Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Общество >> Человек и общество
«Партнер» №3 (186) 2013г.

Этюд о жалости и сострадании

Григорий Калихман (Дортмунд)

 

Оттого и дороги мне люди,

Что живут со мною на земле.

Сергей Есенин

 

Выздоровление после затяжной болезни – это всегда чудо, которому почему-то никто не удивляется. Два бесконечно долгих месяца, которые мне довелось провести в различных лечебных заведениях, побудили меня написать статью о жалости и сострадании, которые, по моему глубокому убеждению, нужны не только людям, находящимся на больничной койке, но и тем, кто уверенно стоитна своих ногах. Какими бы энергичными и независимыми мы ни чувствовали себя в периоды нашего процветания, всё же, когда мы больны или становимся старыми, нам приходится полагаться на поддержку и заботу других людей: родных и чужих. В этом я убедился на собственном опыте.

 

Жалость – это хорошо или плохо?


Что такое жалость? Психологи определяют жалость как чувство, которое делает человека восприимчивым к чужим страданиям и несчастьям, причем у многих людей это чувство сопряжено с эмоциональной реакцией, которая побуждает их приходить на помощь страдающему. В противном случае они чувствуют себя виноватыми.

 

С другой стороны, испытывать жалость означает определить человеку роль жертвы и полагать, что он не в состоянии выбраться из беды без посторонней помощи. Ну и что в этом особенного? Разве так не бывает? Бывает и еще как бывает, что кому-то настоятельно нужна помощь, и честь и хвала тому, кто имеет возможность и, главное, желание ее оказать. К сожалению, находится немало людей, которые пытаются эксплуатировать чужую жалость и представить себя в роли жертвы с одной-единственной целью: привлечь к себе внимание и сочувствие.

 

С нелегкой руки основателя соцреализма жалость стали считать чуть ли не пороком. В хрестоматийном монологе Сатина в пьесе Максима Горького «На дне» есть такие слова: «Надо уважать человека! Не жалеть... не унижать его жалостью... уважать надо!» В соответствии с канонизированной фразой «великого классика», в Советском Союзе считали жалость негативным чувством, унижающим человека. В этом контексте широко известна шутливая фраза Михаила Светлова: «Простите меня, я жалею старушек, но это - единственный мой недостаток».

 

Много лет назад, когда в соответствии с школьной программой мы проходили пьесу «На дне», я не понимал, почему жалость и уважение несовместимы друг с другом. Сегодня, когда я стал намного старше и немного умнее, мне понятно, что эти слова неверны. Бывает так, что и «классики» порой ошибаются. Искренняя жалость и искреннее сострадание унизить никого не могут.

 

 Подводя итог, можно сказать, что жалость – это благо, когда жалеют того, кто в этом действительно нуждается, и жалость – это зло, когда жалеют того, кто в состоянии обойтись без посторонней помощи. Великий американец Авраам Линкольн справедливо заметил: «Мы не можем помочь людям, делая за них то, что они могли бы сделать сами».

 

Что такое сострадание?


Очень образно ответил на этот вопрос древнегреческий философ и моралист Плутарх: «Сострадание есть горе о чужом несчастье, а зависть есть горе о чужом счастье». Мне очень нравится определение, данное в Толковом словаре немецкого языка: сострадание – это импульс к утешению и помощи. Действительно, если жалость пассивна, то в сострадании преобладает активное начало. А вообще-то некий умник сказал, что лучше быть предметом зависти, чем - сострадания.

 

Некоторые люди – хочется думать, что их немного – считают сострадание анахронизмом. Мне искренне жаль таких людей! Трудно представить себе общество, сплошь состоящее из людей, лишенных сострадания, не способных протянуть руку помощи человеку, который в этой помощи нуждается, или просто сказать ему доброе слово.

 

Нередко жалость, сострадание и любовь идут рука об руку. Вспомним слова шекспировского Отелло: «Она меня за муки полюбила, а я ее – за состраданье к ним».

 

Несколько слов о сочувствии


Тот, кто сочувствует, старается понять и ощутить те же чувства, поддерживает, сопереживает, помогает. В Евангелии в одном из писем апостола Павла говорится: «Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими». Вторая часть этой максимы представляется логически оправданной. Нередко от проявления сочувствия и сострадания зависит благополучие, а иногда и жизнь другого человека. На этом фоне проявление сорадования мне кажется крайне редким.

 

Вспоминаю свои студенческие годы. Мы все переживали неудачи наших отстающих товарищей и бескорыстно старались им помочь при сдаче курсовых работ, зачетов и экзаменов. Однако я не могу припомнить, чтобы мы радовались чьим-то выдающимся успехам, хотя у нас на курсе были даже ленинские стипендиаты. Нет, зависти не было, но и сорадования тоже не было.

 

Несколько слов о самосожалении


Марк Аврелий, один из самых знаменитых и почитаемых философов Древнего Рима, говорил: «Самый презренный вид малодушия – это жалость к самому себе». Действительно, самосожаление – изнурительное и всепоглощающее чувство. Думая лишь о себе, человек найдет тысячу причин, чтобы пожалеть себя. Никогда он не делал всего того, что хотел и должен был делать, никогда не получал всего того, чего, по его мнению, заслуживал, редко был любим так, как мечтал быть любимым. Без конца пережевывая свое прошлое, он будет испытывать только сожаления да угрызения совести, меж тем и то и другое бессмысленно. Разлад с самим собой – худшее из зол. Всякий, кто живет ради других: ради своей страны, ради женщины, ради детей, ради творчества, словно по волшебству, забывает свои боли и мелкие житейские неурядицы. С одной стороны, кажется совершенно очевидным, что нельзя жить только для себя, а с другой стороны, никто не спешит начать жить ради других.

 

Жалость и сострадание как профессиональные качества


Есть профессии, в которых жалость и сострадание являются необходимыми профессиональными качествами. Вот пример, который сегодня для меня особенно актуален: хочу поговорить о врачах и вообще о медицинских работниках. Если больного лечит врач, проявляющий теплые человеческие чувства, жалость и сострадание, то пациент чувствует себя лучше, а желание врача проявить наибольшую заботу будет само по себе целительным, вне зависимости от его профессионального умения. Если же врачу недостает человеческих чувств и он проявляет нетерпение или, что тоже бывает, пренебрежение, то больному не будет покоя, даже если врач обладает высокой квалификацией, правильно поставил диагноз и прописал нужные лекарства. А чувства и настроение пациента самым решающим образом влияют на иммунную систему и, следовательно, на скорость и устойчивость выздоровления. Недаром великий русский врач Владимир Бехтерев говорил: «Если после разговора с врачом больному не стало легче, значит это был не врач».

 

Вопросы, оставшиеся без ответа


Существуют вопросы, на которые я не знаю ответа. Вот лишь некоторые из них. Являются ли жалость и сострадание врожденными или благоприобретенными качествами? Можно ли развить сострадательное отношение к людям или оно является некой константой, присущей лишь данному конкретному человеку? Является ли сострадание избирательным качеством или мы испытываем его ко всем людям (я не говорю о животных)? Меняется ли наше сострадательное отношение к человеку, если он ведет себя по отношению к нам недружелюбно или даже враждебно? Как может сочетаться у детей жалость ко всему на свете с абсолютной безжалостностью, которую они временами проявляют?

 

Жалость и сострадание в литературном и классовом аспектах


Можно вспомнить, что сразу после Октябрьской революции жалость и сострадание стали тем водоразделом, по которому проходила литературно классовая борьба. Некоторые писатели и поэты, которые, как тогда говорили, стояли на мелкобуржуазных позициях, считали, что все люди, независимо от их классового происхождения, заслуживают любви и милосердия. Их называли «попутчиками». Самым ярким представителем этого направления был Сергей Есенин (см. строчки, приведенные в эпиграфе), который так и писал о себе: «Теперь в Советской стороне я самый яростный попутчик». Сегодня таких людей просто назвали бы гуманистами.

 

Однако большая часть писателей и поэтов, восторженно приветствовавших революцию, придерживалась диаметрально противоположных взглядов. Эти литераторы считали, что право на жалость и сострадание имеют только представители рабочих и крестьян, а выходцы из дворян, купцов и духовенства не заслуживают доброго к ним отношения, независимо от возраста, пола и прошлых заслуг. Наиболее «выдающимся» представителем подобного мышления был Владимир Маяковский. Строчки из его стихотворения «Господин народный артист» сразу же стали крылатыми: «И тот, кто сегодня поет не с нами, тот – против нас». Само собой разумеется, тех, кто против нас, можно и нужно было уничтожать без сожаления или, в крайнем случае, лишать всех гражданских прав (их так и называли «лишенцами»). А чуть позже, в 1930 году, Максим Горький написал статью под заголовком «Если враг не сдается, его уничтожают». Эти слова «великого гуманиста» оказались пророческими и вскоре стали руководством к самым страшным злодеяниям.

 

Вместо послесловия


Жалость и сострадание принимают порой самые непредсказуемые, можно даже сказать, извращенные формы. Недавно истерические ораторы из российской Государственной думы «обрыдались», оплакивая несчастного Диму Яковлева, погибшего в Америке два с лишним года назад вследствие небрежности приемных родителей. Не успели просохнуть эти слезы, как те же люди почти единогласно приняли закон, названный его именем, который обрекает всех имеющихся в России сирот-инвалидов на нищету и прозябание в домах общественного призрения. Этот закон Дума преподнесла как адекватный ответ на «акт Магнитского», принятый американским конгрессом. Основное содержание закона таково: не дадим американским толстосумам по дешевке скупить российских инвалидов.

Когда я впервые услышал о проекте этого закона, не поверил своим ушам. Как могло такое случиться, что взрослые дяди и тети, занимающиеся серьезными государственными делами, с позволения сказать элита нации, дошли до такой степени падения и «все хорошее в себе доистребили». Вот уж кто, действительно, нуждается в жалости и сострадании.

 


<< Назад | №3 (186) 2013г. | Прочтено: 1499 | Автор: Калихман Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Русские глазами немцев

Прочтено: 12790
Автор: Циприс А.

Интервью с проституткой...

Прочтено: 4554
Автор: Навара И.

«Первый джентльмен» - муж Ангелы Меркель

Прочтено: 4154
Автор: Карин А.

Шум в доме. Что говорит закон

Прочтено: 4141
Автор: Толстоног В.

Телефон доверия. Что это такое?

Прочтено: 2761
Автор: Левицкий В.

Феномен личности и феномен толпы

Прочтено: 2646
Автор: Калихман Г.

Этюд о чести и бесчестьи

Прочтено: 2320
Автор: Калихман Г.

GEZ – что надо знать об этой организации

Прочтено: 2156
Автор: Навара И.

Произошел ли человек от обезьяны,

Прочтено: 2128
Автор: Кабанова C.

Адаптация подростков-иммигрантов

Прочтено: 1928
Автор: Левицкий В.

Бундесвер в Афганистане

Прочтено: 1800
Автор: Навара И.

ЯЗЫК ИДИШ - БРАТ НЕМЕЦКОГО

Прочтено: 1728
Автор: Аграновская М.

Преступление и наказание

Прочтено: 1584
Автор: Навара И.

Параметр IQ и наследственность

Прочтено: 1571
Автор: Калихман Г.

Интересы ребенка – главный аргумент

Прочтено: 1523
Автор: Навара И.

Доктор милостью божьей

Прочтено: 1505
Автор: Кротов А.

Этюд о жалости и сострадании

Прочтено: 1499
Автор: Калихман Г.

ДЕДУШКА ЛЮБИТ БАБУШКУ

Прочтено: 1463
Автор: Розина Т.