Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Общество >> Человек и общество
«Партнер» №12 (99) 2005г.

Современная Россия. Впечатления немецкого ученого

Когда-то русский язык стал четвертым иностранным языком немецкой гимназистки Катрин Хайнритц. С тех пор она не раз побывала в центральной части России, в Якутии и Туркменистане.

Катрин Хайнритц, 30 лет, изучала политологию, восточноевропейскую историю и общественное право в университете Тюбингена, а также политику, международные отношения и русский язык в Московском государственном институте международных отношений.
 
Она была первой студенткой из Западной Германии, которая училась в МГИМО. В настоящее время Катрин работает над докторской диссертаций, в которой сравнивает политические системы Якутии и Туркменистана. Она проводила свои исследования непосредственно в обеих республиках, а также объездила несколько регионов России, была в Архангельске, Краснодаре, в городах Золотого Кольца.
 
Живет с мужем и маленьким сыном недалеко от Дюссельдорфа.
 
Фрау Хайнритц, для своих исследований Вы выбрали Якутию и Туркменистан. Почему именно эти регионы?
Во время учебы в Москве я поселилась в общежитии, где жили также студенты – представители малых народов Севера. С ними я подружилась и узнала от них историю их народов, которая меня очень заинтересовала. Тогда я и начала подробнее знакомиться с северными территориями России. При изучении истории этого региона я обратила внимание на то, что якуты не относятся к коренным жителям российского севера, а когда-то пришли туда с запада. Именно с запада этот народ в течение многих столетий передвигался в сторону востока. Позже эти кочевники разделились на две группы: одна из них стала двигаться на северо-восток, а другая – в юго-восточном направлении, туда, где сейчас расположены бывшие советские среднеазиатские республики.
 
Таким образом, якуты имеют гораздо более близкие родственные корни с тюркскими народами Центральной Азии, а не со своими сегодняшними соседями – малыми народами Севера. Этот факт показался мне очень интересным, поэтому я и занялась еще и изучением регионов Средней Азии, а позже анализом современных политических систем Якутии и Туркменистана. Кроме того, мне всегда казалось важным заниматься не теми темами, которые уже и до тебя были 150 раз разжеваны, а новыми научными исследованиями.
 
То есть якуты с их сегодняшними соседями – малыми народами Севера – не имеют абсолютно никакого этнического родства?
Естественно, что в течение последних столетий произошли определенные смешения, но генетический источник этих народов – различный. Остальные народы Севера (например, ненцы, эвены, эвенки) относятся к угро-финской группе, а якуты – это тюркский народ и поэтому они родственны другим тюркским народам, которые, в основном, живут в Центральной Азии, в том числе туркменам. Вся территория, на которой находятся бывшие советские среднеазиатские республики, раньше называлась Туркестаном. Лишь с образованием СССР на этой территории были искусственно созданы советские республики.
 
Похожи ли в чем-то современные политические системы Якутии и Туркменистана?
И да и нет. В последние 10 лет проявились отчетливые различия. Якутия осталась в составе Российской Федерации, а Туркменистан стал независимым государством. То есть политически Туркменистан стал независимым, но в экономическом отношении по-прежнему очень зависим от России.
 
Во время президентства Ельцина Якутия была более автономна, но Путин очень сильно ограничил самостоятельность республики. Туркменистан же - суверенное государство, имеющее своего президента.
 
Есть и общие черты. В обеих республиках сложилась сильно выраженная – правда, в различной степени – авторитарная президентская система. Для туркменского президента характерен гораздо более выраженный диктаторский стиль, в то время как якутский президент во многих отношениях связан с Москвой. Но в то же время обе политические системы имеют сильные патримониальные черты, то есть власть может передаваться по наследству.
 
Является общим и тот факт, что в обеих республиках нет никаких этнических и национальных проблем. Известно, что в Средней Азии существуют конфликты между различными народами внутри отдельных стран, точно так же как и в некоторых российских регионах – например, на Кавказе. Но ни в Якутии, ни в Туркменистане ничего подобного нет. В области экономики существуют также аналогии: обе республики очень богаты природными ресурсами. Туркмения обладает большими запасами нефти и газа, а Якутия – алмазами.
 
В общем, анализ различий и общих черт в политических системах этих двух регионов в постсоветское время представляется мне очень интересной темой. Потому я и взялась за эти исследования.
 
Были ли у Вас интересные встречи в Якутии или Туркменистане?
Еще во время моей учебы в Москве, а это были 1995 – 1996 гг., я познакомилась с послом Германии в России и его женой. Жена посла узнала, что особенно в сибирских больницах не хватает медикаментов. А так как я собиралась лететь в Якутск, то она дала мне с собой посылку с медикаментами, которую я должна была передать якутской больнице. В Якутске же я увидела очень современный, оснащенный на высоком медицинском уровне больничный комплекс и поняла, что эти медикаменты вовсе не были необходимостью. Это сейчас медицинское обеспечение в Якутии изменилось не в лучшую сторону, но тогда...... Мне было очень неловко. Но руководство больницы сделало из этой истории целое событие. Пригласили местное телевидение, и вечером сюжет о передаче мною медикаментов был показан в выпуске новостей. На следующий день ко мне прямо на улице обращались многие люди, приглашали на чай, хотели вместе со мной сфотографироваться. В общем, на какое-то время я стала местной знаменитостью...
 
Что касается Туркменистана, то это абсолютно закрытая для каких бы то ни было исследований страна, и я была там не как научный работник, а как представитель фирмы «Сименс».Эта фирма оборудовала тогда в Ашхабаде медицинский центр по заказу президента. До этого туркменский президент был оперирован в мюнхенской клинике, оснащенной именно «Сименсом», и он решил поручить этой фирме оборудовать на таком же высоком уровне и ашхабадский медицинский центр.
 
Что Вы можете сказать о менталитете россиян?
У россиян совершенно другое чувство времени. На Западе больше спешки, суеты. К примеру, люди в России совершенно спокойно ждут на остановках автобус. Если он переполнен, они ждут следующий. И никто не дергается, а терпеливо ждет. Этого недовольства и возмущения, которые знакомы мне в подобных ситуациях в Германии, я в России не видела.
 
Кроме того, люди теснее связаны друг с другом, будь то в семье, в университете, на работе или еще где-нибудь. Когда я впервые приехала в Москву и пришла в университетское общежитие, меня спросили, хочу ли я жить одна в комнате или с кем-то. Я ответила, что хотела бы быть в комнате одна. Позже, узнав об этом, многие мои сокурсники меня спрашивали, почему я захотела жить одна, ведь вдвоем было бы гораздо лучше. Я заметила, что для моих однокурсников казалось странным, что я живу в комнате одна. Лишь спустя несколько месяцев я поняла, что люди в России, в сравнении с западными европейцами, предпочитают быть в обществе, им гораздо менее свойственен индивидуализм.
 
А как Вы охарактеризовали бы различные народы России? Их сосуществование друг с другом?
Как я уже упомянула, во время учебы в Москве у меня были контакты со студентами из различных регионов, например, из Ингушетии, Абхазии, Башкирии, Крайнего Севера. Все они придерживались такого мнения: неважно, башкиры ли мы, ингуши или эвенки – нас больше объединяет, чем разделяет. Мне показалось это примечательным, тем более, что конфликты, например, на Кавказе говорят об обратном. Но мои друзья смотрели на это всё же по-другому: да, они принадлежат не к одному народу, они гордились своим собственным народом, но они чувствовали себя частью одной большой нации. По крайней мере, те, с кем я общалась. Такое восприятие, конечно, можно отнести и на счет наследства советской идеологии.
 
Еще вот о чем хотелось бы сказать. Как представитель послевоенного поколения Германии я, как и другие мои соотечественники, иногда испытываю трудности, связанные с нацистскими преступлениями Второй мировой войны. Иногда спрашивают тебя за границей: «Вы осознаете, что вы сделали развязанной вами войной?» На такие и подобные вопросы я обычно отвечаю: «Мне очень жаль, но я родилась в 1974-ом году, меня еще вообще не было на свете, когда совершались эти злодеяния». Например, подобная история случилась со мной в США. Когда я в одной из дискуссий назвала истребление индейцев жестоким, то была сейчас же остановлена словами, что я не имею права на подобные оценки, потому как «то, что вы сделали с евреями, было еще более жестоким».
 
В России я никогда ничего подобного в свой адрес не слышала. Напротив, видела невероятную открытость и гостеприимство. Я встречалась с семьями, родственники которых погибли на войне. И меня, конечно, не оставляли равнодушной судьбы этих погибших людей, но я не всегда знала, как мне правильно выразить свое сопереживание. И в большинстве случаев мне помогали сами русские люди, когда они говорили: «Но вы здесь ни при чем. У войны свои законы». Ненависти к немцам я нигде в России на себе не испытала.
 
Ну, и конечно, россиян характеризует безграничное терпение, которое я уже упомянула. Люди стоят, например, в очереди в магазине и уже, наконец, дождутся, но тут продавщица скажет, что они стояли не в той очереди и должны встать снова, теперь уже в другую очередь. И люди делают это! У нас покупатель возмутился бы и получил бы то, что он хочет! Продавщицы, кстати, везде в России, как маленькие Наполеоны: они защищают свои владения (смеется).
 
В течение 15-ти лет Россия строит свою политическую систему на принципах демократии. Эти процессы часто критикуются на Западе. Каково Ваше мнение: правы ли критики?
Здесь я не согласна со многими политологами, которые считают: все, что в последние годы происходит в России, можно в той или иной степени считать демократией, а всё, что недемократично, подпадает под определение «дефектная демократия», то есть является отклонением от норм демократии. Такое мнение я не разделяю.
 
Демократия, как мне это представляется, – чисто западное понятие. И я не придерживаюсь мнения, что она может быть транспортирована в абсолютно любую страну мира. Это на Западе можно говорить о ярко выраженном политическом и общественном сознании населения. Здесь люди более или менее убеждены, что их собственный голос может что-то изменить в политике. Такого убеждения, как я считаю, в России нет. Люди не связывают свою собственную жизнь с тем, что происходит в правительстве, как это делается, например, в Германии. В России не было этого и в царские времена: «Царь далеко», – говорили тогда. А теперь это звучит лишь несколько иначе: «Москва далеко». Но суть та же. Просто менталитет совершенно другой.
 
Я считаю Россию авторитарным государством и не думаю, что она может управляться по-другому. Демократия по западному образцу не может там существовать, да и не должна.
 
Не считаете ли Вы, что в России может быть просто несколько другая демократия, чем на Западе. Ведь и в других демократических странах демократия не одинакова. Кроме того, демократия в Россия формируется лишь последние 15 лет. Можно ли, на Ваш взгляд, сказать, что она находится лишь в начале своего развития и со временем может стать, так сказать, более демократичной. В России вообще? В Якутии? И что вы скажете о Туркмении?
На мой взгляд, Россия – авторитарное государство с элементами демократии. Можно по-разному подойти к трактовке понятия «демократия». Но демократической политической системе свойственны определенные формы власти и управления государством. В зависимости от трактовки понятия «демократия» можно, наверное, назвать Россию и развивающейся демократической страной. Но я не думаю, что такой широкий подход к определению демократии, делающий ее неким расплывчатым понятием, обоснован и необходим. Напротив, четко и однозначно сформулированные понятия намного облегчают определение и классификацию существующих в мире политических систем.
 
Последние годы показывают очень отчетливо, что Россия движется не в сторону демократизации политической системы, а, наоборот, от нее. Якутия со времен правительства Путина стала очень ограниченна в своем дальнейшем политическом развитии. Поэтому в составе Российской Федерации она, конечно, не в состоянии быть «более демократичной», чем вся Федерация в целом. Что же касается Туркменистана, то его политическую систему ни в какой мере нельзя охарактеризовать как демократическую. Это государство никогда не было демократическим и сейчас, как никогда прежде, находится от демократии очень далеко.
 
Раньше очень многие студенты в Германии изучали славистику, русский язык. Семинары, как я слышала, были переполнены. Сейчас картина другая: гораздо меньше желающих изучать русский язык или российскую историю. Уже для представителей вашего поколения это скорее редкость. Что побудило Вас заняться изучением и исследованием политической ситуации именно в России и ее республиках – бывших или настоящих? Был ли кто-то из Вашей семьи связан с Россией?
Мой интерес к России пришел через историю. Ведь многие русские цари были – в той или иной степени – немецкого происхождения, включая последнего царя Николая II. Когда я училась в Германии (а это было в Земле Шлезвиг-Гольштейн), появилась возможность изучать русский язык. Дело в том, что пришли в школы дети переселенцев из России и Казахстана, и русский язык был признан одним из иностранным языков. Я выбрала его четвертым иностранным. Позже, в университете, я, правда, русский язык не изучала, но решила поехать на один год на учебу в Москву.
 
В моей семье никто никогда не был связан с Россией и русский язык не изучал. Я – единственная в моем близком окружении. С удовольствием изучала бы еще и туркменский язык, но, к сожалению, в Германии нет ни учебников, ни вообще каких-либо возможностей для изучения этого языка. Одно время в Бохуме я занималась азербайджанским – азербайджанский опять-таки родственный туркменскому языку, а в Бохуме есть азербайджанская община, но постоянно ездить туда было далеко, да и семейные обстоятельства изменились, родился сын...
 
 

Татьяна Бальцер (Кёльн)


<< Назад | №12 (99) 2005г. | Прочтено: 395 | Автор: Бальцер Т. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Русские глазами немцев

Прочтено: 13549
Автор: Циприс А.

Интервью с проституткой...

Прочтено: 4815
Автор: Навара И.

Шум в доме. Что говорит закон

Прочтено: 4460
Автор: Толстоног В.

«Первый джентльмен» - муж Ангелы Меркель

Прочтено: 4242
Автор: Карин А.

Телефон доверия. Что это такое?

Прочтено: 2867
Автор: Левицкий В.

Феномен личности и феномен толпы

Прочтено: 2753
Автор: Калихман Г.

Этюд о чести и бесчестьи

Прочтено: 2423
Автор: Калихман Г.

GEZ – что надо знать об этой организации

Прочтено: 2250
Автор: Навара И.

Произошел ли человек от обезьяны,

Прочтено: 2228
Автор: Кабанова C.

Адаптация подростков-иммигрантов

Прочтено: 2011
Автор: Левицкий В.

ЯЗЫК ИДИШ - БРАТ НЕМЕЦКОГО

Прочтено: 1895
Автор: Аграновская М.

Бундесвер в Афганистане

Прочтено: 1850
Автор: Навара И.

Преступление и наказание

Прочтено: 1673
Автор: Навара И.

Интересы ребенка – главный аргумент

Прочтено: 1667
Автор: Навара И.

Параметр IQ и наследственность

Прочтено: 1639
Автор: Калихман Г.

Легализация наркотиков. За и против

Прочтено: 1628
Автор: Антонова А.

Доктор милостью божьей

Прочтено: 1579
Автор: Кротов А.

Этюд о жалости и сострадании

Прочтено: 1561
Автор: Калихман Г.