Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Театр, кино, телевидение
«Партнер» №8 (119) 2007г.

НЕМЕЦКОЕ КИНО В ЭПОХУ «ТРЕТЬЕГО РЕЙХА»

Анатолий Сигалов (Ульм)

НЕМЕЦКОЕ КИНО В ЭПОХУ «ТРЕТЬЕГО РЕЙХА»

Продолжение.

Начало в «Партнер» №6 – 2007

Предчувствия сбываются

  Экспрессионисты – великие мастера немецкого кино, подпустив в 20-е годы XX столетия «метафизический ужас» в свое искусство, оказались правы в предчувствии надвигающейся беды. Наверное, оттого, что, совершенно далекие от политики, не имея никакой иной программы кроме творческой, они действительно хорошо чувствовали свое время.

  Мы не можем то время придумать – оно было реальным, как парады на Красной площади; мы можем только представить себе сюрреалистическую атмосферу событий, порывшись в записях их очевидца, философа и историка кино Зигфрида Кракауэра:

  - Германия осуществила то, что ее кинематограф предчувствовал с самого своего появления – его причудливые персонажи выползли теперь с экрана в зрительный зал и на улицу. Призрачные томления немецкой души, для которой свобода была потрясением, а незрелая юность – вечным соблазном, облекшись в человеческую плоть и кровь, вышли на арену нацистской Германии.

  На съемочные площадки, в театры, где играли знаменитые немецкие актеры, приходили люди из «департамента культуры» и требовали работать для «великого Третьего рейха». Фрицу Лангу не давали снимать картину о маньяке-убийце «Убийца среди нас», углядев подлейший намек в названии (позже фильм всё-таки вышел на экраны, оставшись навсегда урезанным шедевром под названием «М»). Ланга вызвал доктор Геббельс и, высказав восхищение «Метрополисом», мягко отказал в осуществлении других проектов, предложив «лучше возглавить кинематограф новой Германии».

  Примерно так же подкатывались к Максу Рейнгарту, Джозефу фон Штернбергу, Конраду Фейдту, Георгу Пабсту.

  Марлен Дитрих на протяжении восьми лет нацисты уговаривали стать «германской звездой», но в ответ получали ее неизменное «нет», восхищавшее не только Хемингуэя, Ремарка, Жана Габена и даже Рузвельта. Ее обожал весь антифашистский мир.

  Безвредный и талантливый Эрнст Любич, снимавший прекрасные, не по-немецки остроумные комедии про любовные страсти, тем не менее, тоже попал в «черный список» нацистов.

Время творческих и личных драм

  Когда Фриц Ланг, совершенно потерянный и разбитый после встречи с одним из нацистских зомби, решил эмигрировать, его жена, сценарист и драматург Теа фон Гарбо осталась в Берлине – она обожала Гитлера.

  Петер Лорре, актер, игравший почти во всех лучших картинах немецкого кино, до 1936 года снимался в Австрии в глупых «кружевных» комедиях, затем не выдержал и уехал в Париж, Лондон, США, отметив свой новый дебют на экранах Германии только через пятнадцать лет.

  Но вот гордость немецкой актерской школы Эмиль Яннингс, «Последнему человеку» которого в фильме Ф.Мурнау рукоплескал весь мир, под недоуменными взглядами отъезжающих за границу сотоварищей, растерянно разводил руками и говорил: «Не знаю...я ведь... просто актер». Так и оказалось. Его талант будто оскудел: больше Яннингсу не удалось сыграть ни одной роли в кино на уровне своих прежних актерских высот.

  Подобным образом складывалось творчество и других, менее известных актеров и режиссеров – в компромиссах с режимом они сводили на нет свое мастерство, но жили в достатке.

  Вместо Марлен Дитрих звездами экрана Третьего рейха назначались по очереди «просто актрисы» Ольга Чехова, Цара Леандер, Марика Рёкк.

  Немецкий кинематограф своими изломами и парадоксами стал напоминать бесформенный пейзаж «Кабинета доктора Калигари», атмосферу, в которой после эмиграции самых талантливых мастеров было уже нечем дышать. Так, на глазах у всего мира агонизировал и разваливался один из лучших кинематографов Европы, а лучшее, что было в нем, получили... Лондон, Париж и Голливуд.

  Жизнь теперь уже отдельно взятых немецких художников за рубежом в творческом смысле была плодотворной, но по-человечески – печальной, потому что эти великие «целлулоидные мальчики» страдали как люди, лишенные родины, как «просто немцы».

  Теперь, в совершенно свободной творческой обстановке, они выглядели подавленными, душевно неспокойными, замкнутыми, но это неудивительно – они были немцы, они были зависимы от своих чувств.

  Не выглядела утомленной разве что обворожительная Марлен Дитрих, потому что испытывала переживания несколько иного рода, мучивший ее существо на протяжении всей кинокарьеры вопрос: «в какой части тела находится смысл ее жизни?» Его следует считать безгранично женским, а стало быть, интернациональным...

  И еще Эрнст Любич. К эмиграции Любич относился не так болезненно, как другие. Да, он не принял нацизм, уехал, но на том всё и кончилось. Дальше, в Америке, до конца своих дней он жил только творчеством, о чем свидетельствуют его фильмы, в которых он искал и находил жизнеутверждающий смысл, – режиссер Эрнст Любич был оптимистом.

  Фриц Ланг был, пожалуй, самым интересным и серьезным режиссером в немецком кино. В экспрессионизме он был лидером, но, как и подобает художнику, прекрасно выражал себя в других направлениях и жанрах.

  Для нас творчество Фрица Ланга – это кино, полное гениальных находок и конструктивных фантазий. И стоит посмотреть картину «Вы живете только раз», вспомнить «Метрополис» или, может быть, «Ярость», чтобы понять, что мы имеем дело с прекрасным художником, чье творчество было мрачным только потому, что до конца жизни он так и не смог оправиться от чувства потери родины.

  То же самое происходило и с Конрадом Фейдтом, актером. В сюрреалистических декорациях экспрессионистских фильмов единственным серьезным несоответствием стилю были актеры, то есть живые люди. Удивительное исключение составлял Конрад Фейдт – в экранный мир мрачных фантазий экспрессионистов он вписывался вполне органично. В Америку Конрад Фейдт уехал вместе со всеми. Он играл во многих картинах и, в общем, был популярен, но Фейдт страдал. Его тянуло домой, в Берлин, где он родился, провел юность и стал настоящим артистом. Он вскоре и уехал из Голливуда, надеясь, что сможет жить в Германии, а сниматься за границей. Не удалось. Близкого конца нацистскому шабашу в его стране не было видно. А на киностудиях Лондона, куда его пригласили работать, Конрад, что называется, отвел душу, снимаясь в самых крутых антифашистских фильмах, где играл... нацистов, почти дегенератов, и дорога назад ему была закрыта вообще. Он умер в Голливуде за три года до конца войны, прожив ровно пятьдесят лет. Так, превратившись в неприкаянных, жили и творили многие немецкие художники за границей в то время.

Пир во время чумы

  Кинематограф Германии корчился в спазмах страха и ползал на четвереньках по выжженной пустыне, чем стало немецкое искусство, извергая из себя нечто гигантское, аморфное и безликое – в духе «нового времени». Нацисты поставили-таки его на колени. Ну, не способны были эти «киношники» создать что-то монументальное, увековечившее Третий рейх лет, эдак, на тысячу; вылепить, например, босую ногу тевтона размером с берлинскую липовую аллею... Не способны.

  Поэтому на своих ногах стояли немногие: Вальтер Рутман, работавший когда-то с Фрицем Лангом и даже с Пудовкиным (!), снимавший теперь сокрушительные фашистские кичи типа «Немецкой брони» (1938). Ганс Штайнхоф, продвинутый в «подающего надежду» после фильма «Юный гитлеровец Квек» (1934). Лени Рифеншталь, монументальными опусами «Триумф воли» (1936) и «Олимпиада» (1938) увековечившая себя во всех справочниках по «Кино тоталитарных режимов». Георг Якоби – тот даже пританцовывал, ставя пышные музыкальные комедии с Марикой Рёкк, своей супругой, во всех ролях. Ну, и актеры: Пауль Вегенер, Бригитта Хельм, Марика Рёкк, Эмиль Яннингс, Вернер Краусс. И еще Ольга Чехова, Лида Баарова, Леа Яна – этих актрис вообще называли «гейшами Геббельса».

  Но вот кинорежиссер Лени Рифеншталь претендовала на многое. До «новых времен» Лени Рифеншталь играла и помогала снимать красивое «кино с приключениями», в котором как режиссер выше посредственного уровня не поднималась, хотя и обладала «хорошим режиссерским зрением».

  После фильма «Свет голубой» (1933) с собой в главной роли, Лени раскручивала себя решительно и шумно. Сплошным потоком она «выпекала» плакатные документальные и игровые «оды радости», на которых нацистские генералы то ржали фельдфебельским хохотом, то вскакивали и, выбрасывая руку вперед, застывали как мумии.

  Триумфом воли и режиссуры Лени Рифеншталь стала картина «Триумф воли» (1936) о съезде нацистской партии в Нюрнберге - оглушительный спич фашизму и, естественно, «немцу номер I». Фильм своими впечатляющими съемками массовых сцен сильно смахивал на «орнаментальные фрески» ланговских «Нибелунгов». К слову сказать, «немец номер I» в то время, на одной из своих альпийских дач, пребывал в состоянии детской радости, прокручивая в сотый раз американскую комедию «Серенада Солнечной долины» – чем-то она тронула «сентиментальное» сердце диктатора.

  Судьба же «Триумфа воли» оказалась, однако, до странности противоречивой. Фильм получил приз кинофестиваля в Венеции и с успехом демонстрировался на Всемирной выставке в Париже; мнения мэтров кино разделились: одни говорили, что фильм ослепителен, другие – что это «варварство в потрясающих декорациях». Сама же Лени Рифеншталь, спустя тридцать лет, сделала следующее признание: «Я лишь показала то, чему все были свидетелями... (Кто бы сомневался!). Тогда еще верили во что-то красивое. Страшное ожидало нас в будущем, но кто об этом знал?». В общем, «ничего не знавшая о будущем» Лени Рифеншталь возглавила кино Третьего рейха и ей было позволено всё. Добившись в следующей своей картине «Олимпия» (об Олимпиаде 1936 года в Берлине) «поразительных высот в искусстве монтажа», Рифеншталь, однако, разругалась с Геббельсом, потребовавшим либо вырезать кадры победы чернокожего американца Джесси Оуэнса, либо не показывать фильм совсем. А в 1946 году Лени Рифеншталь уехала в Англию, где после десятка лет «семинаров по киноискусству» и нескольких документальных фильмов, снятых ею в Южной Африке, впоследствии была забыта.

  Впрочем, с возрождением Германии после Второй мировой войны было забыто многое, и на родину, выждав время, хлынул отринутый ею когда-то поток мастеров искусств. Что до кино, то в своем «втором рождении» оно оказалось хилым и болезненным ребенком, который после десятилетия ползунковых детективов, комедий и оперетт «для народа» издал первые разумные звуки лишь к середине пятидесятых, когда вышедшие на экраны резкие, очерченные серьезными проблемами фильмы основательно встряхнули немецкий кинематограф.

  «Капитан из Кёпенига» (1955, реж. Х.Койтнер), «Розы для господина прокурора» (1959) и «Мужская компания» (1960, оба – реж. В.Штаудте), «Привидения в замке Шпессарт» (1960, реж.К.Хоффман), «Девица Розмари» (1958, реж. Р.Тиле), а также «Хлеб ранних лет» (1961, реж. Г.Весели, по роману Генриха Бёлля) и «Мост» (1960, реж. Б.Викки) – это были удачные попытки вернуть лицо немецкому кино, в них уже явно угадывались вкус, мастерство, мысль и освобожденная совесть авторов. Всё естественно: мир менялся, а с ним должно было измениться и искусство.


<< Назад | №8 (119) 2007г. | Прочтено: 1916 | Автор: Сигалов А. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

НЕМЕЦКОЕ КИНО В ЭПОХУ «ТРЕТЬЕГО РЕЙХА»

Прочтено: 1916
Автор: Сигалов А.

«Сокровенный театр» Геннадия и Артура Офенгейм

Прочтено: 1358
Автор: Лопушанская Е.

Мейерхольд – великий реформатор театра

Прочтено: 1299
Автор: Ионкис Г.

Говорит и показывает Москва

Прочтено: 1198
Автор: Редакция журнала

НЕМЕЦКОЕ КИНО ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Прочтено: 1168
Автор: Сигалов А.

Адам Сэндлер - некоронованный король комедии

Прочтено: 1120
Автор: Сигалов А.

Вот такая компашка

Прочтено: 1107
Автор: Ободовская Е.

Людмила Мела о работе, семье и многом другом

Прочтено: 1104
Автор: Редакция журнала

Сериалы, сериалы, сериалы...

Прочтено: 1014
Автор: Сигалов А.

Людмила Мела – телевизионное лицо

Прочтено: 913
Автор: Бригова А.

Андрей Могучий: «Я люблю разные театры»

Прочтено: 872
Автор: Мойжес M.

Колин Фарелл

Прочтено: 842
Автор: Сигалов А.

«...Я И НЕ ДУМАЛ, ЧТО МЫ НАДЕЛАЛИ СТОЛЬКО ШУМА»

Прочтено: 785
Автор: Сигалов А.

Мадонна. Неудачный роман с кино

Прочтено: 776
Автор: Сигалов А.

Любовь… к театру

Прочтено: 772
Автор: Плисс М.

«Моя профессия – Россия»

Прочтено: 755
Автор: Антонова А.