Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №2 (137) 2009г.

СЛЕДОВ ТАИНСТВЕННАЯ СВЯЗЬ












Екатерину Кудрявцеву, победительницу Третьего международного конкурса молодых российских поэтов зарубежья во Флоренции «Ветер странствий», мы уже представляли читателям прошлого номера вместе с другими лауреатами. Напомним, что она – москвичка, живущая сейчас во Франкфурте-на-Майне, где сотрудничает с Русским культурно-образовательным и социальным центром «Исток». Награждена почетным знаком Международного совета российских соотечественников «За укрепление связей с Россией». Сегодня мы даем возможность читателям «Литературного Рейна» шире познакомиться с ее творчеством. Е. Кудрявцева в своих стихах стремится осмыслить окружающий мир сквозь призму своего поэтического мировосприятия. Это означает, что мысль, не пойманная стихом, не обретает законченной формулировки в угоду псевдофилософичности, а остается предметом вечного постижения. Даниил Чкония

Даниил Чкония

Екатерина Кудрявцева

Следов таинственная связь

                          Какие встали холода!
                          Деревья слепо тянут руки,
                          Но за стеклом озноб разлуки
                          Их бьет по венам, как беда.

                          Синица рвется в рамный свод,
                          Как будто это – древо жизни,
                          Не ведая, что дым Отчизны
                          Давно изгнал хозяйский сброд.

                          Нет дела ни крылу ни ветви,
                          Что новый год и новый век:
                          Они уже тысячелетья 
                          Глотают этот мертвый снег.
                          По крови мы все-таки волки:
                          Нас часто пугают огни,
                          И дальние черные елки
                          Нас манят сильнее, чем пни.

                          Лишь ночью таинственно-грустной,
                          Сквозь рамо-оконный конвой
                          Мы смотрим на звездные люстры
                          И молим о праве – на вой.
                          Сквозь листву горит окно:
                          Просинь смахивает в проседь...
                          Разворовывает осень 
                          Золотое полотно.

                          Сквозь "прощай" глядит рядно
                          Слишком полинявших просек...
                          Всё в конце концов дано –
                          В день, когда уже не просят
                          Ночь истекает звездным воском,
                          И пламя лижут снегири.
                          А снег крошится, как известка, 
                          Со стен зари.

                          Тьма множится и погибает:
                          Она уже не тьма, а свет:
                          Такое в детских снах бывает –
                          Проснешься, а в окне рассвет.

                          А взрослым эта мгла – подмога:
                          В ней "да" – не "да", ей слишком лет.
                          Она как старый сон убога:
                          Проснешься, а окна и нет.
                          Засим имелись: снегопад,
                          туман, звезда, ущербный месяц,
                          и, чтобы окна занавесить,
                          рождалась тьма, стелила плат,
                          дымилась – бездны на краю –
                          скреплялась мертвыми стволами
                          и, сущность вырастив свою, 
                          проистекала мерно в пламя.

                          Засим давались имена
                          дорогам, улицам, вокзалам:
                          они то вспыхивали алым,
                          то истончались, как струна.

                          Всех позже проявились – грязь,
                          Брань и толчки в трамвае людном,
                          Следов таинственная вязь,
                          Еще не названные – утром.
                      В капле воды заключен океан отплытий,
                      существованье морей
                      и возможность новых открытий
                      не банок с рыбой, а рыб,
                      что куда важней.

                      В горсти песка 
                      хранится возможность суши –
                      гипотетичной пока,
                      но вечерами куда как лучше,
                      чем стоны мачты – шёпоты родника.

                      И только часов, увы, бесполезна сень.
                      И им, считающим то, чего нет в помине,
                      Равно туманны какие-то крики в Риме
                      И гогот площади в Энске в базарный день.
                 Мы встретимся никогда и, скорее всего, – нигде:
                 Луч прикоснется к льняной воде,
                 Дорожка луны потянется на закат,
                 Кто-то вернется и кто-то примет назад.
                 Прозреет слепой и немой отверзнет уста,
                 Обесценится золото, омоется чернота,
                 Согреются руки, боль закричит птенцом,
                 Я стану матерью, тебя нарекут отцом.
                 Много чудес увидит прибрежный холм,
                 Едва царица рабою заступит в дом…
                 Дорожка луны протянется на закат:
                 Никто не поймет и никто не придет назад.
                   Для многих Земля – это зал ожидания,
                   Кому-то – поезд, а мне – вокзал:
                   Здесь должно всё приготовить заранее,
                   Чтоб по звонку никто не отстал.

                   Слова, как наряды в котомку тиская,
                   Определите сперва ранжир:
                   А то завалится ситцевая истина
                   В угол, – а в бархате не прожить.

                   Друзей подбирая себе в провожатые,
                   Тоже попробуйте не прогадать:
                   Вокруг – сплошные вагоновожатые,
                   Некому и руки подать.

                   К чему оглядкой жалеть да каяться:
                   Того обидел, туда опоздал?
                   Люди, поймите главное таинство:
                   До отправления жизнь – вокзал.

Наташе, Оксане, Вассе, Тане, Нате

                  Мы были врожденными москвичами:
                  Прав не качали, наград не стяжали,
                  Истин ветхих не обнажали,
                  Исправно изгоев изображали,
                  Горели в огне мазурок победных,
                  Слыли за, в общем, почти безвредных.
                  Взрослели с каждым рыжим закатом,
                  Офонарели вместе с Арбатом,
                  Учились в престижных столичных вузах,
                  Не состояли в компрофсоюзах.
                  Толпились в очередях и сметах,
                  Посильно маялись в кабинетах,
                  На месяц в горы сбежать мечтали:
                  Кто ж знал, что за ними такие дали.
                  И, туристическим вняв маршрутам,
                  Мы обрастали иным уютом:
                  Британским, французским, германским, датским,
                  Подвластным лёгким туфелькам дамским.
                  Нам ли над прошлым парить в печали:
                  Мы были славными москвичами!

Ольге Бешенковской

                     И говорить – взахлеб, от темноты,
                     начав с немот и солнечных проталин;
                     останками истерзанных миндалин,
                     изъянами вселенской пустоты
                     измерив время, повернуться вспять,
                     чтоб разговор о будущем начать.

Неккар в Тюбингене

Бор черепиц подражает рисунку холмов, Рейнское золото зыблет во влаге заката И, возвышая текучесть на доли карата, Меркнет, прижавшись к корням у твоих берегов. Осень кончается. Ты обретаешь покой Зимнего бдения. И погруженный в рутину, Время от времени робко разводишь рукой Сизый туман, но мосты преломляют картину. Голых стволов очертанья в тебе оживит Ветер приблудный, что дышит в каминные щели; Голос травы приплетет к перезвонам купели Денно и нощно тебя стерегущий гранит. Ты ли не знаешь, что вечны лишь сор и молва; Ты ли не чуешь торжественность бьющих мгновений: В тысяча первом из самых прекрасных видений Ты наблюдал, как стояла звезда Рождества.

Ольге Седаковой

                             Весна теперь неодолима:
                             Деревья стряхивают сон
                             И облака несутся мимо
                             Их обнажающихся крон.

                             Снимает ледяную маску
                             Земля – окончен карнавал –
                             И озирается с опаской
                             На мушку снега между скал.

                             Уже зеленой дымкой, мнится,
                             Проложен лету верный мост...
                             И до рассвета небылицы
                             Щебечет охмелевший дрозд.

<< Назад | №2 (137) 2009г. | Прочтено: 516 | Автор: Кудрявцева Е. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Редакция не несет ответственности за содержание блогов и за используемые в блогах картинки и фотографии.
    Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Лекарство от депрессии

Прочтено: 9581
Автор: Бронштейн И.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 3300
Автор: Нюренберг О.

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 3263
Автор: Кротов Ю.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 2555
Автор: Борисович Р.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2493
Автор: Жердиновская М.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 2292
Автор: Бляхман А.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 2136
Автор: Нюренберг О.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 1911
Автор: Ионкис Г.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 1836
Автор: Калихман Г.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1678
Автор: Левин В.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1620
Автор: Шмеркин Г.

«Жди меня». Стихотворение, песня, гимн…

Прочтено: 1536
Автор: Нахт О.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1501
Автор: Ионкис Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1499
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1460
Автор: Аграновская М.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1392
Автор: Сигалов А.