Menu
Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Социальные вопросы >> Пенсии
«Партнер» №9 (192) 2013г.

Иностранная пенсия и Harzt IV

М.Миронов (Дортмунд)


 

Новая проблема у иммигрантов старшего возраста, живущих на пособие по безработице

 

Через интернет-сайт «Партнёра» к нам обратилась читательница с жалобой на неожиданный перевод ее и мужа (57 лет и 61 год соответственно) с пособия по безработице ALG II на социальную помощь – Sozialhilfe в связи с получением супругами пенсионных выплат из-за рубежа. Местный Job-центр обосновал свои действия годичной давности постановлением Федерального суда по социальным вопросам – BSG, который в аналогичной ситуации признал правомерным отказ в назначении выплат Harzt IV 60-летней жительнице округа Wetterau (Hessen) по причине оформления ею литовской трудовой пенсии по старости (BSG, Urteil vom 16.5.2012, B 4 AS 105/11 R). Суд определил право истицы, пенсия которой была явно ниже прожиточного минимума, на дополнительную материальную поддержку, но не в виде пособия Grundsicherung im Alter, поскольку женщина еще не достигла немецкого пенсионного возраста, а в рамках Sozialhilfe (SGB XII, Kapitel 3).

 

Далее читательница сообщила, что сотрудник Sozialamt´а, в ведении которого они с мужем оказались, незамедлительно затребовал от их детей сведения о доходах для прояснения возможности привлечения их к содержанию родителей.

 

Уже эта первая акция чиновника заставляет задуматься о возможных последствиях произошедшей с супругами смены вида господдержки. Ведь известно, что ставки помощи в системах Harzt IV и Sozialhilfe идентичны, а оплата жилья и медстраховки осуществляется по тем же правилам. Тогда что же еще может ждать новоиспеченных «социальщиков»?

 

За и против

Издержки перевода на Sozialhilfe отнюдь не ограничиваются возможностью привлечения детей к содержанию родителей, что, кстати, в рамках Harzt IV полностью исключено. Кроме лишения помощи Job-центра в поиске работы, бывший безработный, став клиентом социального ведомства, сталкивается с существенно более жесткими критериями оценки нуждаемости в помощи. Напомним: программа Harzt IV допускает наличие у каждого получателя пособия ALG II и члена его семьи накоплений из расчета 150 евро за каждый год жизни, в то время как живущие на Sozialhilfe супруги могут иметь на счету на двоих не более 3200 евро. Для улучшения мобильности каждому клиенту Job-центра закон позволяет наряду с накоплениями иметь автомобиль стоимостью до 7500 евро. Получатели же социальной помощи вправе приобрести подержанную автомашину лишь в счет разрешенных накоплений и только по разрешению местной администрации. И наконец, ставший уже притчей во языцех более благоприятный учет подработок в системе Harzt IV: здесь безработному оставляются первые 100 евро плюс 20% от остального дохода; получателю же Sozialhilfe – только 30% побочного заработка, каким бы малым он ни был.

 

Единственным преимуществом Sozialhilfe, по сравнению с Harzt IV, является освобождение от обязанности быть в состоянии постоянной досягаемости Job-центром и, как следствие, возможность покидать место жительства на больший срок без опасности наложения санкций.

 

Явные минусы социальной помощи, породившие недовольство авторов обращения в редакцию и истицы в упомянутом процессе, говорят о том, что и другим обладателям зарубежных пенсий исключение из программы Harzt IV наверняка окажется не по душе. В этой связи возникает естественный вопрос: останутся ли два, ставшие известными, случая смены вида пособия единственными в своем роде или окажутся первой ласточкой, предвещающей возникновение аналогичных ситуаций у других читателей.

 

Правовая ситуация

По закону (§7 Abs. 4, Satz 1, SGB II), получение немецкой трудовой пенсии по старости – Altersrente или иных выплат общественно-правового характера аналогичного рода исключает участие в программе Harzt IV, которая в принципе не предназначена для обеспечения пенсионеров, а имеет целью поддержку граждан трудоспособного возраста, потерявших работу и по этой причине обращающихся за помощью на биржу труда.

 

В случае Altersrente проблем с реализацией предписания закона обычно не возникает. Право на Altersrente возникает у подавляющего большинства коренных жителей только при достижении установленного в Германии пенсионного возраста (сегодня – 65 лет и два месяца), когда за претендентом признается полная потеря трудоспособности в смысле пенсионного законодательства. В этом случае отмена выплат Harzt IV и связанное с этим прекращение содействия в поиске рабочего места – Eingliederungshilfe представляются вполне естественными. Дальнейшая материальная поддержка пенсионера, если его пенсия оказывается ниже прожиточного минимума, осуществляется государством в виде пособия Grundsicherung im Alter. Лица, приближающиеся к пенсионному возрасту, защищены от исключения из системы Harzt IV, поскольку до достижения 63 лет закон запрещает ведомству труда принуждать их к досрочному выходу на пенсию.

 

Принципиально иная ситуация возникает у иммигрантов, которым в странах происхождения пенсии назначаются раньше, чем это происходит в Германии. Такие клиенты Job-центров по немецкому трудовому законодательству еще в течение достаточно длительного времени (до 10, а иногда и более лет) считаются трудоспособными. И действительно, многие из них могут по состоянию здоровья и желают трудиться.

 

Лишение таких людей предусмотренного Harzt IV комплекса мероприятий Eingliederungshilfe означает ни что иное, как искусственное ограничение доступа к немецкому рынку труда и возможностей профессиональной интеграции. Это явно ставит мигрантов в худшие условия, причем не только по сравнению с коренными жителями, – их сверстниками, но и по отношению к выходцам из стран, которые не выплачивают пенсии живущим за границей. Такое отношение не может не расцениваться как несоблюдение конституционного принципа всеобщего равенства перед законом. Чтобы остаться в системе Harzt IV, получатели зарубежных выплат готовы отказаться от них, однако не могут этого сделать, т.к. пенсии приоритетны по отношению к пособию по безработице и должны быть задействованы для жизнеобеспечения в первую очередь.

 

Выход из создавшегося положения нашло Федеральное агентство занятости – Bundesagentur für Arbeit (BA), уполномоченное правительством курировать практическую реализацию программы Harzt IV. Поскольку ни в самом законе (§7 Abs. 4, Satz 1, SGB II), ни в разъясняющих материалах бундестага не указано, какие конкретно «выплаты общественно-правового характера» должны рассматриваться как аналог немецкой Altersrente, Федеральное агентство в выпущенных им «Указаниях» предписало подведомственным Job-центрам осуществлять особый подход к учету иностранных пенсий.

 

Суть подхода в том, что их обладателям предоставляется право самим решать, оставаться ли далее в введении Job-центра, получать пособие ALG II и пользоваться всем комплексом услуг в поиске рабочего места либо переходить на Sozialhilfe и самостоятельно предпринимать попытки трудоустройства (SGB II-Hinweise, §7, Rn.7.49).

 

За семилетний период существования инструкции BA не известно ни одного случая, когда бы получатели зарубежных пенсий выбрали второй вариант. При этом сами сотрудники служб трудоустройства, очевидно понимая преимущества системы Harzt IV, обычно даже не ставят перед своими подопечными вопрос о выборе и по умолчанию оставляют их в собственном ведении, а перечисляемые из-за рубежа пенсии вычитают из пособия ALG II как доход.

 

Вот этот установившийся статус-кво и был изменен сначала решением Федерального суда, а затем единственным (по имеющимся у нас данным) случаем перевода с Harzt IV на Sozialhilfe читательницы, обратившейся в редакцию.

 

В отличие от экспертов Федерального агентства по труду, высокие судьи не расценили «досрочное» назначение зарубежных пенсионных выплат как факт, определяющий их принципиальное отличие от немецкой трудовой пенсии. А поскольку по всем остальным критериям (выплата из общественных фондов, начисление по достижении определенного возраста с целью создания основ жизнеобеспечения и др.) литовская пенсия оказалась сходной с немецкой Altersrente, суд постановил, что ее назначение должно приводить к исключению из программы Harzt IV.

 

Возможные перспективы

Подход федеральных судей к оценке зарубежных пенсий основывается, по их собственному утверждению, на традициях немецкого социального и пенсионного законодательства, восходящих корнями еще к временам послевоенного подъема ФРГ. Но в тот период поток мигрантов, хлынувший в восстанавливавшую свою экономику Германию, состоял из исключительно молодых «гастарбайтеров», которые зарабатывали свой пенсионный стаж уже в новой стране и без каких-либо осложнений вписывались в ее законы. Сегодня ситуация иная. В Германии, ставшей по существу открытой для эмиграции, в настоящее время проживает около семи миллионов иностранцев (не говоря об иммигрантах с немецким паспортом), среди которых заметная часть въехала в ФРГ, уже имея за плечами значительный трудовой стаж, а значит, и право на пенсию страны исхода, причем зачастую в возрасте, более низком, чем это предусмотрено в Германии. Нельзя не признать, что справедливое решение судеб этих людей требует, вместо формального следования прежним традициям, коррекции действующего законодательства с учетом современных реалий.

 

Видимо понимая это, BA, которое обычно постоянно отслеживает все мало-мальски значимые судебные решения и незамедлительно вносит в свои «Указания» соответствующие поправки, на этот раз посчитало возможным при учете иностранных пенсий и далее придерживаться собственного подхода. А это означает, что подведомственные Федеральному агентству Job-центры по-прежнему обязаны сохранять за обладателями иностранных пенсий право на участие в программе Harzt IV и учитывать поступающие из-за рубежа средства как доход.

 

Нельзя, правда, не учитывать, что в отдельных субъектах местного самоуправления ФРГ, так называемых Optionskommunen, реализация программы Harzt IV целиком передана местным властям. В таких, главным образом небольших городах, составляющих относительно небольшую часть всех населенных пунктов страны, всё же возможно, что местные, так называемые коммунальные Job-центры, сочтут себя не связанными предписаниями общегерманского агентства и при решении судеб «иностранных» пенсионеров последуют вердикту федеральных судей.

 

>>> Задать вопрос по теме эксперту                                 Другие статьи по теме >>>


<< Назад | №9 (192) 2013г. | Прочтено: 1475 | Автор: Миронов М. |

Поделиться:




Комментарии (0)

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Rechtsberatung Service

Топ 20

Российская пенсия. Особенности учета

Прочтено: 3973
Автор: Миронов М.

Нужны ли России 89 тыс. российских пенсионеров

Прочтено: 2272
Автор: Горелик В.

Об иностранной пенсии

Прочтено: 1938
Автор: Пуэ Т.

Безработный или пенсионер?

Прочтено: 1838
Автор: Миронов М.

Изменение правил выплаты российских пенсий

Прочтено: 1811
Автор: Миронов М.

Пенсия вместо пособия. Новые веяния

Прочтено: 1650
Автор: Миронов М.

ПЕНСИЯ ВМЕСТО ПОСОБИЯ

Прочтено: 1517
Автор: Миронов М.

Иностранная пенсия и Harzt IV

Прочтено: 1475
Автор: Миронов М.

Пенсионная коллизия: альтернативное решение

Прочтено: 1420
Автор: Марголин Е.

Пенсия вместо социальной помощи

Прочтено: 1353
Автор: Симкин Д.

Курс рубля и зачет российских пенсий

Прочтено: 1293
Автор: Миронов М.

Hartz IV. Особенности учета российских пенсий

Прочтено: 1166
Автор: Миронов М.