Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №12 (231) 2016г.

Джек Лондон и современность: столкновение цивилизаций

Грета Ионкис (Кёльн)

 

Джек Лондон был кумиром нашей юности. Он открыл страну Белого Безмолвия, суровый край с жестокими под стать климату нравами, где обитали индейские племена, дети Ворона, и куда нежданно-непрошено пришел белый человек, сын Волка. По сравнению с этим краем с его 70-градусными морозами, Сахалин, Камчатка и Командорские острова, куда отправились по распределению мои сокурсники, казались экзотическим курортом. Юкон, Клондайк, Доусон, Эльдорадо, Сороковая Миля – эти названия влекли. Золотая лихорадка, охватившая тысячи американцев, заражала нас риском, азартом. Короче – «бригантина поднимала паруса»...

 

Джек Лондон о взаимоотношениях рас и культур

Юношество приняло Джека Лондона как певца мужества, отваги и верности человека и зверя. Но глубину его видения парадоксов и противоречий жизни мы по молодости оценить не смогли. А между тем он одним их первых коснулся животрепещущей ныне темы – конфликта цивилизаций.

 

В центре рассказа «Сын Волка», давшего название первому сборнику (1899), – столкновение белого с индейцами. За плечами Бирюка Маккензи 25 лет непрерывной борьбы с силами северной природы, знание языка местных племен и глубокое понимание психологии дикаря. Решив жениться, он не стал искать спутницу в Штатах, а явился в становище племени стиксов. Он выбрал себе в жены дочь вождя Заринку. Задача заполучить ее была трудна, и Маккензи действовал хитро. Расположив к себе девушку, он принес в вигвам вождя щедрые дары – выкуп за невесту. Вождь ответил: «Как кета не пара лососю, так и Волк не пара Ворону. Племя не захочет, чтобы я отдал тебе Заринку», но выкуп взял.

 

Маккензи явился на совет племени, ведя за собой свою упряжку. Заринка на лыжах с бичом в руке шла бок о бок с ним. Она станет прикрывать его с тыла. Они заняли место рядом с вождем. На утоптанной площадке пылал костер, рядом мужчины исполняли красивую, но страшную боевую песню. Поодаль женщины кружились перед шаманом в обрядовой пляске. Каменный век схлестнулся с веком стали. Маккензи от белых предков «унаследовал то, что давало ему и его сородичам власть над сушей и морем, над животными и людьми во всех краях земли. Один против ста, вдалеке от родных мест, он чувствовал зов этого наследия – волю к власти, безрассудную любовь к опасностям, боевой пыл, решимость победить или умереть». Обратившись к враждебно настроенному племени, он дважды повторил им Закон: «Если ты отнимешь жизнь у одного Волка, десятеро из твоего племени заплатят за это своей жизнью. Эту цену платили уже во многих землях и еще будут платить».

 

Тема противостояния индейцев Севера, детей Ворона, белым пришельцам, сынам Волка, лежит в основе многих рассказов, среди них – «Киш, Киша», «Пришельцы из Солнечной страны», «Лига стариков». Тщетные попытки индейцев отстоять свой образ жизни разбивались о силу и решимость белых. Тех, кто не принял их Закона, не подчинялся, ждала смерть.

 

Закон Волка действовал и на Аляске, и в южных широтах. В рассказе «Ату их, ату!» (1910), действие которого происходит на атолле Оолон, где пять тысяч статных, высоких полинезийцев во главе со своим красавцем-королем беспрекословно подчиняются хлипкому злобному старикашке шотландцу Мак-Алистеру. Рассказчика поражает то, как канаки рабски покорны проспиртованному ничтожеству. Рассказ рыбака-аборигена разрешает загадку. Прочтите его, и вы узнаете, как расправились белые с канаками за убийство своих соплеменников.

 

Сегодня автора назвали бы расистом. Но прочтите рассказы «Мужество женщины», «Жена короля», «Северная Одиссея», «Великая загадка», «Под палубным тентом» – и вы поймете, что Джек Лондон расистом не был.

Уже в первом рассказе «Белое Безмолвие» проявлено уважение к индианке Руфи, скво (женщине) золотоискателя Мэйсона. По обычаю племени стиксов, она с детских лет преклонялась перед мужчиной. Четыре года она была Мэйсону хорошей женой. Ему было с кем сравнивать: он был когда-то женат на белой. В трудную минуту Руфь всегда была рядом с мужем и его другом Мэйлмютом Кидом, не раз выручала и спасала их, рискуя собой. Руфь полюбила белого человека, «первого мужчину, который показал ей, что в женщине можно видеть не только животное или вьючную скотину». Когда случилось несчастье – упавшая вековая сосна почти раздавила мужа – «индианка не упала без чувств и не стала проливать ненужных слез, как это сделали бы многие ее белые сестры», а «со стоическим отчаянием, свойственным ее народу», выполняла все приказы Кида, чтобы высвободить изувеченное тело мужа. Руфь ждала ребенка, и мысли умирающего, когда он приходил в себя, были о ней и будущем сыне. Он завещал другу заботу о них: «Дай ему хорошее образование, и главное, Кид, чтобы он не возвращался сюда. Здесь не место белому человеку».

 

Имя героини заставляет вспомнить библейскую моавитянку Руфь, для которой народ ее умершего мужа стал ее народом, она же стала прародительницей царей (Давид – ее правнук). Вот так по воле молодого писателя ковалась цепь времен и прялись нити, связующие народы.

 

Крутые повороты истории

Век Джека Лондона – время роста мощи западных империй, торжества колониализма, это время Фридриха Ницше с его культом сверхчеловека, белокурой бестии, и социал-дарвинизма Герберта Спенсера, английского социолога, который спроецировал законы естественного отбора, действующие в природе, на человеческое общество и обосновал право белой расы господствовать над другими. Идеи эти овладевали умами многих современников, и Джек Лондон – один из них. Он был сыном своего времени.

 

Борьба за передел мира завершилась Первой мировой войной, среди последствий которой – крушение российской, австро-венгерской, германской и османской империй. В период между двумя мировыми войнами большевистская Россия, пройдя через ужасы гражданской войны, встала на путь строительства социализма с опорой на террор против собственного народа, создав репрессивную систему ГУЛАГа. Германия, избежавшая советизации, оказалась во власти национал- (заметим!) социалистов и в 1939 году ввергла планету в кошмар Второй мировой войны…

 

В 1945 году нацизм был повержен. План Маршалла помог Германии восстать из пепла. Пережив «экономическое чудо», она готова была, искупая свою вину, стать экономическим локомотивом Европы. Молодежные бунты 68-го, сексуальная революция, хиппи, битники поколебали европейский порядок. Но, казалось, всё «устаканилось», в Европе возобладали левый либерализм, толерантность, политкорректность. Изрядно подзабытые и неосмысленные слоганы конца ХVIII века «Свобода! Равенство! Братство!» воодушевили молодежь. Идея объединения Европы, вера в «мульти-культи» овладели политиками, возник ЕС с центром в Брюсселе, границы исчезли. Впору петь «Оду к радости» Шиллера-Бетховена: «Обнимитесь, миллионы!» Эйфория! Сытый и расслабленный Старый Свет не ждал и не был готов к новым вызовам.

 

Угрозы западному миру

Одним из последствий исторических катаклизмов первой половины ХХ века стал повсеместный крах колониализма. Он обернулся рождением государств Третьего мира, сгибающихся под грузом множества до сих пор не решенных экономических, политических и демографических проблем. Наиболее проницательные социологи и политологи по обе стороны Атлантики видели исходящую оттуда опасность.

 

Американский социолог, профессор Гарварда, Самуэль Хантингтон в 1993 году заговорил о назревшем конфликте между Западом и остальным миром и опубликовал книгу «Столкновение цивилизаций и преобразование мирового порядка» (1996), предупреждая об опасности арабского национализма и исламского фундаментализма.

 

Немецкий социолог и демограф, профессор Бременского университета, Гуннар Хайнзон выпустил пророческую книгу «Сыновья и мировое господство: роль террора в подъеме и падении наций» (2003), объясняющую «злокачественным приоритетом молодежи» волну мусульманского террора и насилия. В мусульманском мире население за 100 лет выросло в 8 раз (!) Демографический сбой происходит, когда на 100 мужчин 40-44 лет приходится мальчиков возраста до 4-х лет менее 80-ти. Соотношение в Германии – 100/50, в Газе -100/ 464, в Ираке 100/403, в Сомали – 100/ 364. 30% населения там составляет молодежь. «Если «молодежный пузырь» лопнет, мало не покажется. Перспективы пугают здравомыслящих, умеющих видеть на несколько шагов вперед. Среди нынешних европейских политиков таковых не оказалось. Они дорожат политкорректностью больше, чем процветанием своей страны, и за деревьями леса не видят. А рядовых граждан Европы насторожило преобладание среди «беженцев» молодых здоровых парней.

 

«Мильоны – вас. Нас тьмы, и тьмы, и тьмы...»

Центральная проблема, стоящая перед цивилизацией Запада, – нашествие ислама. Оно началось, и конца ему не видно. Чтобы сокрушить «старушку»-Европу, войны не надо, достаточно просто открыть границы.

 

 Туземцы Джека Лондона были убеждены, что их представления о мире истинны, а законы белых – абсурдны. Так думают и приверженцы ислама, прибывающие в Европу. Более чем полувековой опыт показал, что в массе своей они не интегрируются, игнорируют европейские ценности, а навязывают свои ценности, считая законы шариата истиной. Третье поколение мусульман, рожденное в Европе проникается идеей всемирного халифата.

 

Мусульмане – сунниты, шииты, алавиты – веками резали друг друга, несмотря на общность веры. Экономически пассивные и культурно отсталые, они отличаются от жителей цивилизованных стран большей жизненной силой, агрессивностью и религиозным фанатизмом. Уинстон Черчилль ужасался законам, к неукоснительному выполнению которых ислам обязывает своих приверженцев. Он писал на исходе Х1Х века: «Если бы христианство не было защищено прогрессом науки, современная европейская цивилизация могла бы пасть».

 

Сегодня Восток атакует Запад. Европейские политики заняты умиротворением противника, а университетские «хранители разума» превратились в его разрушителей. Кто знает, спасут ли, как надеялся Черчилль, нанотехнологии цивилизацию Запада от начавшейся массированной экспансии Ближнего Востока и Африки?


<< Назад | №12 (231) 2016г. | Прочтено: 171 | Автор: Ионкис Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 3009
Автор: Кротов Ю.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 2406
Автор: Нюренберг О.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2283
Автор: Жердиновская М.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 2238
Автор: Борисович Р.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 1920
Автор: Бляхман А.

Лекарство от депрессии

Прочтено: 1894
Автор: Бронштейн И.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 1736
Автор: Нюренберг О.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 1529
Автор: Ионкис Г.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1519
Автор: Левин В.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 1477
Автор: Калихман Г.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1411
Автор: Шмеркин Г.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1306
Автор: Ионкис Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1273
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1241
Автор: Аграновская М.

Мир русского Мюнхена

Прочтено: 1178
Автор: Фишман В.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1169
Автор: Сигалов А.