Логин

Пароль или логин неверны

Введите ваш E-Mail, который вы задавали при регистрации, и мы вышлем вам новый пароль.



 При помощи аккаунта в соцсетях


Menu Menu

Журнал «ПАРТНЕР»

Журнал «ПАРТНЕР»
Культура >> Литература
«Партнер» №12 (255) 2018г.

Менно Аден, переводчик стихов А.С. Пушкина

«Пушкин: Россия и ее первый поэт» –книга стихов А.С. Пушкина, переведенных на немецкий язык доктором М.  Аденом

 

 

 Доктор Менно Аден – известный немецкий адвокат, юрист, специалист в области банковского, делового и международного права, преподававший во многих университетах Германии. Автор курса лекций «Гражданское движение в Германии» и «Немецкий патриотизм в сегодняшней Европе». Ему принадлежит множество трудов по юриспруденции, а также большое количество книг по теологии, истории христианства и самым разным другим темам. Спектр научных и философских интересов Менно Адена чрезвычайно широк. И несмотря на это, с изумлением встречаешь в огромном списке его публикаций еще и такое неожиданное название, как «Пушкин: Россия и ее первый поэт». Да, это действительно так: адвокат Менно Аден является также переводчиком стихов А.С. Пушкина. И притом, первоклассным! Он сумел не только с точностью передать смысл каждого пушкинского стиха, но сохранить его звуковой рисунок и небрежное изящество пушкинской интонации. Бесспорно, эта книга станет заметным явлением в почти 200-летней истории переводов Пушкина на немецкой язык.

Сегодня доктор Менно Аден отвечает на вопросы нашего журнала.

 

– Откуда возник у Вас интерес к русскому языку, дорогой господин Аден? И как давно Вы этот язык знаете?

– Две причины способствовали моему интересу к русскому языку и русской культуре. Я родился в 1942 году, когда мой отец был солдатом на Ленинградском фронте. И он бы, наверное, погиб там, в лесах под Ленинградом, если б не отозвался на приказ «Руки вверх!» и не попал в плен к русским. Да, тогда была война, но я и потом всегда задавался вопросом, почему немцы и русские должны были воевать друг с другом. Есть и вторая причина. Я был уже студентом, когда увидел в Берлине, в западной части города, советский мемориал и советских солдат. И тогда я спросил себя: почему же мы так мало знаем о русских? Я пошел купил учебник и начал изучать русский язык. Я начал изучать русский язык, когда мне было 25, а сегодня мне 75 лет, и я до сих пор не справился с этим! Правда, у меня никогда не было никого, с кем я мог бы говорить по-русски. Ну, и к тому же, конечно, у меня были другие дела, и работа, и семья, и пятеро детей…

 

– А какими языками Вы владеете?

– Поскольку я хорошо знаю латынь, мне не трудно было изучить итальянский, испанский и французский языки. Я говорю хорошо на них и читаю. Конечно, как современный человек я владею также английским. Еще знаю древнегреческий, этот язык важен для меня как исходный язык Нового Завета.

 

– Когда впервые Вы услышали имя Пушкина? Какова история Вашего знакомства с именем и творчеством русского поэта?

– На самом деле раньше я очень редко слышал имя Пушкина и почти ничего не знал о нем. Но так же, как любой, изучающий немецкий язык, рано или поздно узнает имя Гете и Шиллера, так же точно и тот, кто имеет дело с русским языком, быстро приходит к имени Пушкина. В то время, когда я жил в Берлине, я много читал о России. А потом у меня появилось двуязычное англо-русское издание стихов Пушкина. Некоторые стихи, которые мне особенно понравились и показались интересными, я перевел. Первым в этом ряду стал «Талисман». Он понравился мне и был интересен тем, что я увидел в нем связь между русской культурой в Крыму и исламской там же. Затем я читал другие стихи, искал и находил самые для себя интересные и красивые. Так постепенно набралось более 120 стихотворных переводов.

 

– С кем из немецких поэтов можно сравнить, на Ваш взгляд, Пушкина?

– Лауреат Нобелевской премии Томас Манн однажды назвал Пушкина русским Гёте. Но я не считаю такое сравнение правомочным. Гёте прожил долгую жизнь, достиг 83-хлетнего возраста, а Пушкин погиб 37-летним. Представьте себе, если бы Гёте умер в возрасте 37 лет! Ведь тогда он бы вряд ли смог стать для нас сегодня тем, чем является. Этих двух поэтов нельзя и невозможно сравнивать. Поэзия Пушкина очаровывает своей легкостью и изящным языком. Я считаю, что такого немецкого лирика, равного ему, просто не существует! Но если честно, то признаюсь, я не очень люблю Пушкина как человека.

 

– А кто из немецкоязычных классических поэтов для Вас самый любимый?

– Мне нравится читать стихи. Я люблю Хёльдерлина, К.Ф. Мейера, Рильке и, конечно же, Шиллера и Гёте.

 

– Немецкая славистика знает много имен замечательных переводчиков Пушкина: Rolf-Dietrich Keil, Michael Enge, Martin Remané… Кого из них могли бы Вы посчитать для себя образцом?

– Перевод стихов с чужих языков дело, действительно, очень сложное. Долгое время ищешь правильное рифмованное слово. И велика опасность, что ты спишешь что-то с авторов предыдущих переводов. Поэтому я позволял себе читать другие переводы только после того, когда сам полностью заканчивал свою работу. И, может быть, это звучит нескромно, но, как правило, мой перевод мне казался более правильным, поэтичным, более близким к Пушкину.

 

– Переводчика пушкинской поэзии ждет много трудностей. К тому же, некоторые ученые считают, что русский язык – самый трудный из европейских…

– Из языков, которые я знаю, русский действительно является самым сложным, но всё-таки он менее трудный, чем латынь. Переводить с русского легче, чем, например, с английского, потому что английский состоит из коротких слов. Но дело не только в трудностях русского языка, а еще и в том, что в произведениях Пушкина есть свой семантический колорит. Это условные риторические фигуры речи, свои особенные выражения, которые просто невозможно полностью перевести. Если я приложу все усилия, чтобы правильно перевести все слова стихотворения на мой родной немецкий язык, то оно не станет от этого немецким стихотворением. Мне нужно не только слова, но и реальный смысл сделать понятным для немецкого читателя. Так, например, когда я перевел сатиру Пушкина на Александра I, то пояснял это для немецкого читателя в своей книге на примере иронических замечаний в адрес кайзера Вильгельма II.

Я перевел не только стихи Пушкина, но и стихи его друга Вильгельма Кюхельбекера. Мне хотелось бы, чтобы немцы больше интересовались русской культурой, чем они делают это сегодня.

 

– Как оценили немецкие слависты Ваши переводы Пушкина?

– Я ведь адвокат и пишу в основном юридические статьи, очерки, книги. И потом, знаете, как это часто бывает, цеховые дела. Профессионалы не любят пускать в свою область посторонних. Моя книга как таковая почти не была замечена специалистами. Но когда мне случается выступать, то там обычно эта моя работа получает высокую оценку и много аплодисментов.

 

– Переводческая деятельность была для Вас хобби? Передышкой в ученых занятиях? Или душевной потребностью?

– Скорее хобби. Но настоящая причина политическая. Через культуру, через поэзию народы сближаются. Мы, немцы, слишком мало знаем о России. Поэтому я хотел рассказать людям о великом русском поэте и о той любви, которой он пользуется у себя на родине. Ведь как много прочных культурных связей между Германией и Россией было до Первой мировой войны, как переплетены были истории наших двух стран! Сегодня, к сожалению, этого уже нет. И я хотел бы внести свой небольшой вклад в изменение этой ситуации.

 

– Господин Аден, в июне будущего года весь мир будет отмечать 220 лет со дня рождения Пушкина. Планируете ли Вы принять участие в торжествах, посвященных этому событию?

–Я являюсь членом Немецкого Пушкинского общества (Deutsche Puschkin Gesellschaft e.V.) и членом его Правления. Я буду рад внести свой вклад в юбилей Пушкина. Может быть, нам стоит поговорить об этом позднее и немного больше.

 

– Большое спасибо Вам за уделенное нашему журналу время и примите, пожалуйста, наши пожелания всяческих успехов в Вашей благородной деятельности!

 

Приводим переводы стихов А.С. Пушкина «Пророк» и «Бесы», сделанные доктором Менно Аденом.

 

Der Prophet

Prorok

 

Vom Durst der Seele wie verbrannt

musst ich durch dunkle Öde ziehn,

als mir, sechs Flügel ausgespannt,

im Kreuzweg ein Seraph erschien.

 

Mit Fingern, wie im Traum geführt,

hat er mein Auge leicht berührt.

Ich schaute, wurde schreckensstarr

dem Adler gleich in der Gefahr.

Und dann berührte er mein Ohr –

Gelärm und Tönen kam mir vor,

und im Himmel dröhnten, schwirrten

Engelflug, Posaunenklang,

ein Urtier zog am Grund entlang,

Zweige, die vor Kälte klirrten.

 

Und er lag auf meinem Mund,

brach die Zunge aus dem Schlund,

gleisnerische lügenhafte,

und der weisen Schlange Wort

fügte er nun an den Ort,

wo die Wunde blutig klaffte.

Die Brust zerschnitt er mit dem Schwert,

mein Herz wild pochend riss er raus,

die Brust zerschunden und versehrt,

brannte er mit Kohle aus.

Ich lag wie tot in jenem Land,

da ward mir Gottes Wort gesandt:

 

„Steh auf, Prophet, und sieh und höre,

voll meines Geistes, nicht zu fehlen,

geh aus in Länder über Meere,

entzünde mit dem Wort die Seelen.“

 

1826

Пророк

 

 

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, –
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.

Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, –
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.

И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:

 

«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

 

Gespenster

Bjessy

 

Wolken türmen, Wolken schieben,

schneeverhangen ohne Macht

glimmt der Mond, die Flocken stieben,

fahl der Himmel, schwarz die Nacht.

Und ich fahre frei ins Weite,

Schlittenglöckchen ding, ding, ding...

Ring´s verklärt sich´s, ich entgleite,

fremd das Feld, fremd jedes Ding.

 

„Kutscher, ho!“ Ach Herr, die Pferde

mühen sich, so gut es geht,

selber seh ich kaum die Erde,

Wege sind im Schnee verweht.

Nun verliert sich noch die Spur.

Himmel hilf, wir sind verirrt.

Böser Spuk beherrscht die Flur,

seh, wie er im Kreis uns führt.

 

Schaut nur Herr, dort, wie es rackert,

wie pfeift und sprotzt und weht,

jetzt wie wildes Feuer flackert,

bald züngelnd um den Schluchtrand steht.

Dort auf jener Teufelswerst

hat der Spuk begonnen.

Da, seht doch, blitzt es – eben erst ...

und schon ist´s in nichts zerronnen.“

 

Wolken türmen, Wolken schieben,

schneeverhangen ohne Macht

glimmt der Mond, die Flocken stieben,

fahl der Himmel, schwarz die Nacht.

Die Kraft versiegt. Wir sind am Ende,

nun auch das Schlittenglöckchen stumm.

Die Pferde starr. Dort im Gelände –

Ein Wolf vielleicht? Ein alter Trumm?

 

Der Schneesturm gellt. Das Wetter schreit.

Die Pferde schnauben aufgeregt.

Glutaugen aus der Dunkelheit!

Dort, wieder hat es sich bewegt.

Die Pferde reißen, und wir fahren,

Schlittenglöckchen ding, ding, ding...

Ja, ich seh die weißen Scharen

der Gespenster weit im Ring.

 

Spielhaft und gestaltlos wallen

in des Monds verschneitem Licht

wie Blätter im November fallen

Gespenster, Spuk und Spukgesicht.

Wie viele nur! Wohin sie jagen,

welchen Sing Sang singen?

Sind es ihre Totenklagen,

ob sie Hochzeitsständchen· bringen?

 

Wolken türmen, Wolken schieben,

schneeverhangen ohne Macht

glimmt der Mond, die Flocken stieben,

fahl der Himmel, schwarz die Nacht.

Geisterschwärme taumeln, jagen

endlos fallend erdenwärts,

und ihr schmerzerfülltes Klagen

gräbt sich langsam in mein Herz.

 

 

Бесы

 

 

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Еду, еду в чистом поле;
Колокольчик дин-дин-дин...
Страшно, страшно поневоле
Средь неведомых равнин!

 

«Эй, пошел, ямщик!..» – «Нет мочи:
Коням, барин, тяжело;
Вьюга мне слипает очи;
Все дороги занесло;
Хоть убей, следа не видно;
Сбились мы. Что делать нам!
В поле бес нас водит, видно,
Да кружит по сторонам.

 

Посмотри: вон, вон играет,
Дует, плюет на меня;
Вон – теперь в овраг толкает
Одичалого коня;
Там верстою небывалой
Он торчал передо мной;
Там сверкнул он искрой малой
И пропал во тьме пустой».

 

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Сил нам нет кружиться доле;
Колокольчик вдруг умолк;
Кони стали... «Что там в поле?» –
«Кто их знает? пень иль волк?»

 

Вьюга злится, вьюга плачет;
Кони чуткие храпят;
Вот уж он далече скачет;
Лишь глаза во мгле горят;
Кони снова понеслися;
Колокольчик дин-дин-дин...
Вижу: духи собралися
Средь белеющих равнин.

 

Бесконечны, безобразны,
В мутной месяца игре
Закружились бесы разны,
Будто листья в ноябре...
Сколько их! куда их гонят?
Что так жалобно поют?
Домового ли хоронят,
Ведьму ль замуж выдают?

 

Мчатся тучи, вьются тучи;
Невидимкою луна
Освещает снег летучий;
Мутно небо, ночь мутна.
Мчатся бесы рой за роем
В беспредельной вышине,
Визгом жалобным и воем
Надрывая сердце мне...

 



 

 

 

Читайтетакже:

  1. Пушкин в Европе. К 180-летию со дня гибели Пушкина. Журнал «Партнёр», № 1 / 2017. Автор М. Плисс
  2. Пушкин в зеркале «домашнего» литературоведения. Журнал «Партнёр», № 6 / 2014. Автор Г. Ионкис
  3. Пушкин в Германии. Журнал «Партнёр», № 3 / 2007. Автор Н. Манн

<< Назад | №12 (255) 2018г. | Прочтено: 72 | Автор: Ухова Н. |

Поделиться:




Комментарии (0)
  • Уважаемые посетители, в связи с частым нарушением правил добавления комментариев нашими гостями, мы вынуждены оставить эту возможность только для зарегистрированных пользователей.


    Оставить комментарий могут только зарегистрированные пользователи портала.

    Войти >>

Удалить комментарий?


Внимание: Все ответы на этот комментарий, будут также удалены!

Топ 20

Poetry slam. Молодые русские поэты в Дюссельдорфе

Прочтено: 2946
Автор: Кротов Ю.

Сервантес и «Дон-Кихот»

Прочтено: 2197
Автор: Жердиновская М.

Русские писатели в Берлине

Прочтено: 2148
Автор: Борисович Р.

ЛЕГЕНДА О ДОКТОРЕ ФАУСТЕ

Прочтено: 2075
Автор: Нюренберг О.

Смерть поэта Мандельштама

Прочтено: 1742
Автор: Бляхман А.

ЛЕГЕНДЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ. ТАНГЕЙЗЕР

Прочтено: 1656
Автор: Нюренберг О.

Русский мир Лейпцига

Прочтено: 1474
Автор: Ионкис Г.

Литературный Рейн. Вадим Левин

Прочтено: 1468
Автор: Левин В.

Стефан Цвейг и трагедия Европы

Прочтено: 1397
Автор: Калихман Г.

Литературный Рейн. Генрих Шмеркин

Прочтено: 1369
Автор: Шмеркин Г.

Ги де Мопассан. Забвению не подлежит

Прочтено: 1259
Автор: Ионкис Г.

Мандельштам в Гейдельберге

Прочтено: 1228
Автор: Нерлер П.

«Колыбель моей души»

Прочтено: 1188
Автор: Аграновская М.

Мир русского Мюнхена

Прочтено: 1127
Автор: Фишман В.

Великие мифы испанской любви

Прочтено: 1106
Автор: Сигалов А.

Чарльз Диккенс и его мир

Прочтено: 1064
Автор: Ионкис Г.