Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №7 (94) 2005г.

Сервантес и «Дон-Кихот»

 

 

400 лет тому назад, в 1605 году, был опубликован первый том романа "Дон-Кихот" великого испанского писателя Мигеля де Сервантеса Сааведры. По решению ЮНЕСКО, 2005 год пройдет под знаком "Дон-Кихота".

 

А три года тому назад произошло интересное событие: Нобелевский комитет собрал жюри, в которое вошли сто известных писателей из пятидесяти четырех стран мира. Их попросили определить лучшее произведение мировой литературы. Был назван "Дон-Кихот" Сервантеса, хотя, казалось бы, образ Дон Кихота не должен вписываться своим идеализмом и комичностью в наше прагматичное и отнюдь не сентиментальное время. Дон Кихот считает своим долгом помогать бедным и страждущим. Избитый и поверженный теми, кому он хотел помочь, он вновь поднимается,  вновь садится на своего тощего коня Росинанта и снова отправляется в путь помогать всем, кто, как он считает, нуждается в его участии. О себе он думает меньше всего, его мысли и дела направлены на бескорыстную помощь людям. И как раз это, очевидно, привлекает и подкупает современного человека, который понимает, что в мире существуют и другие, хоть и достаточно редко встречающиеся нравственные ценности.
 
Белинский справедливо отметил, что "Дон-Кихот" был той книгой, с которой начался современный европейский роман. Белинский же писал о наличии разнообразных литературных жанров, составляющих эту книгу: здесь присутствуют и поэзия, и новелла, представляющая многочисленные вставные эпизоды, и столь любимые теперь жанры детективного и приключенческого романов. А.М. Горький, говоря о "Дон-Кихоте", очень точно отметил: «Этот роман предстает перед нами, как изумительно обработанные в образе и слове сгустки мысли, чувства, крови и горьких жгучих слез мира сего".
 
В личности Сервантеса воплотились лучшие черты созданного им образа, и сама жизнь великого испанского писателя была похожа на приключенческий роман. Мигель де Сервантес Сааведра родился 29 сентября 1547 г. в небольшом городке Алькала де Энарес в тридцати километрах от Мадрида. Этот городок не входит в число объектов русских туристических фирм, а, между тем, именно в главной аудитории университета Алькала де Энарес "Aula Magna", где когда-то начинал учиться Сервантес, происходит ежегодное вручение королем Испании Хуаном Карлосом литературной премии им. Сервантеса за лучший роман года, написанный на испанском языке.
 
 Отец Сервантеса Родриго де Сервантес принадлежал к старинной дворянской семье и был врачом. Дед писателя был алькальдом (мэром) Кордовы, а отцу уже пришлось зарабатывать деньги тяжким трудом, он был вольнопрактикующим лекарем, и семья часто переезжала из одного города в другой в поисках работы. В семье, кроме Мигеля, было еще шестеро детей. Переезды имели для Сервантеса то положительное значение, что он с детства наблюдал за оскудением идальго, испанского низового дворянства, к которому принадлежала и его семья. Впоследствии Сервантес написал такие слова: "Быть бедняком присуще идальго".
 
Странствующий лекарь Родриго де Сервантес, наконец, обосновался в Вальядолиде, где прошли детские и юношеские годы его старшего сына Мигеля, который затем завершил образование в коллегии иезуитов у одного из лучших испанских педагогов-гуманистов того времени Хуана Лопеса де Ойоса.
 
Слово "иезуит" многие из нас воспринимают негативно, оно стало синонимом лицемерия и ханжества, между тем, не следует забывать, что этот орден, основанный крещеным евреем Игнатием Лойолой, создал в Испании и странах Латинской Америки огромное количество школ и взял под свое покровительство обучение индейских детей. После коллегии иезуитов Сервантес поступил в университет Алькала де Энарес. Но к концу 60 гг. XVI в. семья Сервантесов окончательно разоряется, и двум старшим братьям пришлось подумать о том, чтобы самим зарабатывать на жизнь. Мигель по рекомендации своего учителя Хуана Лопеса де Ойоса поступил на службу к Чрезвычайному послу Папы Римского в Испании монсеньору Джулио Аквавива. Затем Сервантес едет в Рим, где продолжает работать секретарем у Аквавивы, а через год поступает в испанскую армию, расквартированную в Италии, где провел пять лет. Этот период жизни был очень важным для Сервантеса, можно сказать, что в Италии он самостоятельно завершил свое образование, познакомился с итальянской литературой и живописью, посетил крупнейшие города страны – Рим, Милан, Болонью, Венецию, Палермо, овладел итальянским языком, что дало ему возможность читать в подлиннике литературу итальянского Возрождения. Там же, в Италии, он увлекся античной литературой, прочитал Гомера, Вергилия, Горация, Овидия, в общем, стал широко образованным человеком.
 
7 октября 1571 г. произошла знаменитая морская битва при Лепанто. Тогда соединенный флот Испании, Папы Римского и Венеции нанес поражение турецкой эскадре и положил конец владычеству Турции в восточной части Средиземного моря. В этом сражении Сервантес получил три огнестрельные раны, из которых рана в предплечье оказалась роковой. Левая рука "к вящей славе правой", как говорили потом, оказалась парализованной, но Сервантес продолжал оставаться на военной службе и участвовал еще в нескольких сражениях. Наконец, в 1575 г. вместе со своим братом Родриго, служившим также в армии, они отбыли на борту галеры "Солнце" из Неаполя в Испанию, имея при себе очень хорошие рекомендательные письма на имя короля Испании Филиппа II от вице-короля Неаполя и Джулио Аквавива, ставшего к тому времени кардиналом. Но случилось непредвиденное. Алжирские пираты захватили галеру "Солнце", и оба брата оказались в плену. Рекомендательные письма, бывшие при них, сыграли двоякую роль в судьбе Сервантесов: с одной стороны, увидев письма на имя короля, правитель Алжира решил, что братья происходят из богатой и знатной семьи и назначил большой выкуп, с другой стороны, надеясь получить большие деньги, алжирские пираты старались сохранить Сервантесу и его брату жизнь.
 
 За пять лет, проведенных в алжирском плену, в полной мере проявились высокие душевные качества Сервантеса: его свободолюбие, сила воли, чувство товарищества и благородство. Он три раза организовывал побег своих товарищей и всегда принимал на себя ответственность за это. Только жажда денег не позволила правителю Алжира Гасану-паше расправиться с Сервантесом, который, будучи фактически калекой, не участвовал в побегах, но всегда был их инициатором. Сервантес написал письмо королевскому секретарю, передав его через своего брата Родриго. В письме он говорил об ужасах неволи и призывал короля избавить от плена 15 тысяч христиан, но никакого действия это письмо на королевский двор не возымело, королю не было дела до алжирских пленников. Сервантесу пришлось ждать еще три года, пока семья ценой невероятных жертв и полного разорения сумела передать какую-то сумму, меньшую той, которая была назначена. Однако Гасан-паша согласился и на нее, т.к. рад был избавиться от пленника, который все время организовывал побеги.
 
Пять лет, проведенных в алжирском плену, наложили неизгладимый отпечаток на жизнь и творчество Сервантеса, о чем говорится в многочисленных вставных эпизодах "Дон Кихота", в новелле "Великодушный поклонник" и в пьесе "Алжирские нравы". Родина встретила Сервантеса не очень ласково. Он, ветеран и участник знаменитой Лепантской битвы, на родине никому не был нужен и забыт всеми, кроме своих родных. Семья была в плачевном состоянии, выкуп двух братьев совершенно разорил их, отец оглох и не мог больше заниматься врачебной деятельностью. Главой семьи становится Сервантес, который нашел работу в Севилье в должности комиссара по срочным заготовкам для испанского флота "Непобедимая армада". Более неподходящей работы для Сервантеса найти было нельзя. Поставки в армию в основном производились путем реквизиции излишков продуктов у населения. Для "рыцарей легкой наживы" поставки были средством быстрого обогащения, но Сервантес был кристально честным человеком, жил на скудное жалованье, которое выплачивалось весьма неаккуратно, но идти на сделку с совестью не мог и требовал, например, от церкви уплаты налогов для армии, забыв о том, что церковь в Испании всесильна. Затем, после разгрома "Непобедимой армады" в 1588 г., Сервантес получил место сборщика податей в Гранаде, что стало для него новым источником бед. Требуя снова уплаты налогов от церкви, он дважды попадает в тюрьму (1597 и 1602 г.), правда ненадолго. Очевидно, именно в тюрьме в 1602 г., имея достаточно свободного времени, он начал писать свой бессмертный роман.
 
Личная жизнь Сервантеса малоизвестна. Его биографы рассказывают о том, что у писателя была внебрачная дочь, мать которой, родив девочку, принесла ее в дом Сервантеса, и больше никто этой женщины не видел. Спустя какое-то время он женился на девушке моложе себя на двадцать лет. Мать девушки была категорически против этого брака. Причиной ее недовольства послужило то, что Сервантес принес в приданое только свою дочь. Впоследствии жизнь внесла свои коррективы. Работа Сервантеса была связана с частыми отлучками, которые иногда длились не только месяцы, но и годы. Из-за этого вся тяжесть воспитания ребенка легла на жену и ее мать. Обе женщины так привязались к девочке, что она в их лице обрела настоящих мать и бабушку.
 
В 1605 г. «Дон-Кихот» был опубликован и очень быстро переведен на французский язык, с которого затем его переводили на другие европейские языки. Сервантес начал писать свой роман под предлогом осмеяния рыцарских романов, которых расплодилось огромное множество. Вспомним текст книги: начитавшись рыцарских романов, Дон Кихот решил стать странствующим рыцарем, чтобы искоренять всякого рода неправду. Десять лет спустя, в 1615 г., после написания второй части романа, оказалось, что произведение Сервантеса вышло далеко за пределы осмеяния рыцарской литературы. Удивительно то, что первоначальная цель писателя увенчалась полным успехом. После появления «Дон-Кихота» в 1605 г. не было издано более ни одной рыцарской книги и даже перестали переиздаваться предыдущие. Видимо, Байрону нравилась рыцарская литература, и в своем «Дон Жуане» он с сожалением написал:
 
 
Насмешкою Сервантес погубил
Дух рыцарства в Испании: не стало
Ни подвигов, ни фей, ни тайных сил,
Которыми романтика блистала.
Перевод Т.Гнедича
 
 
Чем же ценен для нас образ Дон Кихота, смешного и комичного на первый взгляд, человека, который борется с ветряными мельницами, принимая их за великанов, на которого за его доброту сыплются удары в прямом смысле этого слова, который придумал себе благородную даму сердца Дульсинею Тобосскую, на самом деле – простую крестьянскую девушку Альдонсо Лоренсо. Он считает своим долгом помогать бедным и несчастным, хотя и сам является и бедным, и несчастным. Если в первой части романа на первый план выступает более явственно комическая сторона личности Дон Кихота, то во второй части он - носитель гуманистической морали, которая и для нас, людей, живущих четыреста лет спустя после появления романа Сервантеса, актуальна. Возьмем для примера слово "чернь". Во времена Сервантеса это слово имело сословный смысл, чернью называли низшие слои общества. Сервантес вкладывает в это понятие не сословное, а культурное содержание. "Всякий неуч, будь то сеньор или князь, может и должен быть сопричислен к черни, так же как и всякий человек, поступающий бесчестно".
 
Вторая часть романа созревала долго – десять лет, и постепенно образ Дон Кихота эволюционировал. Из комической нескладной тощей фигуры фантазера-идальго он превращается в человека, исповедующего самые человеколюбивые идеи. Во второй части романа Дон Кихот и Санчо Панса попадают во владения герцога и герцогини, которые решают посмеяться над странствующим рыцарем и его оруженосцем. Герцог назначает Санчо Пансу губернатором острова Баратария, что было сокровенной мечтой Санчо, которому Дон Кихот обещал, что когда-нибудь он станет губернатором. Самое интересное в этой ситуации состоит в том, что насмешки герцога и его приближенных разбиваются о полную серьезность, с которой и Дон Кихот, и Санчо Панса воспринимают назначение на должность губернатора, так что насмешки не достигают своей цели. По такому серьезному поводу Дон Кихот дает Санчо ряд советов, как ему управлять островом: "Если когда-нибудь жезл правосудия согнется у тебя в руке, то пусть это произойдет не под тяжестью даров, но под давлением сострадания", "Ни в коем случае не руководствуйся законом личного произвола: этот закон весьма распространен среди невежд, которые выдают себя за умников". "Свобода, Санчо, одно из самых необходимых условий существования человека".
 
Высокие гуманистические мысли Сервантеса, высказанные устами его героя, нашли отклик почти у всех знаменитых писателей и породили в мировой литературе целую галерею образов, подобных Дон Кихоту. Английский переводчик "Дон-Кихота" Мотте ещё в 1700 г. говорил, что в каждом человеке есть что-то от Дон Кихота и у каждого есть своя дорогая сердцу Дульсинея, вдохновляющая на безумные поступки. В ХIХ в. роман Сервантеса стал «литературной моделью» для немецких романтиков, что сказалось на творчестве Гёте, в частности, на его романе "Вильгельм Майстер". Немецкие романтики и философы Шлегель, Шеллинг, Новалис открывают в образе Дон Кихота воплощение вечной противоположности между мечтой и действительностью, поэзией и прозой, идеальным и реальным. Гейне говорил о Дон Кихоте как о воплощении "человеческой восторженности".
 
В Англии Диккенс в своих "Посмертных записках Пиквикского клуба" соотнес трагикомическую иронию сэра Пиквика и его конфликт между реальной жизнью и романтическим воображением, что было в большой степени свойственно Дон Кихоту. Влияние романа Сервантеса ощущается и на творчестве американских писателей Германа Мелвилла в его замечательном произведении "Моби Дик", Марка Твена в "Томе Сойере" и "Приключениях Геккельбери Финна", особенно же в романе "Янки при дворе короля Артура".
 
Французских писателей также привлекало литературное наследие Сервантеса, в особенности Стендаля, Бальзака и Флобера. В своем автобиографическом романе "Жизнь Анри Брюлара" Стендаль утверждал, что чтение "Дон Кихота" было, возможно, самым значительным периодом его жизни. Жюльен Сорель из романа "Красное и черное", а также Фабрицио из "Пармской обители" несут на себе отпечаток нереальных донкихотовских иллюзий. Название романа Бальзака "Утраченные иллюзии" говорит само за себя, но не только в одном этом романе, а и во всей своей монументальной серии "Человеческая комедия" Бальзак рассказывает о потерпевших крушение надеждах слабого человека. Флобер писал, что "Дон- Кихот" был книгой, которую он знал сердцем еще до того, как научился читать. Критики того времени называли Эмму Бовари Дон Кихотом в юбке, а "боваризм" считался женской версией донкихотства. Проспер Мериме, который очень любил Испанию и часто посещал ее (недаром же он автор "Кармен" и переводчик "Дон-Кихота" на французский язык), писал: "Горе тому, кому никогда не приходили в голову хоть некоторые мысли Дон Кихота и кто не рисковал получить палочные удары или вызвать насмешки за то, что пытался восстановить справедливость". Ему же принадлежат слова о том, что Сервантес написал самый остроумный и занимательный в мире роман.
 
Русская литература особенно почитала "Дон Кихота". Пушкин подсказал Гоголю идею "Мёртвых душ" и советовал ему руководствоваться романом Сервантеса. Чтобы читать Сервантеса в подлиннике, Пушкин изучал испанский язык по его новелле "Цыганочка".
 
Иван Сергеевич Тургенев написал в 1857 г. эссе "Гамлет и Дон Кихот", которое является одним из самых глубоких исследований этих двух образов мировой литературы. Под влиянием великой певицы Полины Виардо, которая была испанкой, хоть и родилась в Париже, Тургенев выучил испанский язык и знал его настолько хорошо, что мог читать в подлиннике Сервантеса, Кальдерона и других испанских писателей. Тургенев объяснял тему своего эссе тем, что первое издание трагедии Шекспира "Гамлет" и первая часть "Дон-Кихота" были опубликованы в 1605 г. К тому же, ходили слухи о том, что Сервантес и Шекспир умерли не только в один год, но и в один день. В своем эссе Тургенев с удовольствием подхватывает эту мысль. Он пишет: "Воображение охотно вызывает перед собою образы обоих современников, которые и умерли в один и тот же день 26 апреля 1616 г. Сервантес, вероятно, ничего не знал о Шекспире; но великий драматург в тишине своего страдфордского дома, куда он удалился за три года до смерти, мог прочесть знаменитый роман, который был уже тогда переведен на английский язык… Картина, достойная кисти живописца-мыслителя: Шекспир, читающий «Дон-Кихота".
 
Анализируя эти два образа, Тургенев говорит, что в этих типах людей воплощены коренные противоположные особенности человеческой природы: в Гамлете – эгоизм, он весь живет для себя, он центр творения. Его проблемы серьезны, но это его личные проблемы. У Дон Кихота, напротив, нет личных проблем, он одержим чувством долга, идеей служения человечеству, особенно людям бедным и угнетенным, которым нужно помочь. "Дон Кихот, - пишет Тургенев, - служитель идеи, без таких смешных чудаков не продвигалось бы вперед человечество и не над чем было бы размышлять Гамлетам". Тургенев явно симпатизирует Дон Кихоту и отдает ему предпочтение перед Гамлетом. Лев Толстой высоко оценил этический пафос эссе Тургенева, да и его Пьер Безухов в "Войне и мире", так же как князь Мышкин в "Идиоте" и Алёша из "Братьев Карамазовых" Достоевского – несомненное продолжение бессмертного образа Дон Кихота.
 
Сервантес прожил тяжелую, полную материальных лишений жизнь. Интересный эпизод рассказал когда-то Маркес Торрес, цензор, который подписывал к печати второй том "Дон Кихота". На вопрос французского дипломата о том, кто такой Сервантес, цензор ответил: "Он старик, солдат, идальго, бедняк». Дипломат, восторженно говоривший о творчестве Сервантеса и о том уважении, которым пользовался первый том "Дон Кихота" во Франции, в недоумении воскликнул: "Значит, такого человека Испания не обогатила!" Испания, действительно, не обогатила писателя, но он обогатил не только испанскую, но и мировую литературу.
 
 
Маргарита Жердиновская, Мюнхен
 

<< Назад | №7 (94) 2005г. | Прочтено: 2176 | Автор: Жердиновская М. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 2915
Автор: Кротов Ю.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2176
Автор: Жердиновская М.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 2105
Автор: Борисович Р.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 1938
Автор: Нюренберг О.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 1704
Автор: Бляхман А.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 1607
Автор: Нюренберг О.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1448
Автор: Левин В.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 1435
Автор: Ионкис Г.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 1372
Автор: Калихман Г.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1344
Автор: Шмеркин Г.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1236
Автор: Ионкис Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1197
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1163
Автор: Аграновская М.

Мир русского Мюнхена

Прочтено: 1104
Автор: Фишман В.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1078
Автор: Сигалов А.

Чарльз Диккенс и его мир

Прочтено: 1043
Автор: Ионкис Г.