Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Образование >> Билингвизм
«Партнер» №11 (254) 2018г.

Кира и Лиза говорят по-русски

Как окружение двуязычного ребенка влияет на развитие его речи…

 

В одном немецком городе живут две сестренки, мои дочки, одиннадцатилетняя Кира и девятилетняя Лиза. Отец девочек немец, а мать –  русская. Растут Кира и Лиза с рождения двуязычными, как, впрочем, и многие другие дети в Германии и на всей нашей огромной планете Земля.

Со мной они разговаривают в основном на русском, но бывает, что проскакивают и немецкие фразы, и даже целые пассажи. Надо сказать, что я никогда не настаивала на том, чтобы они со мной говорили только по-русски, никогда не делала вид, что не владею немецким. С папой они, естественно, говорят только на немецком. Он хоть и прикладывает усилия, чтобы выучить русский язык, но для общения на русском с девочками этого пока недостаточно, да в принципе и не нужно. Хотя, по мнению лингвиста Сюзанны Мальштедт, желание и попытка освоения языка иностранного родителя другим родителем является одним из движущих факторов установления активного билингвизма у детей в межъязычных семьях. Активный билингвизм подразумевает, что дети могут не только понимать оба языка, но и говорить на них.

Неоднозначная ситуация возникает, когда мы все вместе. Семейного языка общения как такового у нас нет. Если я обращаюсь к детям, то говорю с ними исключительно на русском. Если обращаюсь к мужу, то перехожу на немецкий. Дети часто говорят в нашем присутствии между собой по-русски. Для папы самое основное переводится. У кого-то может возникнуть вопрос, а вежливо ли говорить на своем языке в присутствии человека, не понимающего этот язык.

 

В лингвистике встречаются разные мнения по поводу так называемого принципа вежливости. Сюзанна Мальштедт его, например, категорически отвергает. Она считает, что если два человека разговаривают, то присутствующие, которых этот разговор не касается, не должны быть в него вовлечены. Что касается ситуации в семье, то, по ее мнению, невежливо не учить язык иностранного партнера. Каждая семья индивидуальна, и решение должно приниматься внутри семьи.

Вот, кажется, обе сестренки свободно владеют и немецким, и русским. Обе постоянно живут в Германии, ходили в немецкий детский сад, а теперь ходят в немецкую школу. Интересно, однако, что между собой в последние два года они разговаривают в основном по-русски, особенно во время игры,.

Часто от родителей детей-билингвов можно услышать жалобы на то, что чем старше их чада становятся, тем больше они предпочитают общаться на немецком. И это касается их общения не только с немецкими, но и с билингвальными друзьями.

 

Подтверждение этому факту мы можем найти и в научной литературе. Большая часть лингвистов, занимающихся двуязычием, считает, что чем старше ребенок становится, тем больше он предпочитает общаться на языке общества, в котором живет. По мнению ученых, это связано с социализацией и институционализацией ребенка в общеобразовательных учреждениях страны его постоянного проживания. И это в общем-то неудивительно и вполне объяснимо. Ведь даже на поведение, ценности и мысли монолингвальных детей и подростков влияние окружающего мира и в особенности сверстников неизбежно. В случае детей-билингвов окружающий мир влияет и на выбор языка их общения.

 

Встает вопрос: так почему же эти две сестры Кира и Лиза предпочитают между собой говорить и играть по-русски? В известной мне научной литературе можно лишь урывками встретить комментарии о том, что билингвальные братья и сестры в основном говорят между собой на языке общества, в котором живут. Более близко тема общения билингвальных братьев и сестер, насколько мне известно, не рассматривается, а жаль. Ведь выбор языка общения между билингвальными братьями и сестрами как раз и интересен тем, что у них в прямом смысле слова есть выбор. Так чем же они руководствуются, его совершая?

Чтобы найти ответы на эти вопросы, выбор языка общения моих билингвальных дочек между собой во время игры, а также влияние среды пребывания на выбор языка, и стали предметом изучения моего, вот уже шесть лет проводимого, лонгитюдного (долгосрочного) исследования, которое используется для написания диссертации.

 

Начало моему исследованию положило посещение семинара в Рурском университете на факультете славистики «Ein zajchik. Zweisprachiger kindlicher Spracherwerb Russisch-Deutsch», проводимого профессором Таней Анштатт. В рамках этого семинара я решила написать курсовую работу и в поисках темы обратила внимание на своих дочерей. В то время Кире было пять лет и восемь месяцев, а Лизе три года и четыре месяца. Что меня заинтересовало и заинтриговало больше всего, так это их выбор языка для общения между собой и то, как этот выбор связан с местом их пребывания. И вот почему. Было удивительно наблюдать, как в раннем детстве с каждым новым днем их пребывания в России, где они проводили и проводят половину каникул, они всё больше и больше говорили между собой по-русски, хотя при въезде в Россию общались в основном на немецком языке. Причем эта тенденция наблюдалась и какое-то время после их возвращения в Германию. Потом они снова начинали говорить по-немецки.

 

Мои наблюдения привели к тому, что я начала записывать на диктофон разговоры своих дочерей между собой во время игры, что, собственно, продолжаю делать и до сих пор. Эти транскрибированные диктофонные записи используются для моего исследования. Транскрибированные – значит, оформленные буквенными знаками. Фразы на немецком языке печатаются на немецком латиницей, а русские фразы перекладываются с помощью транслитерационной системы кириллицы на латиницу.

В один момент я прекратила записывать разговоры моих дочерей на несколько месяцев, так как предположила, что установившийся порядок в выборе языка их общения в зависимости от места их пребывания продолжит и дальше существовать. Каково же было мое удивление, когда я постепенно стала замечать, что они продолжали играть на русском несмотря на то, что уже несколько месяцев подряд находились в Германии. Я поняла, что исследовние и записи необходимо срочно возобновить, так как в выборе их языка обозначился неожиданный поворот.

Некоторые лингвисты считают, что выбор языка билингва обосновывается такими факторами как, например, собеседник, ситуация, тема и функция разговора. Другие выступают за то, что особенно у детей он определяется на эмоциональном уровне. Дети просто-напросто копируют своих родителей. Что покажет мое исследование, пока говорить рано, так как оно еще не завершено.

 

Необходимо заметить, что в последние десятилетия детский и взрослый билингвизм активно изучаются. Что касается детского билингвизма, то было проведено множество исследований с детьми самого раннего возраста, а также с дошкольниками. Лингвист Сюзанне Бэррон-Ховарт объясняет это тем, что сбор материала у детей этой возрастной категории проводится легче, чем, например, у детей более старшего возраста. Словарный запас у детей дошкольного возраста, особенно в раннем детстве, значительно меньше. Да и говорят они в основном медленнее. Поэтому и изучены они тщательнее.

 

Однако, по мнению ученого Тани Анштатт, основной причиной активного изучения детей именно дошкольного возраста является то, что в возрасте между тремя и пятью годами проходят очень важные этапы в развитии языка. Дети более старшего возраста представляют для науки ничуть не меньший интерес. Речевое развитие ребенка заканчивается в промежутке от шести до десяти лет, и дети могут эффективно изучаться, например, уже с помощью тестовых исследований.

 

Ученые полагали, что пришли к потрясающему открытию: в возрасте от двух до трех лет билингвальные дети начинают различать свои языки, а не продолжают оставаться в заблуждении, что осваивают только один. Удивительно, не правда ли!? Но необходимо заметить, что в настоящее время эта точка зрения активно дискутируется в разных направлениях.

Пожалуй, самое длительное лонгитюдное исследование было проведено американским лингвистом Калдасом и его женой-француженкой. В течение десяти лет они фиксировали на диктофон разговоры своих троих билингвальных детей за обеденным столом. Исследование было прекращено, когда дети достигли юношеского возраста. Конечно же, подобное исследование, охватывающее настолько долгий период в жизни детей, позволяет более скрупулезно проследить и проанализировать процесс развития их языков и отношение их языков между собой.

 

Ведь не секрет, что у билингвального ребенка всегда один язык сильный, а другой – слабый. И это совершенно нормально. Языки бывают уравновешены крайне редко, и, как замечает лингвист Сильвина Монтруль, уравновешенные билингвы изучены крайне мало. По мере взросления ребенка отношение языков друг к другу может измениться, и они даже могут поменяться местами. Всё зависит от рамочных условий, в которых происходит языковое развитие. Из контактной лингвистики известно, что при контакте двух языков происходит их влияние друг на друга, и это приводит к так называемому смешению языков, а именно смешению и переключению кодов, калькам.  Это влияние порождает также лексические, синтаксические, прозодические интерференции на уровне предложения и морфологические, семантические и фонологические интерференции на уровне слова. Отсюда происходит умилительное «моя ножница» или «kon'kis». А еще «Du hast da noch eine Denezhka», «Und hier hast du ein Karman» и так далее. Перечислять – не перечислить.

 

Наблюдать и исследовать билингвальных детей интересно и полезно! Так, может быть, и вы, наблюдая и записывая за своими детьми, а также делясь своими наблюдениями с нами, сможете внести свой вклад в дальнейшее развитие науки о многоязычии и помочь своим опытом многим другим детям-билингвам и их родителям!

 

Фотографии из семейного архива автора

Лидия Зеебер (Эссен)

 

Читайте также:

  1. Двуязычие – путь к успеху в интеграции. Журнал «Партнёр», № 11 / 2007. Автор Редакция журнала
  2. Наши дети – билингвы. Журнал «Партнёр», № 10 / 2007. Автор А. Ольшевская
  3. «Культурный мост» – конкурс для двуязычных детей. Журнал «Партнёр», № 8 / 2017. Автор М. Аромштам
 

<< Назад | №11 (254) 2018г. | Прочтено: 42 | Автор: Зеебер Л. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Русский язык изучаем дома

Прочтено: 1399
Автор: Александрова Р.

Русский язык: учить нельзя забыть

Прочтено: 1312
Автор: Бюхнер Э.

О сертификации знаний русского языка для учащихся школ

Прочтено: 1273
Автор: Редакция журнала

«Остров Там-и-Тут»

Прочтено: 1210
Автор: Сливинская Н.

Учат в Бохуме – говорят по миру

Прочтено: 1130
Автор: Ухова Н.

Говорить на дойч или шпрехать ауф руссиш

Прочтено: 1072
Автор: Загребельная М.

ДАВАЙТЕ ПОЗНАКОМИМСЯ: САЙТ www.russisch-fuer-kinder.de

Прочтено: 915
Автор: Кудрявцева Е.

Волшебный «Рюкзак» билингвы

Прочтено: 851
Автор: Ухова Н.

Русский педсовет проходил в Дортмунде

Прочтено: 816
Автор: Редакция журнала

Диктант писали всем миром

Прочтено: 783
Автор: Ухова Н.

Это было главнейшим делом русской эмиграции

Прочтено: 753
Автор: Симановская Е.

Дуальное образование: плюсы и минусы

Прочтено: 749
Автор: Куделя Н.

«Праксис на банхофе»

Прочтено: 746
Автор: Болль-Палиевская Д.