Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №12 (303) 2022г.

О памятниках Генриху Гейне

К 225 годовщине со дня рождения поэта

 

Традиционная в России пара Пушкин-Лермонтов в Германии могла быть: Гёте – Гейне, но стала Гёте – Шиллер. Так рухнула ещё одна надежда. В реальной жизни Гейне часто был непредсказуем и непоследователен. Судьба уготовила ему лавры банкира, но он не принял их. Крестился, чтобы блистать в качестве юриста, но не стал им. Примерил на себя костюм биржевика, но проигрался, так и не научившись ждать и считать. Для литредактора ему не хватило деловитости, а надеть профессорскую мантию ему так и не дали. У него всегда было много врагов, недоброжелателей и завистников. Случалось, что и друзья изменяли ему. Он всегда был один. Даже жене был непонятен его язык и его поэзия. В итоге Гейне предала и семья, и отечество. Примерил на себя костюм биржевика, но проигрался, так и не научившись ждать и считать. Но он лучше многих понимал и чувствовал язык и душу своей родины. Ведь соловей уже рождается со своим даром. Так и он – будучи гением, стал ПОЭТОМ.

 

Начнём с того, что многие из памятников Гейне появились лишь благодаря усилиям удивительной почитательницы его таланта – императрицы Елизаветы Австрийской. Той самой баварской принцессы Сисси, которую восхитительно представила нам звезда кино Роми Шнайдер. В её жизни было несколько страстей: путешествия, забота о внешности, Венгрия… и поэзия Генриха Гейне. Загоревшись идеей установить посмертный памятник поэту, она заказала его изготовление известному скульптору Луи Хасселриису, а затем предложила этот монумент (в качестве подарка) городу Гамбургу. Здесь поэт начал свой трудовой путь у дяди Соломона – банкира, поддерживающего его на протяжении всей жизни. В Гамбурге им написаны первые стихи и тут пришла к нему первая любовь. В конце-концов, тут Юлиусом Кампе были изданы почти все его знаменитые книги.

Но сенат отказался от подарка. Сисси тогда жила в великолепной вилле Ахиллеон на греческом острове Корфу. И в 1892 году перевезла сюда монумент. Он представлял собой белоснежную мраморную фигуру Гейне, изображённого во время работы, с пером и манускриптом в руках. Задумчиво сидящим в кресле с накинутым на колени пледом.

 

 

Однако в 1898 году Елизавета была убита анархистом Луиджи Лукени, а её имение приобрел германский кайзер Вильгельм II, люто ненавидевший Гейне. Он убрал монумент, а вскоре его выкупил и перевёз в Гамбург сын издателя книг Гейне – Генрих Кампе, который не мог даже предположить, что на протяжении 27 лет ему не удастся получить разрешение на его установку в городе. Считалось, что памятник не нравился горожанам, поскольку на нём поэт выглядел старым и больным. Возможно, что наряду с бытовым антисемитизмом их задевало и то, что Гейне имел неосторожность назвать Гамбург «городом лавочников и торгашей».

Любопытно читать сегодня мотивацию сената. Мол: «… если бы богатому Гамбургу и понадобился памятник поэта, то он не счел бы возможным польститься на подержанный монумент». Конечно, они лукавили, поскольку это была превосходно сохранившаяся работа. Ведь установят же они в центре города, в 1982 г. маловыразительную скульптуру Вальдемара Отто (модернизированную копию уничтоженной нацистами работы Гуго Ледерера), где молодой поэт был представлен невыразительной сутулой фигурой. Закутанный в пальто, и стоящий в нелепой позе, с подпирающей голову рукой. И двумя горельефами на цоколе, отсылающими нас к временам нацизма. На одном изобразили историю сноса первого памятника, а на втором – процесс сожжения книг, подтверждающий его слова: «… там, где сжигают книги, кончается тем, что начинают сжигатьлюдей». Но вернёмся к творению Хасселрииса.

Так и не найдя места в Гамбурге, дочь издателя – Гизела, перевезла в 1956 году памятник к своему мужу в Тулон (Франция), где, к столетию со дня смерти Гейне, его установили в Ботаническом саду. Естественно, что там он был особо не востребованным, поскольку публике портового Тулона его имя было мало знакомо. Позднее появилась возможность вернуть его в Гамбург, но город этим шансом не воспользовался. Такова была судьба первого памятника великому поэту.

 

Но… перенесёмся в Париж. 17 февраля 1883 года, в день 27 годовщины смерти поэта, собираясь на кладбище, его жена Матильда подошла к окну своей квартиры и внезапно упала. Она уйдёт от удара, словно подтверждая вечную истину: «Они жили счастливо и умерли в один день». Когда-то на его могиле она поставила скромный памятник с простой надписью: «Henri Heine». Но теперь стал вопрос о совместном монументе. Приближались годовщины столетия со дня рождения и сорокалетия со дня смерти Гейне. Редакция газеты Frankfurter Zeitung в июне 1897 года создала фонд для замены надгробья поэту. В итоге выяснилось, что собранных средств достаточно для сооружения полноценного памятника.

С этой целью пригласили уже известного Хасселрииса. Предложенный им памятник избелого мрамора выгодно отличался от песчаника соседних гробниц Монтмартра. Над надгробием был установлен бюст в античном стиле, подаренный некогда Сисси Дюссельдорфу, но так и не нашедший там места (Ау, Гамбург).Лицевая сторона памятника была украшена лирой, чьи струны переплетены с букетом роз. Над ней парит бабочка – символ бессмертия. Ниже отчётливая надпись: HEINRICH HEINE и FRAU HEINЕ.

 

А у изголовья обелиска, в обрамлении пальмовых листьев, устроили песочные часы. В «Путевых заметках» Генрих писал: «Право, не знаю, заслуживаю ли я того, чтобы гроб мой украсили когда-нибудь лавровым венком... Я никогда не придавал большого значения славе поэта, и меня мало беспокоит, хвалят ли мои песни или порицают. Но на гроб мой вы должны возложить меч, ибо я был храбрым солдатом в войне за освобождение человечества!». Это символическое завещание осталось незамеченным. Меч так и не был установлен, но есть лавровый венок с раскрытой «Книгой песен» как знак признания его таланта. Вынесены на плиту и строки из стиха «Где?»:

 

Где скиталец истомлённый

Наконец покой найдёт?

Возле пальмы полудённой?

Среди лип у рейнских вод?

Буду ль я в песках пустыни

Погребён чужой рукой,

Или там усну, где синий

Плещет вал на брег морской?

 

Мы знаем ответ: он нашёл его не в знойной Палестине и не на Рейнских берегах, а в земле приютившего его Парижа. А посетители, изредка приходящие сюда, продолжают оставлять здесь и традиционные камешки, и букеты цветов.

Но вернёмся в Дюссельдорф – на родину поэта. Казалось бы, что именно здесь должны были позаботиться об увековечивании его памяти. И уже в 1887 году с этой целью был организован комитет и начался сбор средств. Обратились и к императрице. Елизавета сразу откликнулась сообщением, что готова взять на себя его оплату. И тогда скульптор Эрнст Гертер получил задание на проектирование нескольких вариантов памятника.

Вот тогда и случилось невероятное. Поняв, что этот памятник может быть реально возведен, против его установки поднялись все националистические организации, органы власти и ряд муниципальных объединений. Гейне ставили в вину отсутствие любви к родине, критику порядков в стране, преклонение перед Наполеоном, эмиграцию во Францию, но главное – его еврейское происхождение. Так было в Дюссельдорфе и с Феликсом Мендельсоном во время его работы музыкальным директором. И уже в начале 1893 г. магистрат отказал в выделении места под памятник: «Ввиду того, что на предусмотренной проектом площади стоит ныне памятник убиенным воинам, местонахождение памятника Гейне вблизи упомянутого монумента является немыслимым».

 

На это сразу откликнулся Эмиль Золя: «Постановление дюссельдорфского муниципалитета уносит нас на несколько веков назад; эти господа должны сожалеть о временах средневековья и инквизиции». К спору подключился Аьфонс Доде, комитет заручился согласием канцлера Бисмарка, но реакционеры стояли насмерть. Тогда императрица разорвала с городом все отношения, а скульптор Гертер предложил свои разработки американской общине.

Возмущённая этими разборками, жена немецкого банкира и мецената баронесса Сельма фон дер Хайдт, поклонница таланта Гейне, в своём имении в соседнем Вуппертале установила первый в Германии частный памятник поэту (1893 г.), в виде усечённой пирамиды. Но этот антисемитский «шабаш ведьм» продолжался в Дюссельдорфе беспрерывно, аж до середины 1950-х годов. Лишь с размещением здесь английского штаба оккупационных сил он стал сбавлять обороты. Когда в 1956 году в ФРГ был выпущен сборник Гейне (по случаю столетия со дня смерти) автор предисловия честно признался читателям, что им предстоит встреча с незнакомцем. Т.е. поколения, родившиеся в XX столетии, вообще не знали, что в Германии был такой поэт. Весь мир знал, а на родине поэта не знали. Похоже, что у его соотечественников сохранилась до наших дней былая ненависть нацистов к поэту-еврею.

 

На берегу Дуная в районе Регенсбурга с 1809 года функционирует Walhalla зал славы выдающихся личностей германской культуры. Согласно правилам, занять там место можно спустя 20 лет после смерти. Но Гейне ждал своей очереди 153 года, до 2009. Да что далеко ходить. В родном Дюссельдорфе присвоение университету его имени стало поводом для почти 20-летнего конфликта. В какой среде? Учёных профессоров университета, когда аргументов о любви поэта к Наполеону или неприязни к кайзеру уже давно не существовало!

Оттого и возведение тут каких-либо мемориальных памятников стало реальным лишь с 1980-х годов. До этого времени возможно было лишь возведение сооружений, воспевающих жизнеутверждение и лиризм его поэзии. Так, в 1932 году в Ehrenhof появилась скульптура Георга Кобле «Der aufstrebende Jüngling» (Честолюбивая молодёжь), с изображением нагого юноши, намеривающегося подняться с колена. И лишь в 2011 на его цоколе появилась надпись «Посвящается Генриху Гейне». Кстати, тот же Кобле создал во Франкфурте памятник с изображением идущего обнажённого юноши и полулежащей девушки (символ молодости и изящества), который лишь в 1947 году поменял своё название «Весенняя песня» на портрет поэта с надписью «Генрих Гейне».

 

Есть в Дюссельдорфе ещё одна скульптура, явившаяся из прошлого. Мы уже говорили, что в начале прошлого века в Гамбурге была установлена скульптура Хьюго Ледерера «Созерцающий Гейне». Одна из её моделей чудом сохранилась у адвоката Фридриха Маасе и благодаря ей в 1994 г. изготовили и установили скульптуру перед библиотекой университета. Хотя она выглядит приятней, чем гамбургское изделие, но… название говорит само за себя.

И вот, наконец, в 1981 году, к 125 годовщине со дня смерти поэта, город решил заказать скульптору Берту Герресхайму памятник своему земляку. А тот пытается объять необъятное: в одной скульптуре отобразить не только все этапы его жизненного пути, но и противоречивость характера. В итоге на зелёной лужайке Schwannmarkt возникла необычная композиция, которую (для отражения духа времени) покрыли серопепельной патиной. Обнаружив в Институте Гейне посмертную маску поэта, Герресхайм сообщил, что делает её основой композиции. И он препарирует созданную им копию, увеличивает отделённые её части и размещает их на площадке газона. Этим разделением он, якобы, пытается сообщить нам о неуравновешенности, противоречивости, непредсказуемости поэта и возможностях рассматривать памятник в виде коллажа, допускающего множество интерпретаций.

 

Центром его композиции служат части бронзового лица, обрамлённые кубическим каркасом из трубок, напоминающим витрину, за которой хранилась посмертная маска. Атрибуты, сгруппированные вокруг него, могут ассоциироваться с личностью Гейне: барабан с палочками – как иллюстрация к стиху «Бей в барабан и не бойся...», а надпись «Egalité, Fraternité, Liberté» («Равенство, Братство, Свобода») напоминать как Французскую революцию, так и Наполеоновские времена.

 

Женские туфли могут быть ссылкой на его любвеобильность либо намёком на бывшую профессию его жены – продавщицы обуви. Окружающие лицо подушки и одеяла служат намёком на болезнь, приковавшую его к постели на долгие восемь лет. Ну, а шутовские колокольчик и погремушка напоминают те времена, когда истинное значение поэта пытались свести до роли клоуна и шута, а книга и ножницы – о прусской цензуре. Разделительная змейка – о его эмиграции из Германии во Францию.

Весь этот сюрреалистический пейзаж с его переусложнённой многозначительностью и полемичной загадочностью создаёт противоречивое впечатление. Поскольку самое неприятное в нём то, что Герресхайм (профессиональный скульптор, знающий, как и на чём можно сосредоточить внимание зрителей) навязывает нам традиционно «дюссельдорфское» отношение к поэту, поставив в центр композиции огромную голову с большим крючкообразным носом. И обмотанным марлей подбородком, с намёком на скрытые под ней традиционные пейсы и бороду.

 

И пусть скульптор многократно клянётся всем, что перед нами копия посмертной маски, но мы ведь знаем, что это не так. Поскольку на реальной маске Гейне нет (как никогда не было и в жизни) этого огромного крючкообразного носа. Просто Герресхайм, подспудно, хочет напомнить зрителям, что Гейне, несмотря на его гениальность и перекрещивание, всё равно навсегда будет оставаться для них обычным дюссельдорфским пейсатым жидом с крючкообразным носом. Хотя… как написал Н. Котляр: «В граните глыба – голова поэта – / Разрезана, как саблей, пополам. / Причуда скульптора? Иль мастерства примета? / Судить об этом остаётся вам...».

Правда, у монумента есть одно важное достоинство: Schwannmarkt находится так далеко от туристических троп, что редко кому удаётся его увидеть. Удивительно, что несмотря на то, что общее отношение к памятнику было далеко от восторгов, университет города, решив создать ещё один памятник поэту, в 2012 году вновь обратился именно к Герресхайму.

 

Вероятно, как к единомышленнику. Новый его монумент, под названием «Книга Гейне», представляет собой вертикально установленный и приоткрытый бронзовый том Гейне, установленный на площадке перед университетским корпусом. На его обложке воспроизведено лицо молодого Гейне, а на обороте – его изображение в пожилом возрасте. На странице внутри разворота (к которой легко подойти), виден отрывок из текста «Разные взгляды на историю», со строчками: «Жизнь не цель и не средство / Жизнь есть право». Книга установлена на ножницы, напоминающие о жёсткой цензуре его произведений.

Но даже и здесь Герресхайм остался верен себе, установив монумент на пьедестал в форме звезды Давида. Чтобы напомнить молодым шалопаям-студентам «кто есть кто» в отечестве и слегка сбить непомерную восторженность перед поэтом, основы творчества которого зиждутся, якобы, не на национальной почве, а (как пытается нас убедить Герресхайм) на шестиконечной звезде «израэлита». Интересно, если бы Герресхайму заказали создать памятник Гёте, пришла бы ему в голову идея установить его на пьедестал с символикой Саксен-Веймарского герцогства – на грудь геральдического льва?

 

В 1837 году Гейне пишет письмо своему брату Максу: «Я, возможно, умножу число тех благороднейших и величайших людей Германии, которые идут в могилу с разбитым сердцем и в рваном пальто. Но, вероятно, в Дюссельдорфе мне всё же поставят памятник». Конечно, не о таких дюссельдорфских памятниках мечтал великий поэт. По крайней мере, предметом гордости города они никак не могут служить и кроме сожаления никаких чувств вызвать не могут.

Иное дело – сам Генрих Гейне, который, несмотря ни на что и ни на кого, навеки будет оставаться одним из главных его достояний – предметом особой любви и преклонения страны и человечества. Погаснуть могут заёзды, а планеты живут вечно. Но… есть всё же в мире монумент Гейне, который бы ему точно понравился. Об этом… в следующем номере.

 

Леонид Раевский (Эссен)

 

Читайте также:

  1. Генрих Гейне: обаяние смутьяна. Журнал «Партнёр», № 11 / 2007. Автор Г. Ионкис
  2. 220 лет со дня рождения Гейне. Журнал «Партнёр», № 12 / 2017. Автор В. Воскобойников
  3. Веймар, Гёте и … GinkgoBilova. Журнал «Партнёр», № 12 / 2008. Автор Г. Ионкис

 

 


<< Назад | №12 (303) 2022г. | Прочтено: 75 | Автор: Раевский Л. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Лекарство от депрессии

Прочтено: 32401
Автор: Бронштейн И.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 22758
Автор: Нюренберг О.

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 3756
Автор: Кротов Ю.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 3695
Автор: Бляхман А.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 3058
Автор: Борисович Р.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2938
Автор: Жердиновская М.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 2641
Автор: Нюренберг О.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 2306
Автор: Ионкис Г.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 2217
Автор: Калихман Г.

«Жди меня». Стихотворение, песня, гимн…

Прочтено: 2027
Автор: Нахт О.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 2000
Автор: Левин В.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1965
Автор: Шмеркин Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1900
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1851
Автор: Аграновская М.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1825
Автор: Ионкис Г.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1770
Автор: Сигалов А.