Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Общество >> Люди и судьбы
«Партнер» №11 (122) 2007г.

Добро ходит по кругу!

Галина Скутте (Вупперталь)

Добро ходит по кругу!
Рассказ моей немецкой подруги

  - Что? Что ты сказала?- переспросила Карла. С Карлой Агости меня связывают многолетние дружеские отношения. - Я говорю, что Добро ходит по кругу и возвращается к человеку.

  - Ты подразумеваешь Справедливость?
  - В общем-то, да. По закону Справедливости, доброе дело, усиленное эхом, возвращается к своему источнику.
  - Это очень интересно, - Карла задумывается, по ее отсутствующему взгляду я понимаю: она ворошит свою память. Несмотря на различие культур и языков, мы с ней хорошо понимаем друг друга.

  Мы - одногодки, обе родились в страшном 1941 году и чудом выжили. Ее детство, как и мое, не розовая пора бездумного счастья, а каждодневный страх и голод. Наши детские воспоминания - близнецы, разделенные границами. «Народы не хотят войны, их разъединяют и противопоставляют друг другу интриги и амбиции политиков». Хоть эта фраза стала давно штампом, но мы убеждены в ее справедливости.

  Обычно все наши дискуссии - разговор начистоту, но тему Второй мировой войны мы стараемся обходить. Сейчас мы обсуждаем только что увиденный в театре Эссена балет Эйфмана «Братья Карамазовы». После удивления, восхищения и благодарности Карла, изменив интонацию, начала разговор о преступлении и наказании, о Добре и Зле.

  - Ты тоже считаешь, что у Достоевского больший акцент делается на Зле?
  - Да. Он утверждает, что Зло по закону бумеранга вернется к тому, кто его запустил.
  - Именно бумерангом… - Карла замолкает.
  - А знаешь, - Карла смотрит мне в глаза, - твоя фраза о Добре напомнила мне папину поговорку: «Делай добро, оно отблагодарит тебя!». Звучит почти как в сказке, но в моей жизни есть тому пример, - она опять «нырнула» в воспоминания и, видимо решившись, уже уверенным тоном продолжила. - Мою маму, да и вообще всю мою семью, ты знаешь (у Карлы две сестры, два брата, дочь и сын). А о папе я никогда не рассказывала. Во-первых, он умер 23 года назад, а во-вторых, - Карла глубоко вздохнула, посмотрела на меня и после длинной паузы, наконец, произнесла: - он был на Восточном фронте, - она заговорила медленнее не только потому, что подбирала понятные мне слова, но и для себя, обдумывая и взвешивая каждое.
  - Мой отец Лео Хуго Мертен родился в 1918 году в Schöndameran (Kreis Braunberg) в Восточной Пруссии. Он - потомственный Zimmermann, мастер-плотник высокого класса, получил в наследство фирму. Мой отец был глубоко религиозным человеком, он никого не хотел убивать и поэтому отказывался брать в руки оружие. Но в 1944 году, когда потери возросли, а восполнять их было некем, его насильно отправили в район Вильно. Ему, можно сказать, повезло: шефу нужны были строители. Несколько месяцев он строил бараки, а затем его назначили поваром в офицерскую столовую рижского гарнизона.

  Под строгим надзором спецгруппы СС столовую убирали истощенные, едва держащиеся на ногах молодые еврейки, которых приводили из гетто. За действиями каждой внимательно следили четыре эсэсовских глаза. Пуля прожигала руку той несчастной, которая что-то положила в рот.

  По приказу фюрера офицерам и солдатам армии любое общение с евреями было категорически запрещено. Разговаривать, близко подходить - тем более. За нарушение - расстрел на месте.

  Первый раз спрятанный отцом хлеб с сыром пролежал нетронутым целую неделю. Значит, страх пересиливал голод, ведь наказание за воровство - расстрел на месте. Но постепенно ему доверились, и надежный тайник на девять месяцев стал передаточным пунктом для продуктов. Если бы на отца донесли или обнаружили тайник, не только отцу, всей его семье угрожала смерть. Кому отец помог выжить, он не знал.

  В 1945 его взяли в плен, - Карла замолчала, - боюсь быть назойливой, может, тебя это не интересует?

  - Я бы не хотела без твоей на то доброй воли расспрашивать об этом. Но всё же ответь, пожалуйста, зачем рисковал твой отец?
  - Он хотел хоть немного облегчить участь голодных и униженных.
  - Что он рассказывал о жизни в плену? И что же случилось с вами? Ведь и в ваш дом ворвалась война?
  - Да. Столько страданий, смертей... Кому это было надо? - Карла вытирает мокрые глаза.

  Я переключаю ее на разговор о внуке, и глаза Карлы высыхают. После паузы она продолжает:
  - Когда Красная армия подходила к Кёнигсбергу, отец был на фронте, а мама с четырьмя детьми (старшей - Барбель было 4 года, мне - 3, Конраду - 2, а Норберту- 10 месяцев и он в это время лежал в больнице) должна была эвакуироваться.

  Ни размышлять, ни оплакивать оставленный дом было некогда. На площади зачитали приказ: на все сборы давалось только два часа. Машины подадут точно. Опоздавших не ждут!

  Мама, не собрав еще нужных вещей, побежала в детскую больницу. Птицей пролетела она четыре километра. Пока в неразберихе разыскала сына, транспорт был уже подан. Так мы и уехали: без запаса теплых вещей, без продуктов. А тот февраль, да и вся зима была необычно суровой. Колонну автомашин обстреливали, бомбили. По обочинам дороги лежали тела замерзших и погибших. Когда мы добрались до порта, от колонны осталась только четверть. Мы оказались счастливчиками: удачно попали на корабль, который, хоть и не без жертв, в конце концов причалил в Данциге, где был распределительный лагерь.

  Из лагеря нас направили в Вупперталь, совершенно незнакомый маме город. Долгое время мы жили в бараке в одной маленькой комнатке.

  Несмотря на смертельные опасности, тысячи погибавших рядом, мы выжили! Разве это не чудо? Мы считаем это чудом номер один.

  О судьбе папы мы не знали ничего. Конечно, мама хотела разыскать папу, но найти человека в запутанном вихрем войны мире - задача посложнее, чем искать иголку в стоге сена. Однако мама не теряла надежды. Четыре раза в год она настойчиво запрашивала Красный Крест.

  И произошло второе чудо: на запрос от 20.07.47 был получен долгожданный ответ: наш отец жив! И это я считаю третьим чудом.

  Он находился в лагере военнопленных № 410, расположенном в районе Барановичи - Коприн. Но переписка с военнопленными была строго запрещена!

  В Тюрингии жила мамина подруга. Ее муж был другом и коллегой папы по Риге. Мама послала в Тюрингию эту радостную весть, приложив свежую фотографию нашей семьи. А подруга, невзирая на запрет, запросила лагерь, не там ли находится и ее муж, приложив к своему запросу письмо мамы и нашу фотографию.

  Комендантом лагеря № 410 была майор Николаева(?). В начале 1948 года она вызвала отца из строя и пригласила к себе в кабинет.

   - Есть у Вас семья?
  - Была. Что с ними теперь, не знаю.
  - А дети?
  - Две дочери и два сына..
  - Посмотрите на это фото.
  Папа не верил своим глазам: да! Да! Конечно! Но каким образом?
  - Вопросы здесь задаю я.
  Майор Николаева еще раз внимательно посмотрела на фото, на папу.
  - Вот что я думаю: здесь и без Вас работы будут выполнены, детям Вы нужнее. Я сделаю всё, чтобы Вас освободили! - И это было четвертым чудом!

  Папа был потрясен! Как? Разве этому можно поверить?

  Во-первых, с ним, врагом, разговаривала комендант лагеря!

  Во-вторых, еще ни один военнопленный не только не слышал, но даже и не помышлял о возможности досрочно вернуться домой.

  «Господи! Ты являешь Чудо!»

  И тут он вспомнил глаза той еврейки, на мгновение обращенные к небу.

  - Точно! Это ее Бог разыскал меня! Это ее Бог сберег мою семью! Господи, как же мне отблагодарить тебя? Клянусь, я буду, я буду...

  В феврале 1948 года папа приехал в Вупперталь. Он был истощен и слаб. Но от предложенного санаторного лечения отказался. Взялся за работу, которой было тогда более чем достаточно. Благодаря усердию и невероятной работоспособности, уже через три года он имел свою фирму. Приютивший нас еще разрушенный Вупперталь стал нам родным. Здесь родились брат Манфред и сестра Марьяна.

  До последних дней жизни папа помогал людям и не хвалился этим. Да и об эпизоде в Риге я узнала случайно, и ты - первая, кому я рассказала. Папа нам внушал: твори Добро! Только Добрые Дела - итог прожитой жизни.



<< Назад | №11 (122) 2007г. | Прочтено: 889 | Автор: Скутте Г. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Вилли Брандт – великий канцлер

Прочтено: 4286
Автор: Борухсон Ю.

КАК Я ИСКАЛА СВОИ НЕМЕЦКИЕ КОРНИ

Прочтено: 1594
Автор: Соколова Н.

Стив Джобс. Человек, который изменил мир

Прочтено: 1425
Автор: Калихман Г.

Этюд о «временах года» человеческой жизни

Прочтено: 1243
Автор: Калихман Г.

ЛЮДМИЛА МЕЛА. ОТКРОВЕННО О СЕБЕ

Прочтено: 1191
Автор: Мела Л.

Путь Гордона

Прочтено: 1122
Автор: Мучник С.

Люди, отмеченные Богом

Прочтено: 1106
Автор: Ионкис Г.

Unbesungene Helden – «Невоспетые герои»

Прочтено: 1041
Автор: Парасюк И.

Человек, который умеет удивляться

Прочтено: 945
Автор: Фельде С.

Ральф Джордано. Штрихи к портрету

Прочтено: 942
Автор: Либерман Б.

Добро ходит по кругу!

Прочтено: 889
Автор: Скутте Г.

«Сашин дом» или Александр Панков, архитектор и человек

Прочтено: 866
Автор: Редакция журнала

Рукописи не горят

Прочтено: 865
Автор: Штайман Д.

ЭМИГРАНТСКИЕ СТАНСЫ

Прочтено: 840
Автор: Фельде С.

Человек особой выплавки

Прочтено: 833
Автор: Беленькая М.

ИОАНН ПАВЕЛ II – ПАПА, КАКИХ ЕЩЕ НЕ БЫЛО

Прочтено: 830
Автор: Борухсон Ю.

БЕРТОЛЬД БАЙТЦ: ПОСЛЕДНИЙ РЫЦАРЬ

Прочтено: 819
Автор: Борухсон Ю.

Скрещение судеб

Прочтено: 800
Автор: Ионкис Г.