, король Альфонс  ХIII вступил в сговор с генералами. Диктаторскую власть получает генерал Примо де Ривера. В стране заработал механизм репрессий, вызвавший волну левых настроений республиканского толка. В 1930 г. со смертью диктатора режим рухнул, к власти пришли социалисты; были установлены Республика и парламент с его звонкими декларациями, не подкрепленными делами. Началась фракционная борьба, растаскивание полномочий, и в результате на выборах 1933 г. в кортесы победили правые. Этот период получил название «черного двухлетия».
Снова ревизия прогрессивных реформ, приход в правительство реакционных министров, новая волна репрессий. В ответ забастовки, вооруженные восстания, жестокие расправы. К 1936 г. левым удается сплотиться в единый Народный фронт, и на февральских выборах они добиваются победы. Страна истощена политическими стычками, разрухой в экономике, вызванной чехардой и некомпетентностью промышленников и банкиров.
В аграрных провинциях крестьяне насторожены реформами, а правые сохраняют свои позиции. Настроения реванша с уличными боями пролетариата, с последующими разбоями, поджогами кафе, фабрик, редакций газет отталкивают от власти огромную часть буржуазной молодежи, переболевшей «юношеской болезнью левизны», и она переходит в «эскадроны смерти» для защиты собственности. По стране растет волна недовольства и возмущения. Разброд в умах и действиях, нарастая с каждым днем, всё отчетливее поляризуется в «красные» и «коричневые» тона.
С трибуны парламента Ортега говорит о поколении дезертиров, безвольно меняющих цвета партий, провоцирующих к аморальному бунту в угоду той или иной «хунте обороны», что приведет к тому, что «...грядет катастрофа, и вы это скоро поймете! А я уже понял».
В 1934 г. Сальвадор Дали набрасывает первые эскизы своей чудовищной аллегории фабричной разделки человеческого мяса. К весне 1936 г. картина готова. Он называет ее «Предчувствие гражданской войны».
Позже Дали напишет в дневнике: «Шакальи когти революции обнажили всё, на что способна Испания, чтобы поразиться ее вселенскому дару претерпевать муку и мучить, погребать и осквернять могилы, умирать и воскресать. ... Горели церкви, ризы, тлели священнические кости, и весь этот смрад клубами подымался к небу».
Страна замерла в ожидании предсказанного «камнепада», изнемогая под грузом лжи, политиканства и демагогии, источаемых глашатаями таких партий, как Фаланга – национал-патриотическая, фашистская партия, открыто поддержавшая мятеж, превратившаяся в  главную опору франкистского режима. Им противостояли: левореспубликанская партия Искьерда Републикана, которая в коалиции с Республиканским союзом радикалов привела страну к Республике; ИСРП – Испанская социалистическая рабочая партия, вошедшая в Народный фронт; ИКП – Коммунистическая партия, возглавившая борьбу левых сил во время войны. В борьбе также участвовали: СЭДА – конфедерация автономных правых, консервативная партия, пополнившая Фалангу; ХОНС – хунта национал-синдикалистского наступления; левомарксистская партия, разоблачавшая «сговор правительства с Советами» и ведущая «свою войну» против всех.
 
Гражданская война
В течение марта и апреля 1936 г. по несколько раз менялись губернаторы городов и начальники гарнизонов, за их спинами сколачивались группировки заговоров и предательств. Уже открыто звучат призывы к свержению ненавистной мадридской власти. В гарнизонах обсуждаются слухи о наличии циркулярной телеграммы по войскам со словами: «17-го в 17.00», пароль - «Над всей Испанией безоблачное небо». В 5.15 утра 18 июля генерал Франко, отправленный правительством за репутацию опасного заговорщика подальше от столицы командовать гарнизоном Канарских островов, выступает с обращением «примкнуть к нему всем испанцам-патриотам». Спустя несколько часов правительство сообщило по радио испанскому народу, что в Марокко начался антиреспубликанский мятеж, но на материке всё спокойно.
Вот запутанный узел вооруженных формирований к моменту мятежа:
регулярная армия, частично переметнувшаяся к мятежникам, частично оставшаяся верной правительству;
жандармерия, штурмовая гвардия, муниципальная полиция - правительственные подразделения порядка, практически целиком перешедшие на сторону мятежников;
местные батальоны, оборонцы и отряды поддержки «спасительного Движения», традиционалисты «Рекете», «Испанские патриоты и легион», имени тех-то и тех-то; «Черный эскадрон» - молодежные бригады прирожденных убийц;
«Регуларес» – туземные войска на стороне мятежников, которые отличались особой жестокостью;
добровольческие части героического большинства испанцев, ставших на защиту Республики; позднее - Интернациональные бригады, сражавшиеся в рядах республиканцев.
В первые дни предательства на местах привели к тому, что мятежники занимали города без сопротивления. Тысячи революционеров, марксистов и прочих нежелательных элементов оказались в тюрьмах; чудовищная резня, круглосуточные расстрелы рабочих, женщин и детей. Один из руководителей переворота генерал Кейпо вел открытую пропаганду на всю страну из захваченной Севильи: «Мы победили во всей Испании, кроме Мадрида и Барселоны, войска наступают на очаги  красной сволочи и она будет переловлена, как крысы».
Это не соответствовало действительности. «Фашизм не способен придти к власти без мятежа и насилия», - строка из испанских корреспонденций Хемингуэя. Однако замешательство правительства и сумбурные перемещения войсковых частей ни у кого не вызывали сомнений - гражданская война началась. К сентябрю правительство вышло из оцепенения, в кабинет были введены ряд решительных, деятельных коммунистов. Объявлен всеобщий призыв в Народную армию. Рабочие, крестьяне, никогда не державшие в руках оружия, вступают в ряды защитников Республики. Вблизи Мадрида создан «Пятый полк» для обучения новобранцев, подготовки командиров, формирования батальонов и отправки их на фронты. Тысячи женщин пришли в лазареты. У всех на устах: «Мы не хотели, но фашисты сделали нас солдатами». Страну покрыла чересполосица фронтов. Сарагоса, Толедо, Кордова, Теруэль – по несколько раз переходили из рук в руки. На Гвадалахарском и Арагонском фронтах республиканцы теснят противника.
К Испании с первых же дней противостояния было приковано внимание всего мира. Начавшись с соглашения правительств о невмешательстве, оно перешло в широкую кампанию формирования добровольцев для помощи Народному фронту. Из 54 стран, от Латинской Америки и США до Польши, включая практически все страны Европы, хлынула масса поборников демократии, среди них левая интеллигенция – художники, писатели, профессора, которые возглавляли интернациональные бригады, показывая примеры отваги и мужества.
- На Эбро американцы стоят плечом к плечу с немцами, французами, поляками, чехами, канадцами, британцами, скандинавами и лучшими испанцами на свете. Они ждут решающего боя этой войны - Хемингуэй.
Из 35.000 добровольцев каждый седьмой остался в земле Испании.
Преодолевая «застенчивую осторожность» буржуазных правительств, здесь впервые схлестнулись системы Сталина и Гитлера. Первыми соглашение нарушили Германия и Италия, развернувшие поставки военной техники и регулярных армейских дивизий. К Франко на глазах всего мира прибывают германские и итальянские пилоты на бомбардировщиках «фоккер» и «юнкерс», танкисты, пехотные инструкторы, артиллеристы с опытом мировой войны. Фашистская армия подчинена единой, жесткой системе командования. Безжалостно работает гестапо. Людей готовили к  психическим атакам, и они шли, не считаясь с потерями. В жесточайших боях были отброшены одни, как тут же вырастал свежий экспедиционный корпус, переброшенный прямо из-за границы.
Сталин, которому было важно погасить возмущение Европы, вызванное политическими процессами в СССР, осуществляет ответный ход. Организована переброска морем по северному маршруту и через Францию военной техники, закупаемой за границей и передаваемой республиканскому правительству на основе коммерческих договоров на коммерческой основе. Общий объемом поставок - 500 тыс. тонн. Это меньше, чем получил Франко, у него порядка тысячи самолетов, танков, орудий, и больше всего стрелкового оружия. Главным инструментом сталинской политики становится направление в Испанию военных специалистов и советников. Наряду со «сталинскими соколами», героически сражавшимися в небе Испании, слетались и «сталинские стервятники». Так, советником правительства был послан генерал НКВД А. Орлов. Занимаясь якобы вопросами организации партизанских отрядов, он взял под контроль республиканскую контрразведку. Им были созданы военные комиссариаты и мобильные группы по уничтожению «врагов Республики» - сторонников Троцкого, они вели в интербригадах настоящую "охоту за ведьмами". Проходила бесконечная череда собраний, на которых, как и в СССР, клеймили "изменников" и "предателей". Проводились чистки в армейских частях и в партийных рядах от "шпионов и провокаторов". За критику Сталина преследовались члены партии «ПОУМ», начиная с ее лидера А. Нина, зверски убитого энкавэдэшниками, и кончая «сочувствующими».
"Успехи" во "второй" гражданской войне, развязанной против революционеров, деморализовали республиканскую армию и резко ослабили ее боеспособность. В 1938 г. советское правительство резко сократило военную помощь. Изменился и состав советских добровольцев, прибывавших в Испанию. Если в 1936 - первой половине 1937 гг. сюда направлялись специалисты, имевшие богатый военный опыт и окончившие военные академии, то после расправы над высшим комсоставом Красной армии их заменили сотрудники НКВД, средние и младшие командиры. Нередко в корпуса и дивизии назначались советниками старшие лейтенанты и капитаны.
Из трехлетней эпопеи героической борьбы народа приведем ряд эпизодов битвы за Мадрид:
18.10.36 – линия фронта в самом Мадриде. Авиация фалангистов засыпает город бомбами, обливает пулеметным дождем, громит тяжелой артиллерией, засыпает листовками: «Мадрид окружен, сопротивление бесполезно, содействуйте сдаче города»! Первая линия обороны прорвана. Тысячи мадридцев роют траншеи и укрепления. Франко называет дату взятия города – 7-ое ноября, годовщину большевистского переворота в России.
07.11.36 – Мадрид целиком в руках республиканцев. Готовность драться до последнего патрона, затем штыками, камнями. Сопротивление Мадрида оказалось сюрпризом для фалангистов, теперь они называют день «Д» - 14.11. Воздушный бой, над Мадридом сбито 10 фашистских самолетов. Мадрид не только отбивается, но и атакует. «Значит, победить можно, значит, это не только мечта».
22.02.37. – Республиканцы готовят большое наступление с тем, чтобы отбросить фалангистов от Мадрида. Тысячи снарядов, сотни тысяч пуль поливают пятачок в один километр. Франкисты в плен не берут, расстреливают сразу же после боя. Три недели идет кровопролитная битва на флангах. Республиканцами освоены новые виды оружия: от истребителей и танков до минометов и волчьих ям; новые стратегии наступательных операций до тонкостей окопной войны. Но силы не равны.
Ожесточенные бои в марте-апреле 1938 г. завершились победой франкистских войск, расчленивших республику на две части. В августе 1938 года испанское правительство, повинуясь требованиям "комиссии по невмешательству", приняло решение об отзыве интернациональных бригад с фронта и их демобилизации. В декабре 1938 г. франкистские войска развернули генеральное наступление на Каталонию, в результате которого начался беспорядочный отход республиканских частей к французской границе. В феврале 1939 г. Англия и Франция заявили о разрыве дипломатических отношений с республиканским правительством и признании режима Франко. 23 марта пал Мадрид.
 
После падения республики...
После падения республики сотни тысяч испанских беженцев были вынуждены покинуть родину и оказались во французских лагерях для интернированных. Сталин предал побежденных испанских революционеров, бросил их на произвол судьбы и предоставил заботу о них другим государствам. Трагически сложилась судьба тысяч интернационалистов, задержанных французскими властями и отправленных в лагеря. Георгий Димитров направил ряд писем в ЦК ВКП(б) с просьбой разрешить вернуться в СССР этим людям и прежде всего тем, кто не может возвратиться в свою страну, так как заочно приговорен там к смертной казни или многолетнему заключению. Эти обращения не дали результата, попасть в Советский Союз сумели лишь единицы, остальные натолкнулись на унизительные и беспричинные отказы. Многие из приехавших в СССР позже были репрессированы.
Генеральный секретарь КПИ Х. Диас выбросился в 1942 г. из окна своей московской квартиры. Рассеявшись по всему миру, участники и свидетели испанских событий несли правду о злодеяниях сталинистов в Испании, нанося тем самым огромный ущерб «престижу международного коммунизма».
Долгие годы в СССР тщательно замалчивались свидетельства преступлений сталинского режима в Испании. Даже роман Хемингуэя «По ком звонит колокол» до 1968 г. был запрещен.
 
Несбывшееся чаще бывает лучше случившегося
- Фашисты могут пройти по стране, проламывая себе дорогу лавиной металла, вывезенного из других стран. Они могут продвигаться с помощью изменников и трусов. Они могут разрушать города и селения, пытаясь захватить народ в рабство. Но земля пребудет во веки. Она переживет всех тиранов. Вечная память тем, кто достойно сошел в нее, а кто достойней сошел в нее, чем боец, павший за Испанию? – те уже достигли бессмертия – Хемингуэй.
Век кончился, ушла эпоха Франко, но свидетельством этой эпохи остались судьбы ее всемирно известных художников, философов, поэтов:
Х.Р. Хименес – поэт, нобелевский лауреат, эмигрировал, умер в изгнании;
Ф.Г. Лорка – величайший лирик, расстрелян в придорожной канаве 19-го августа 1936 г;
Мигель Эрнандес – поэт, воевавший в рядах республиканцев. Умер в 1942 г. в тюрьме;
Антонио Мачадо – поэт, умер на пути в изгнание в 1939 г.;
Рафаэль Альберти – поэт. Эмигрировал в 1936 г. В 1977 г. вернулся в Испанию;
Мигель де Унамуно – философ, поэт. Умер в 1936 г. в ссылке на «островах», в Саламанке;
Х. Ортега-и-Гассет – философ, публицист. С 1936 г. в изгнании, умер в 1955 г.;
Мануэль де Фалья – композитор. Потрясенный зверствами режима, эмигрировал в 1939 г.
 
 

Игорь Ларин (Mayen)


<< Назад | №9 (108) 2006г. | Прочтено: 732 | Автор: Ларин И. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Блокада Ленинграда. Новый взгляд

Прочтено: 67064
Автор: Коцюбинский Д.

Маргарет Тэтчер. Жизнь и политика

Прочтено: 18460
Автор: Калихман Г.

Пергамский алтарь – удивительная история

Прочтено: 4809
Автор: Паталай О.

Елабуга помнит немецких военнопленных

Прочтено: 2531
Автор: Салимова Д.

Австро-Венгрия

Прочтено: 2386
Автор: Парасюк И.

"Желая свержения коммунизма, я служил России"

Прочтено: 2073
Автор: Парасюк И.

ОТКУДА ПРИСКАКАЛИ УЛАНЫ

Прочтено: 1799
Автор: Вагизова В.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 1576
Автор: Одессер Ю.

История войны для «чайников»

Прочтено: 1392
Автор: Мучник С.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 1321
Автор: Баст М.

Под ударами двух агрессоров

Прочтено: 1321
Автор: Нордштейн М.

Англия – родина европейской демократии

Прочтено: 1284
Автор: Одессер Ю.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 1274
Автор: Баст М.

«Железный занавес» военной кампании 1812 г.

Прочтено: 1269
Автор: Горолевич И.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 1249
Автор: Баст М.

Европейские газеты много лет назад

Прочтено: 1239
Автор: Баст М.